Нур-Султан
Сейчас
-8
Завтра
2
USD
433
0.00
EUR
506
0.00
RUB
5.47
0.00

«Зеленой» экономике альтернатив нет, ее внедрение стоило бы ускорить — эксперты

269
фото: proteh.org

Сейчас доля возобновляемых источников энергии в производстве электроэнергии у нас немногим более 1%. А планировалось не менее 3%.

Окончание. Читайте также первую часть.

Компании начали больше вкладываться в экологию

Ерлан Смайлов, руководитель аналитической группы «Кипр» отметил, что

подходы к проблемам экологии у стран ЕАЭС схожи, поскольку похожи структуры экономик

— Плюс в том, что Казахстан обращает внимание на проблемы. Задачи государства выполняются – ставятся регуляторные и административные ограничения, соответствующие контролирующие органы оказывают конструктивное регуляторное давление на компании или на население, заставляя соблюдать экологические нормы. В этом направлении ведется и дальнейшая работа. Это было четко обозначено в сентябрьском послании президента Казахстана, — сказал он.

Зачем Казахстану зеленая экономика?

В результате компании начали больше вкладывать в экологию. По информации министерства экологии, геологии и природных ресурсов,

в 2019 году недропользователи инвестировали 174 млрд тенге в улучшение экологичности технологий

Что касается перспектив «зеленой» экономики, здесь важно, чтобы вопрос находился в актуальной повестке, а проекты возобновляемых источников энергии внедрялись и дальше.

— Однако я ознакомился с отчетом профильного министерства по его стратегическому плану на 2017-2021 годы.

Доля предприятий в Казахстане, которые используют «зеленые» технологии, составляет всего 1,6%

Министерство провело мониторинг 8,5 тыс. предприятий различного размера. Получается, «зелеными» производителями из них являются всего около 140, — подчеркнул Смайлов.

И добавил, что доля утилизации производственных отходов по отношению к их образованию по итогам 2019 года составляет всего 34%. Тот же показатель у ТБО — 14%.

«Зеленой» экономике мешают развиваться высокие субсидии на традиционные энергоисточники

Айжан Скакова, директор НИИ проблем экологии, утверждает, что темпы развития «зеленой» экономики у нас явно недостаточны.

— За последние 10 лет ВВП страны увеличился в 4,6 раза, а рост промышленности — в 2,9 раз. В основном за счет увеличения экспорта нефти, полезных ископаемых и объемов промышленного производства. В это же время доля расходов Казахстана на защиту окружающей среды за этот же период выросла с 0,35 до 0,6% ВВП. В то время как

экологической программой ООН рекомендованный уровень финансирования должен быть не менее 2% от ВВП страны,

— подчеркнула она.

Скакова сослалась на выводы международных экспертов, что развитию возобновляемых источников энергии (ВИЭ) мешают следующие факторы:

  • высокие субсидии на традиционные источники энергии,
  • низкие цены на электроэнергию,
  • ограниченная нормативно-правовая база.

Сейчас доля ВИЭ в производстве электроэнергии у нас немногим более 1%. А планировалось не менее 3%.

Казахстан обладает высоким потенциалом возобновляемых источников энергии — эксперт

— Что касается управления отходами, реализуется программа модернизации систем переработки твердых бытовых отходов. Но здесь также слабо развиты вопросы, связанные с нормативно-правовой базой. Управление водными ресурсами — это одна из самых масштабных проблем.

Имеется недостаточное стимулирование сбережения воды в разных секторах, особенно

в сельском хозяйстве, где потери достигают до 60-70%

В наличии устаревшая инфраструктура управления водными ресурсами из-за недостаточного инвестирования. Отсутствует достойная информационная база по водным объектам, — сказала Скакова.

Также она отметился, что большинство целевых показателей «зеленой» экономики не выполнены либо реализуются неэффективно. Помехи надо устранять, иначе все так и останется на уровне желаний и мечтаний. В заключение эксперт предложила

утвердить национальный проект «Экология» по примеру России с адекватным финансированием из бюджета

Вопрос водных ресурсов в Центральной Азии стоит очень остро

Акимжан Арупов, директор Института мировой экономики и международных отношений, подчеркнул важность сотрудничества по вопросам экологии с партнерами в Центральной Азии, ЕАЭС, СНГ. Тем более, что у нас есть общие проблемы: трансграничные водные ресурсы, загрязнение воздуха и так далее.

— Ситуация в Узбекистане с прорывом дамбы действительно показала, что

при возникновении каких-либо катастроф в одной стране ее соседи оказываются незащищенными

Поэтому хотя бы в рамках ЕАЭС необходимо инициировать создание некоего экологического кодекса, даже экологической конституции, благодаря которым страны могли бы в определенной мере руководствоваться. Я думаю, для Казахстана это было бы выгодно, — сказал он.

В прорыве дамбы в Узбекистане могут обвинить… рыбу

Также он добавил, что на республиканском и городском уровнях крайне необходим общественный контроль.

Ни одно решение, которое может повлиять на экологию, не принималось без консультации со специалистами

Адиль Каукенов, директор Центра китайских исследований China Center,
поднял тему экологических вопросов в центральноазиатском регионе, которые могут быть чреваты конфликтами. Причиной тому разница интересов.

— Гидроэнергетика важна для Кыргызстана и Таджикистана, но в низовьях региональных рек находятся Казахстан и Узбекистан. У них есть экологические опасения по отношению к «верхним» странам. А те, соответственно, думают, что «нижние» страны навязывают им свою волю, — сказал он.

Эксперт припомнил, что когда Таджикистан строил Рогунскую ГЭС, проект начали критиковать узбекские власти. Они опасались, что из-за нее не будет хватать воды странам ниже по течению Амударьи.

— В Центральной Азии вопрос водных ресурсов стоит острее, чем во многих других регионах. И для Казахстана в том числе. Потому что истоки всех наших крупных рек находятся вне пределов страны. Трансграничные реки для Казахстана вопрос больной, — сказал он.

Китайский опыт заставляет задуматься

Также Каукенов рассказал об экологическом опыте Китая. Там сегодня относятся к охране окружающей среды как к одной из фундаментальных государственных политических установок. Задача для Китая до 2030 года — сделать экономику «зеленой» в основных регионах.

В 2016 году Китай объявил о плане по созданию системы «зеленых» финансов. С  такой инициативой он выступил первым в мире. В Китайской ассоциации индустрии охраны окружающей среды считают, что

усиленная охрана окружающей среды дала импульс смежным отраслям

Ожидается, что общие доходы этой отрасли Китая составят в 2020 году порядка 300 млрд долларов США.

— Еще в 1994 году китайское правительство обнародовало белую книгу «Народонаселение, окружающая среда и развитие Китая в XXI веке». В ней изложены генеральная стратегия, политические установки и программа действий, нацеленные на продолжительное развитие Китая. При четвертом поколении лидеров КНР во главе с Ху Цзиньтао, которое пришло к власти в начале 2000-х годов,

экология вошла в пятерку наиболее существенных государственных задач для Китая

Тогда же ныне действующий председатель КНР Си Цзиньпин, еще как и. о.  губернатора богатой провинции Чжэцзян, сказал, что «Зеленые горы и изумрудные воды — бесценное сокровище», — сказал Каукенов.

Социальная повестка пока для нас важнее экологической

Также в Китае стимулируют быть более экологичными и самих граждан. Например, электроскутеры практически полностью вытеснили бензиновые мотоциклы и мопеды, особенно в крупных городах. Везде установлены солнечные панели и ветрогенераторы.

— Прежде всего это осуществляется за счет вливаний государства, которое всячески стимулирует «зеленую» энергию. Приведу один пример. В пекинском университете если профессор приезжает на работу на автомобиле, должен заплатить вузу за въезд на его территорию. И сумма отнюдь не маленькая. Если профессор приезжает на работу и декларирует, что отказался от транспорта на двигателе внутреннего сгорания, ему выдаются денежные дотации на транспорт, квота на приглашение иностранного гостя и трансфер из аэропорта. Также он ничего не платит, если имеет электромобиль, — сказал Каукенов.

За примирение США и Китая придется заплатить Евросоюзу

Мадина Нургалиева, советник директора КИСИ, считает, что экологическая повестка в ЕАЭС постепенно развивается.

Однако эти тренды сопряжены с уровнем и качеством жизни населения

— Как показывает ряд социологических исследований во всех странах-участницах ЕАЭС, для рядового человека в перечне проблем

экологическая повестка пока еще уступает по своей значимости социально-экономическим аспектам

Иначе говоря, вопросы, связанные с уровнем дохода и наличием работы, остаются первостепенными. Вместе с тем уже сейчас растут запросы экологического характера – качество воды, воздуха, экологичность различных товаров, — сказала Нургалиева.

Какие задачи нужно выполнять в первую очередь?

Леся Каратаева, главный научный сотрудник КИСИ, упомянула публикацию Международной группой экспертов Специального доклада о глобальном потеплении на 1,5˚C.

— Авторы доклада обращают внимание на то, что времени на «раскачку» уже не осталось. Экологической катастрофы удастся избежать только в том случае, если к 2030 году уровень выбросов в атмосферу двуокиси углерода (CO2) сократится на 45% по сравнению с показателем 2010 года, а к 2050 году и вовсе будет сведен к нулю. Таким образом,

никаких других приемлемых альтернатив, чем переход к «зеленой» экономике, у нас нет,

— заявила она.

Сейчас перед нами стоит ряд задач. В выступлении Каратаева отметила три.

Первая — ревизия концептуального видения вопроса и адаптация нормативно-правовой базы к современным требованиям и возможностям.

— В этом году «Концепции о переходе РК к зеленой экономике» исполнилось 7 лет. За этот период произошли серьезные изменения — ООН были приняты Цели устойчивого развития, начался переход к новому технологическому укладу, появилось понятие Индустрии 4.0 и т. д., — сказала она.

Вторая — пересмотр принципов хозяйственной деятельности.

— Сама идея перехода к «зеленой» экономике ни у кого сопротивления не вызывает. Однако вопросы возникают на уровне практик. Многие предприятия не готовы к изменению технологического процесса. С другой стороны, сам по себе факт замены действующих технологий на более экологически чистые к ожидаемым изменениям не приведет. Для этого следует изменить принципы хозяйственной деятельности, — подчеркнула Каратаева.

Например, раньше при разработке программ не учитывалась экологическая составляющая. И воздействие можно было оценить только уже «по факту», то есть когда все сделали. Сейчас требуется превентивный характер.

Сограждане чаще выбирают «экономично выгодно», чем «экологично»

Третья — формирование действительно экологического мышления у населения.

— Приведу в пример жителей Германии, которые при выборе места работы или жительства учитывают расстояние между этими двумя точками. Чтобы можно было добираться на велосипеде или самокате. Казахстанцы же в случае необходимости выбора между «экономически выгодно» и «экологически выгодно» чаще выбирают первое, — сказала эксперт.

В качестве примера она рассказала, что

в Алматы во время введенных карантинных ограничений в 60 (!) раз сократилась концентрация фенола,

а также других вредных примесей, хоть и не в таких пропорциях.

— Однако снятие ограничений показало, что даже наглядные результаты не мотивируют наше население к отказу от личного автотранспорта, — посетовала Каратаева.

© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter