Нур-Султан
Сейчас
24
Завтра
27
USD
425
-0.18
EUR
454
+3.50
RUB
7.3
+0.13

Измена не повод для развода у казахов — вся правда о национальных традициях

29276









Фото: dreamstime.com

Вместо предисловия…

Поехал однажды казах на арбе с запряженной в нее единственной лошадью к тестю в аул забирать свою невесту. Там его уже ждали. Невесту посадили к жениху и благословили. Молодые двинулись со двора, и лошадь, что тащила арбу, случайно запнулась о кочку. Казах кисло произнес: «Раз» – и недовольно покачал головой.

По дороге в степи лошадь попала копытом в сурочью нору и опять запнулась. Казах недовольно пробурчал: «Два» – и нахмурился.

Когда наконец добрались до аула и заехали во двор, лошадь зацепилась за какую-то корягу и чуть не опрокинула арбу. Казах, вздохнув, сказал: «Три» – и зашел в дом.

Через минуту он вернулся с ружьем, подошел вплотную к лошади и выстрелил ей в лоб. Бедная лошадь упала замертво. Молодуха в ужасе закричала: «Что ты наделал? Это же была наша единственная лошадь!»

Казах кисло произнес: «Раз» – и недовольно покачал головой. Бородатый анекдот…

Причины для развода нет

Развод в степи всегда считался делом последним и недостойным. И нежелательным. Оттого и случался крайне редко. Во всяком случае причин для развода, можно сказать, не было. А если и было, то очень мало.

Никто из-за такой ерунды, как супружеская измена, скандалы не устраивал. Я уже не говорю о таких по-настоящему серьезных вещах, как тайно оформленный кредит или невыносимый храп. Тогда из-за чего могли разбежаться супруги?

Главный фетиш казахских мужчин — вся правда о национальных традициях

Скажем, бьет. Ну это было делом житейским. Кто не бил? Мало кто. Тогда, допустим, пьет.  Да, были такие. Пили. И тащили все из дома. А не в дом. Или, опять же, ленивый. Не работает. Дома «кошма валяется, пузо чешет, потолка плюет», а детишки голодные.

Ну а скажите мне по-честному, какой нормальный казах работать любит? Казах скажет: «Пусть медведь работает, у него четыре лапы». Или: «Пусть узбеки пашут, они сарты…» Всегда так было. И до сих пор так. Узбеки строят лучше нас.

А что до развода, то в ответ на претензии супружницы муж мог взять и жениться во второй раз. Причем без предупреждения. Это для него в те времена как для нас сегодня в магазин сходить за сигаретами. А мог и в третий… При этом он не особо интересовался мнением первой жены. Подумаешь, баба чего-то там тарахтит. На то она и баба. Другое дело, когда реально что-то плохое произошло. Тогда – да. Тогда могли и развестись.

Бракоразводные разборки

Но вначале по каждому реально тяжелому случаю, если дело действительно пахло керосином и супруги сами не могли разобраться, подключались родственники с обеих сторон. Пытались влиять. Образумить.

Если не помогало, серьезно задумывались о разводе. Вернее, обращались к судьям-биям, к старейшинам, и те выносили свой вердикт. При этом у женщин прав было столько, сколько их нынче у водителей в споре с гаишником. И с этим ничего нельзя было сделать – патриархат.

Почему казахи самый гостеприимный народ — вся правда о национальных традициях

Не особо учитывалось в вопросах брака и такое зыбкое явление как любовь. Ее вообще в расчет не брали. А если быть совсем точным, как правило, ее просто не существовало. Ей не на чем было обосноваться. Женились исключительно по расчету.

Может оттого и семьи были крепкими? Союз в первую очередь держался на чувстве долга. На обязательствах. На общественном мнении – «что люди скажут?» И на привычке.

Давно замечено: романтика только мешает в серьезных отношениях. А брак в степи был делом весьма серьезным. Если не сказать, определяющим. Соответственно, и развод. Поскольку он тянул за собой имущественный передел. И опять же, приоритетное право оставалось за мужем.

Муж — вещь в хозяйстве ценная…

Может оттого и жены были покладистее? «Ну и что, что пьет. И бьет. Зато в карты не играет». «Ну и что, что в карты играет, зато по кабакам не шляется». «Ну и что, что по кабакам шляется? Все так живут, ну и чего выпендриваться?» «А чего выпендриваться? Лишь бы войны не было! Тауба-тауба, шүкір-шүкір»

В любом случае со всей ответственностью могу заявить, что в давешние времена мужей ценили больше. И ширше. Не скажу, что пылинки с них сдували, но то, что считались и терпели, так это однозначно. Не то что сейчас. В нынешние времена к мужьям так не относятся. Все кануло в Лету.

Почему у казахов все наоборот — вся правда о национальных традициях

Правда, приходится честно признать: и сам мужик нынче пошел не тот. Сами ж видите, что творится. Помнится, в свое время пытались стереть грань между городом и деревней – не получилось. Зато как-то само собой получилось стереть эту грань между женщиной и мужчиной. Причем иной раз, если вглядеться, то начисто. Не видно никакой грани.

Не думаю, что это есть хорошо. А если по правде, то просто кошмар чего творится. А в те времена мужик, каким бы он ни был, оставался мужиком и голос имел решающий. Как это происходило в реальности?

Страшное слово «Талақ»

Возьмем, к примеру, ситуацию: жена его не устраивает. По многим причинам. Скандалит, например. Обзывается. Посуду бьет. Мамой угрожает. Тогда муж мог кисло нахмуриться, качнуть головой и произнести страшное слово: «Талақ!» И умная жена, по идее, должна была заткнуться.

Если не затыкалась, он мог повторить это слово во второй раз. В надежде, что на этот раз она точно заткнется. Если совсем не безмозглая. Потому что если он произнесет это слово в третий раз, тогда все. Это конец. Это заветное слово не имело обратной силы. Это означало только одно – развод.

Что казахам можно делать только левой рукой? Вся правда о национальных традициях

И не надо было уже заламывать руки, закатывать глаза, истерить, падать в ноги, не нужно произносить заученные тексты об испорченной жизни и загубленной молодости, не надо причитать, что у других  мужья как мужья, а этот ни рыба ни мясо, что другие всю зарплату несут домой, а этот пропивает в пивнушках с футболом, будь он трижды проклят этот Рональдо…

Все это уже не имело никакого смысла. Слово, произнесенное вслух, все равно что воробей. Обратно не прилетит. И теперь муж имел полное право выгнать жену к чертям собачьим, а все ее приданое оставить у себя. Более того, еще и дети по закону оставались с ним. То есть жена оставалась вообще ни с чем. Мужа защищали древние установки, а позднее уже и шариат.

Правило трех месяцев

Выгнав, по сути, супружницу на улицу, мужчина не мог жениться сразу на другой. Ему нужно было проявить олимпийскую выдержку и подождать. Как минимум три месяца. На морально-волевых. Только после этого он мог привести домой другую. Более покладистую.

Почему именно три месяца? Потому что за это время выяснялось, не беременна ли его бывшая? Если нет, тогда он считался свободным как птица в полете. Как ветер в поле. Как кандидат в президенты после провальных выборов…

Почему казахи не отмечали дни рождения — вся правда о национальных традициях

А бывали случаи, когда супруги сходились заново. Передумали, например. Погорячились типа. Правда, это происходило еще реже, чем собственно развод. При каких обстоятельствах это разрешалось?

Представим, что муж произнес-таки это страшное слово – талақ. НО! Не три раза, а два. В таком случае – да. Еще оставалась лазейка. Еще не все потеряно. Можно и сойтись.

Правда, если супруги решали жениться снова, жена должна была пройти формальный обряд. То есть выйти замуж за кого-то другого и официально с ним разойтись. Без выполнения супружеских обязательств.

Так в свое время поступали многие эмигранты первой и второй волны, бежавшие из Советского Союза по поддельным документам. Пересекали границы как супруги, а оказавшись на Западе, шли разводиться. У нас такой вариант повторного брака назывался талахат. Как это называлось у эмигрантов, я не знаю. Финт ушами более подходит по смыслу.

Правило трех измен

Женщина тоже, конечно, могла первой инициировать развод. Но перечень ее претензий был весьма ограничен. К примеру, она могла поступить так, как поступают девяносто девять с половиной процентов сегодняшних жен. То есть пожаловаться судьям, что муж ей изменяет.

Судьи бы в таком разе все дружно посмеялись и попросили ее заняться каким-нибудь полезным делом. Ну, скажем, помыть детей. Или же нарубить дров. Коров подоить. А мужу ейному могли сделать внушение типа:

Кому из казахов повезло с родственниками – вся правда о национальных традициях

«Прекрати, скотина, бегать на сторону, у тебя и так уже двенадцать ртов!»

Мужу в таком случае достаточно было дать судьям обещание, что он перестанет бегать: «Чтоб я сдох!» – и все. И брак сохранялся.

Если женщина вновь ловила его с поличным и снова обращалась в суд, в таком случае судьи могли еще раз посмеяться и сделать повторное внушение мужу типа: «Эй, придурок! Ты можешь делать это умнее? Как все. Как тот же Бейсен (Сарсен, Сейсен, Жапаргали…), например. Еще раз поймаешься, мы тебя защищать не станем!» Муж обещал больше не ловиться: «Не сойти мне с этого места!» – и брак сохранялся.

Но если и в третий раз жена застукивала засранца «за преступлением», тогда судьи сильно удивлялись, заносили ответчика в свою красную книгу и давали разрешение на развод («Извини, дружище, но ты всех нас компрометируешь!»). При этом имущество делилось поровну, а дети все равно оставались с жизнелюбивым отцом.

Как казахи французов шокировали — вся правда о национальных традициях

Кстати, чуть не забыл. На любом этапе бракоразводного процесса, если муж становился вдруг паинькой, начинал пылесосить в доме, выбивать ковры, мыть посуду, бегать в супермаркет за покупками, делать подарки теще, демонстративно переставал гулять и оставался ночевать дома с женой, ее претензии считались необоснованными. Все ведь видели, что муж был дома с 10 вечера до 7 утра, и могли выступить свидетелями в суде! В таком случае судьи могли и отклонить ее иск.

Веская причина для развода

Развод безоговорочно допускался лишь по одной причине. Если женщина могла доказать, что ее муж не способен выполнять свои прямые супружеские обязанности. Ну… те самые. Самые важные. Но это еще следовало доказать. А как ты это докажешь? Дипломированных сексопатологов в степи тогда еще не было. А какой настоящий казах признается в том, что он это… ну как бы это… Ну… не может?

Словом, женщина могла избавиться от своего мужа лишь при условии, что в это дело вмешается Его Величество Случай и если только Всевышний услышит ее молитвы… Кобелину мог переехать трамвай в городе. Или могло прибить балкой где-нибудь в баре с кружкой пива в руке.

А если не сильно утрировать, конечно, семью старались сохранить всем миром. Потому что семья – это начало всех начал. Основа основ. А жена – это самое главное богатство мужчины. Она дороже всего. Даже дороже коня.

© «365 Info», 2014–2022 info@365info.kz, +7 (771) 228-04-01
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter