Нур-Султан
Сейчас
22
Завтра
27
USD
425
-0.18
EUR
454
+3.50
RUB
7.3
+0.13

Когда женщине разрешено ходить «налево» — вся правда о национальных традициях

9277









Картина «Невеста-вдова», художник Е.Сидоркин

Но, опять же, допустим, прибило-таки балкой. Или трамвай-таки переехал. Что тогда?

Как я уже говорил, вдова (жесір әйел) выходила замуж за брата покойного. Левират называется по-научному. Әменгерлік – по-нашему. При этом возраст брачующихся роли не играл. Бывало, брату покойного накануне стукнуло семьдесят восемь, а вдове – двадцать пять. Или же наоборот: ей – сорок два, а жениху – двенадцать. Неважно. А что важно?

Измена не повод для развода у казахов — вся правда о национальных традициях

Важно, что все имущество оставалось в семье. И делилось поровну между наследниками и ближайшими родственниками. Кстати говоря, и дети оставались тут же. В роду. И никого в детский дом сдавать не приходилось. Да и не было никогда в степи детских домов и интернатов. Отсюда поговорка: «Аға өлсе жеңге мұра, іні өлсе келін мұра» – «Коль умрет старший брат, в наследство достанется сноха, то есть его жена, а если умрет младший, в наследство достанется невестка».

Как заставить женщину думать

Случались, конечно, и тут разные драмы. Например, вдова не хотела замуж за деверя. Не хотела, и все. Что делать тогда?  Вначале, естественно, уговаривали. Наваливались всей толпой. Говорили:

– Посмотри, какой он душка! За ним три табуна лошадей. И овец – немерено! – Ну и что – что маленький. Он же не вечно таким будет. Он вырастет!

– А посмотри на Кульпаш! Ей ващще повезло как утопленнику. Ей достался братан, которому вчера девяносто отметили!

Но если вдова и на эти уговоры не соглашалась, тогда ее привязывали к четырем столбам железными цепями и оставляли думать. Так делали давным-давно. В незапамятные времена.

Как правило, вдова думала недолго. И соглашалась. И все радовались и начинали праздновать.

Строптивую не укротишь

Но случалось, что не у каждого покойника оказывался брат. Случалось, что в роду он был один. Тогда вдове предлагали на выбор других его родственников. Пожалуйста – кто тебе больше по душе? В любом случае за чужака она не могла выйти. Это считалось вообще недопустимым и аморальным поступком.

Был, правда, один забавный случай, о котором писал в своих воспоминаниях некий капитан Израсцов М. Н., побывавший в дореволюционной степи. Он оставил такую историю.

Главный фетиш казахских мужчин — вся правда о национальных традициях

Одна вдова отказалась выйти замуж за брата покойного. К столбам ее не стали привязывать, попытались уговорить так. Ни в какую. Уперлась, и все. В те времена таких женщин в степи фактически не было. Это сейчас в каждом втором доме такие сидят. И творят что им вздумается. А тогда – нет. Тогда это был просто вопиющий случай.

Не хочу, говорит, за этого, хочу за другого. И называет имя. А он никакой им не родственник. Ну, может быть так себе, седьмая вода на киселе: казахи же все родственники. И что тогда решили?

По обычаю вдова должна была покинуть дом, как все нормальные вдовы, через дверь. А тут – нельзя. Традиция запрещает. И тогда все, кто был в юрте, сказали: катись мол, дорогуша, куда хошь, раз такая разборчивая, мы тебя не держим. И загородили дверь изнутри.

Тогда эта сильно умная и находчивая мадама приподняла край юрты и пролезла наружу под кереге, благо у юрты каркас деревянный. Решетчатый. С тем и свалила. Правда, в чем была – в одном платье. Но это был один такой факт на тысячу. А может и вообще единственный за всю историю степи.

Если умирала жена…

Обычно все решалось полюбовно. К вдове относились с сочувствием. И с уважением. Все-таки она часть большой семьи. Одного рода. И негоже, чтобы женщина осталась одна и остаток жизни куковала в одиночку. Не выходили замуж только те, кто в почтенном возрасте. Их оставляли в покое. Как сама решит, так оно и будет.

Как казахи язык животных учили — вся правда о национальных традициях

Однако жизнь – самый изобретательный сценарист. Она придумывала все новые сюжеты. И при каждых новых обстоятельствах вступали в силу разные варианты выхода из ситуации. Если случалось все наоборот и вдруг умирала жена, тогда вдовец мог жениться на ее младшей сестре. Причем не дожидаясь окончания траура. Балдыз алу называлось. Сорорат по-научному.

Калым при этом тоже выплачивался. Правда, не в полном размере. Платили меньше. Балдыз қалым. Это тридцать семь кобыл. (В полном калыме – сорок семь.) Если жена умерла, так и не родив детей, родителям возвращались ее саукеле и лошадь, на которой она приехала. Если же за ней оставались дети, ничего не возвращалось.

Обе эти традиции – левират и сорорат – уходят корнями в глубокую древность. В эпоху гуннов и саков. Затем, правда, они слегка модифицировались с приходом ислама, но суть их осталась прежней. Согласно ей род не должен прерываться, очаг в доме не должен гаснуть, а дети не должны расти сиротами. По-моему, это мудро.

И главный ответ на вопрос, зачем жениться, выходить замуж и ни в коем случае не разводиться, имел несколько ответов. Главный из них – ради продолжения рода. Продолжения жизни.

Когда измена женщины считается во благо

И тут мне на память приходит одна традиция, которая весьма не нравится нынешним морализаторам. Впрочем, ее и традицией-то не назовешь. Так, щекотливое положеньице, из которого надо было как-то выбираться. И надо сказать, раньше выбирались. Это я про то, когда мужчина по тем или иным причинам не мог иметь детей. Здоровье там подвело или еще что.

Тогда жена имела право с ведома мужа, естественно, тайно посещать какого-нибудь орла на стороне. И если в результате таких посещений женщина добивалась своей цели, то есть если она беременела, ее «проступок» считался правильным и не подлежал осуждению.

Почему казахи верят в случай и выбирают соседей — вся правда о национальных традициях

Она ведь не ради утех бегала на сторону. Она по делу ходила. Даже поговорка существовала на эту тему: «Ұрлық қыл да мал тап, ойнас қыл да бала тап». Очень спорное, конечно, по нынешним временам, утверждение, но, как говорится, из песни слов не выкинешь. А переводится примерно так:

«Захочешь разбогатеть – воруй, а захочешь залететь – найди подходящего производителя».

И люди такую женщину прощали. Сочувствовали ей. И даже в каком-то смысле поощряли, оправдывали. Не могу сказать, что так оно было заведено и практиковалось повсюду. Но что было, то было. И никто из-за этого по судам не бегал и на развод не подавал.

© «365 Info», 2014–2022 info@365info.kz, +7 (771) 228-04-01
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter