18+
Нур-Султан
Сейчас
27
Завтра
24
USD
384.87
0.00
EUR
432.52
0.00
RUB
6.11
0.00

За что у гаишников жезл отобрали: факты из истории ГАИ

Полосатый атрибут инспекторов дорожного движения использовался не по назначению.

После многочисленных реформ органов внутренних дел инспекторы дорожного движения исчезли с наших дорог как класс. Тем не менее история бывшего подразделения полиции Алматы изобилует интересными фактами.

Вплоть до 3 июля 1936 года такого органа как государственная автоинспекция (ГАИ) в Советском Союзе не было. Именно в этот день Совет Народных комиссаров СССР своим постановлением утвердил основополагающий документ — Положение о ГАИ Главного управления Рабоче-Крестьянской милиции НКВД СССР.

Основными задачами инспекции стали борьба с аварийностью на дорогах, контроль за подготовкой водителей. Также в обязанности новой структуре вменили

разработку технических норм эксплуатации автотранспорта, его количественный и качественный учет

А вот жезл регулировщика был и до этого, еще с царских времен. На какое-то время о нем забыли, но в 1925 году этот символ всемогущества на дорогах понадобился. Тогда в СССР ввели обязательное регулирование на значимых перекрестках. В органах внутренних дел появились Отделы регулирования уличного движения – ОРУД.

Один на весь Алматы

Некоторое время в Алматы некто, чье ФИО не сохранилось в истории, был в городе единственным орудовцем. Его можно смело назвать гаишным праотцом. Хотя имя его и не сохранилось, но точно известно, что сделал он неплохую карьеру.

Сначала был постовым милиционером, а когда сформировали ОРУД, стал первым регулировщиком движения. В часы пик (да, они были уже тогда) он забирался на тумбу в центре перекрестка и руководил транспортом во избежание образования пробки. В то время самым важным и потому проблемным считался перекресток улиц Пишпекской (Панфилова) и Командирской (Богенбай батыра). Именно здесь построили первый Дом правительства, тогда он назывался Дом Совета Народных Комиссаров.

Всегда ли Алматы был городом-садом? История мифа

Посмотреть на работу регулировщика приходили горожане. Стоял он на тумбе по стойке смирно, четко выполнял повороты налево, направо и кругом.

При этом размахивал руками в перчатках-крагах — жезлов в ту пору в Алматы еще не было

Позже, в 1957 году, когда Дом Правительства построят на улице Комсомольской (Толе Би), между улицей Панфилова и проспектом Коммунистическим (Абылай хана), регулировщики будут стоять здесь. А на Пишпекской и Командирской, и не только на них, установят светофоры.

Когда алматинский ОРУД наполнили регулировщиками по полной штатной численности, тот, который был первым, стал начальником отдела.

Жесткий, взяток не берет

В те времена начальник ОРУДа имел право отбирать водительское удостоверение на свое усмотрение. И потому ежевечерне в отдел регулирования уличного движения держать ответ перед вершителем их судеб приходили проштрафившиеся водители.

Гаишные байки, что сохранились в памяти старожилов, повествуют:

«Хоть и не злобного нрава был начальник, но дисциплину уважал пуще всякого другого. К досаде своей имел дефект речи – заикался. И ужас как не любил, чтобы его передразнивали».

Так вот, каждый вечер на разбор «залетов» в ОРУДе собирались водители машин и кобыл. В те годы, о которых идет речь, именно так и было: конная тяга еще соперничала с двигателями внутреннего сгорания. Для справки:

в автобусном парке №1 в 1932 году числилось: 45 бричек, 5 фаэтонов, 100 лошадей и 12 автомобилей

Шоферы выстраивались в одну шеренгу, и начиналось:

— П-п-перевести в слесаря! – выносил вердикт начальник ОРУДа за проезд на красный свет.

— А ты п-п-п-очему сигналил в центре города?

— Дык люди бежали через дорогу!

— «Д-д-д-д-дык»! – передразнивал водителя прообраз будущего начальника ГАИ.

— В-в-в-вот теперь иди и на память выучи с-с-статью п-п-правил о подаче си-сигналов в городах и д-д-других населенных пунктах.

— Так, опять ты к нам с пе-пе-перегаром попал? —  смотря водителю прямо в глаза, вопрошал шеф уличной регулировки.

— Да я только кружечку пива выпил… — оправдывался тот.

— Па-а-а-кажи мне эту пивнушку, в которой наливают такое крепкое пи-пи-пиво, я-а-а тоже в нее бу-у-уду ха-адить. А пока сдай машину — и в слесаря…

Взяток начальник не брал.

И подчиненных за то карал строго – увольнял немедленно

Правда, «дополнительный паек» к жалкому жалованью ОРУДовцы все же имели. Так сказать, натурой.

Помидор не взятка

По осени они регулировали движение на въездах в город. Следили за чистотой транспорта и внешним видом водительского состава. К слову, первые правила дорожного движения опубликовали еще в Российской империи в 1909 году. И вменили строго соблюдать их всем самодвижущимся и гужевым транспортным средствам, которые обязывались уступать дорогу «… крестным ходам и похоронам, иным процессиям, пожарным обозам, проходящим частям войск, арестантским партиям». Уже тогда поняли, что основная причина аварийности, это превышение скоростного режима движения, и ограничили его 12 верстами в час (1 верста – 1067 метров).

А по советским правилам предвоенных лет

шофер обязан был надевать комбинезон и кепку и ни в коем случае не курить за рулем

Поэтому каждую въезжающую в город машину обязательно останавливали и проверяли.

Конечно же, сейчас в Алматы этого сделать невозможно: ежедневно в город въезжает в сезон порядка 300 тысяч единиц автотранспорта, да прописанных здесь уже около 800 тысяч! Но тогда…

Как абсурдная идея алматинского архитектора стала достоянием республики

  — Останавливаем мы фургон с продовольствием, — рассказывал мне дядя Вася Баранов, старейший гаишник, вышедший из рядов ОРУДа. В шоферской среде его уважали именно за то, что не «доил» водителей.

— А в этот момент еще одна фура на подходе. Я молодому сержанту передаю первую, груженую мясом. А сам свисток в зубы и к той, что подъезжает. Ну, пока то да се, первая убыла. Смотрю, сержант в люльку мотоцикла кидает большой газетный сверток и говорит: «Мне бы шустренько до дому добежать. И вернусь».

Я его отпустил, хоть и догадывался: урвал парень что-то, вот и спешит избавиться. Ну да ладно. Я и сам иногда то картошки мешок возьму, то помидорчиков на засолку пару ящиков из кузова скину. Только он уехал, возвращается водитель мясного фургона. «Вот, —  говорит, — сержант ваш жезл у меня в кабине забыл!». Отдал мне палку и быстренько так уехал. Я его еще добрым словом вспомнил. А оказалось…

Жезл с начинкой

Оказалось, что у молодого сержанта

жезл был с полым нутром, куда он водительские рублики складывал

Шофер, увидев полосатую палку, каким-то образом секрет открыл. Деньги, которых было гораздо больше, чем стоил тот кусок мяса, вытащил, а жезл вернул.

— Получилось, что вор у вора рубашку украл, — подытожил дядя Вася. — Сержанта того потом поймали «за руку» и уволили. Слесарем работал…

Сейчас большинство водителей и не знают, что на перекрестках алматинских улиц стояли подставки для регулировщиков. А вот про полосатый жезл с секретом им нет-нет да и напомнят наследники того сержанта.

Интересно, а в какие сакральные места нынешние санитары дорог, коль лишены жезла, «штрафные санкции» прячут?