Нур-Султан
Сейчас
0
Завтра
4
USD
434
0.00
EUR
516
0.00
RUB
5.61
0.00

Антиядерное движение — бесценный дар Казахстана человечеству — обзор иноСМИ

Источник — e-history.kz

Ежегодно с 2010 года 29 августа отмечается Международный день действий против ядерных испытаний. Эта важная дата появилась в мировом календаре по инициативе Казахстана и является неоценимым даром человечеству.

Этот дар, основанный на отказе от самого разрушительного и опасного из когда-либо созданного оружия, служит напоминанием, что разработка, производство, испытания, накопление и использование ядерного оружия подрывают истинную безопасность, причиняют смерть и несут разрушения и неисчислимые страдания людям всего мира. Более того — ставят под угрозу существование жизни на Земле.

Рождение Полигона

В эпоху, когда нарастают кризисы и быстро ухудшаются социальные и природные системы, можно легко забыть, что в «старые добрые времена» (до 2020 г.), развивая и расширяя свои ядерные арсеналы с 1945 по 2017 гг., девять стран провели более 2 тыс. испытаний ядерного оружия, половину из них в Соединенных Штатах.

Санитарная авиация в коме: о чем молчат врачи?

Первые ядерные державы испытывали оружие вдали от собственных территорий и населения. На протяжении десятилетий США, Великобритания и Франция взрывали ядерные бомбы на тихоокеанских атоллах Бикини, Эниветок, Киритимати, Фангатауфа и Муруроа, а также в пустынях Алжира, Австралии и на юго-западе Америки. Китай проводил испытания на испарившемся соленом озере Лобнор в Синьцзяне — земле, на которой в основном проживают уйгуры.

Для Советского Союза местом испытаний стала степь на северо-востоке Казахстана (в то время Казахская ССР) — Семипалатинский испытательный полигон. Его называли кратко — Полигон. Именно так, с большой буквы.

Он был огромен — 18 тыс. кв. км, почти вдвое больше Пуэрто-Рико, и далеко от Москвы — 3 500 км. Это обеспечивало Полигону анонимность и изоляцию на обширном плоском ландшафте.

В том месте, которое специалисты ядерной энергетики часто ошибочно описывают как «необитаемое»

Ошибка ценою в смерть

С советской точки зрения, для испытания ядерного оружия это было идеальное место. С 29 августа 1949 года и до 29 августа 1991, даты закрытия Полигона, СССР провел 456 ядерных испытаний (более 100 из них — атмосферных) на земле, которая была колыбелью казахской литературной и интеллектуальной культуры.

Мало кто обратил внимание, что это родина известных поэтов Мухтара Ауэзова, Шакарима Кудайбердиулы и Абая Кунанбаева — отца казахской литературы и философии (представьте себе испытания ядерного оружия в Стратфорде-на-Эйвоне).

То, что советские ядерные проектировщики считали бесплодным и пустым, для местных жителей было древним священным ландшафтом

Здесь были традиционные пастбища для выращивания лошадей, овец, коз, крупного рогатого скота и верблюдов. Вдоль реки Иртыш в степи росли реликтовые сосновые леса, с участками ели, пихты, осины и вяза. По земле бродили сайгаки, аргали, лоси и рыси, а в небе парили хищные птицы.

Четыре десятилетия испытаний ядерного оружия превратили Советский Союз в державу, способную конкурировать с США. Но за эти годы были отравлены воздух, вода и земля, посеяны семена страданий и смерти для 1,5 млн человек.

Есть деньги на еду, но нет на одежду — появляется новый слой общества?

У жителей городов и сел вокруг Полигона повышены показатели по онко- и сердечно-сосудистым заболеваниям; врожденным дефектам (дети, рожденные с отсутствующими или лишними пальцами и конечностями, гидроцефалией), регистрируется душераздирающе высокий уровень психических заболеваний, которым подверглось следующее поколение еще до того, как младенцы покинули утробу матери.

Общая боль — общая ответственность

Доктор Тогжан Касенова, старший научный сотрудник Центра политических исследований Университета Олбани, эксперт по ядерной политике и нераспространению, говорит, что хотя бомбы, нанесшие ущерб ее стране, принадлежали СССР, спустя почти тридцать лет после провозглашения независимости ответственность за заботу о своем собственном народе должен разделить весь Казахстан.

Признавая историческую правду об испытаниях, Касенова говорит:

«Мы не должны так сильно полагаться на помощь извне. Мы должны сами себе помочь».

Сюда входят несовершенные меры по предоставлению медицинских услуг, социальной и экономической помощи и т. д.

«Жертвы ядерных испытаний заслуживают внимания, легитимации, заботы и поддержки и власти, и остального населения Казахстана», — сказала Касенова.

Казахстанская Хибакуся

В августе 2019 года Касенова объединилась с Алимжаном Ахметовым, директором Центра международной безопасности и политики — казахстанской неправительственной организацией, которая занимается ядерным разоружением и международной безопасностью.

Они побывали в маленьких городках и деревнях вокруг Полигона и взяли интервью у четырех поколений жертв ядерных испытаний.

Фильм о подвиге Рахимжана Кошкарбаева: зачем он нужен сегодня?

«Видеть это очень страшно», — сказал Ахметов, описывая семьи, чьи дети умерли в раннем возрасте или страдали от болезней и врожденных дефектов.

В этом районе высокий уровень самоубийств, у многих психические расстройства и проблемы развития. Многие годы люди чувствовали себя преданными Советским Союзом, но теперь, по словам Ахметова, они думают, что их предает собственное правительство.

В последние годы Ахметов и другие помогли жертвам ядерных испытаний в Казахстане путешествовать, чтобы поделиться своим опытом. Среди них такой влиятельный оратор, как художник Карипбек Куюков, родившийся без рук, но став известным художником. Эти люди от имени пострадавших от ядерной катастрофы во всем мире смогли рассказать свои истории в рамках проекта АТОМ.

Стабфонды съели миллиарды тенге, но цены на продукты не сдержали

Один из главных приоритетов Ахметова — сохранить ядерное наследие Казахстана и не потерять информацию, полученную из первых рук. Подобно тому, как японцы сохраняют опыт хибакуся (выжившие после ядерного оружия) в Хиросиме и Нагасаки, Ахметов тоже хочет задокументировать истории своего народа.

«Мы должны записать это и сохранить для наших будущих поколений. Мы должны сохранить эти воспоминания, чтобы помнить, как это ужасно», — говорит Ахметов.

Помимо этого, он хочет, чтобы каждый человек в мире считал ядерное разоружение своей личной ответственностью. Он понимает, что многие политики готовы легко забыть или проигнорировать опыт Казахстана, но добавляет:

«С ядерным оружием каждую секунду у нас есть риск ядерной войны».

Почему Казахстан?

Как гражданское антиядерное движение в Казахстане смогло вырасти до такой степени, что привело к прекращению ядерных испытаний на Полигоне, и вызвать потрясение по всему миру?

Касенова говорит, что к развитию событий привело сочетание нескольких благоприятных факторов в конце 1980-х годов. Здесь надо отметить Михаила Горбачева и политику гласности (открытости), новое законодательство, уменьшающее политические ограничения на определенные виды природоохранной деятельности, и недовольство Москвой по поводу растущей социальной и экономической нестабильности в советских республиках.

В новом алфавите заложена угроза казахскому языку — обзор казСМИ

Не надо забывать и о важной роли, которую в деле отказа от ядерного оружия сыграл известный казахский поэт Олжас Сулейменов, получивший поддержку со стороны казахстанских официальных лиц как харизматичный и эффективный лидер. Но Касенова подчеркивает наряду с этим и решающую роль обычных граждан. Несмотря на этнические различия, люди объединились и отважно протестовали против советской ядерной мощи.

В 2005 году Казахстан и его четыре соседа приняли проект договора о зоне в Центральной Азии, свободной от ядерного оружия. Четыре года спустя по настоянию Казахстана Организация Объединенных Наций объявила 29 августа Международным днем действий против ядерных испытаний.

Как сегодня выглядит ядерная справедливость? Касенова объясняет:

«Для меня справедливость — это признание боли жертв ядерных испытаний, практическая помощь в решении любых проблем, которые у них есть. А также признание безумием на высоком политическом и международном уровнях, что мы все еще живем с этим оружием».

Атомная бабочка

Дэрил Кимбалл, исполнительный директор Ассоциации по контролю над вооружениями, базирующейся в Вашингтоне, в своем экспертном анализе говорит, что в прекращении ядерных испытаний Казахстан сыграл важную, хотя и недооцененную роль.

Он указывает, как правительственные чиновники в течение десятилетий лгали мировому сообществу о ядерных испытаниях в Тихоокеанском регионе, Центральной Азии и Северной Америке.

Почему казахи не хотят возвращаться на родину — обзор казСМИ

Когда эти общины встречаются, Кимбалл говорит:

«Это очень мощно, я видел это воочию, когда некоторые из жертв и выживших, занимающиеся этими проблемами в Казахстане, впервые встречаются с кем-то из южной Невады и понимают, что у них больше общего друг с другом, чем со своими правительствами».

«Это замечательно, когда есть люди, которые трудились в тени заводов по производству ядерных бомб и грибовидных облаках после ядерных испытаний, работают вместе, чтобы остановить ядерные испытания и производство ядерного оружия».

Экономикой Казахстана управляют чиновники без «низового» опыта — Спанов

Кимбалла тронул тот факт, что антиядерные усилия Казахстана получили название движения «Невада-Семипалатинск» после того, как активисты из нации западных шошонов, по праву владеющая землей, на которой находится испытательный полигон Невады, прибыли в Казахстан, чтобы предложить свою поддержку.

«Я думаю, это сильная сторона связей между пострадавшими во всех этих разрозненных местах».

Он отмечает важность эффекта бабочки, который антиядерное движение Казахстана оказало на ускорение резкого сокращения ядерных испытаний взрывных устройств во всем мире. За закрытием полигона в 1991 году последовал односторонний советский мораторий на испытания. В свою очередь он привел к мораторию США на ядерные испытания сроком на один год.

Стоит ли проверять хрупкость мира?

В 1993 году мораторий был продлен и привел к многосторонним переговорам по Договору о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), который был заключен в 1996 году.

С тех пор испытания ядерных взрывных устройств проводили только три страны — Индия и Пакистан (в 1998 г.) и Северная Корея (между 2006 и 2017 гг.). И хотя ДВЗЯИ не вступил в силу, как говорит Кимбалл, он ввел де-факто глобальный мораторий на ядерные испытания.

Но при этом Кимбалл отмечает: в 2020 году официальные лица администрации Трампа признали, что рассматривают возможность проведения в США первого с 1992 года испытания ядерного взрывного устройства.

В мае переговорщик Трампа по контролю над вооружениями Маршалл Биллингсли пригрозил России и Китаю «небытие» в новой гонке вооружений. Несмотря на то, что пандемия коронавируса унесла жизни десятков тысяч американцев.

Кимбалл предупреждает, что мораторий на ядерные испытания хрупок.

«Мы не можем считать самим собой разумеющимся тот факт, что сегодня нет ядерных испытательных взрывов».

Автор: Джон Летман — независимый журналист, освещающий права человека, окружающую среду и влияние внешней политики США в Азиатско-Тихоокеанском регионе

Самое читаемое
© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter