Нур-Султан
Сейчас
22
Завтра
27
USD
425
-0.18
EUR
454
+3.50
RUB
7.3
+0.13

Что делали дети казахов с живыми игрушками — вся правда о национальных традициях

10025









Фото: photo.99px.ru/Enigma

Приятель недавно спрашивает: дочка просит собачку. Шпица. Померанского. А у них двухкомнатная квартира. Обычная. Стоит ли заводить? Места, прямо скажем, маловато. Не разбежишься. А это ж все-таки животное. Мороки с ней – с собакой этой. Пусть она и комнатная. Все равно гадить будет, пока не научишь ее правильно ходить. Да и мыть ее потом надо постоянно, чтобы псиной в доме не воняло, выгуливать, кормить, ухаживать, прививки делать…

Поначалу друган мой попытался сторговаться с дочкой. Предложил ей как вариант рыбок в аквариуме. Мол, они тоже красивые и успокаивают. Но доча ни в какую: «Хочу шпица, он няшный». Хомяк в банке тоже не прокатил. Тут и жена подключилась. Аргументы свои выложила: с рыбками не поиграешь. И не поговоришь. А ребенку нужен друг. И при чем тут хомяк? Разве хомяк может быть другом? Он же мышь. А вот щенок это другое дело.

Почему казахи самый гостеприимный народ — вся правда о национальных традициях

Это логично. Собака научит преданности, доброте. И вообще, если сызмальства человек будет о ком-то заботиться, то вырастет достойным гражданином с большим и отзывчивым сердцем.

Приятель затосковал. Конечно, против отзывчивого сердца он ничего против не имел, но дело в том, что сам он родился и вырос в обычном казахском ауле, поэтому городские примочки не очень воспринимал. Ту же собаку, к примеру. Как с ней жить под одной крышей? Пусть она даже декоративная.

У него в ауле все собаки сидели на цепи. Это те, что сторожевые. А те, что «звоночки», те бегали где-то под ногами. Никому не мешали, ну и пользы от них тоже особой не было. Но самое главное – никому в голову не приходило тащить их в дом. Они ж собаки.

Что касается шпица этого померанского, друг мой ясно представлял себе будущее. Дети – они ведь как: загорятся поначалу, а потом, как начнется вся эта фанаберия с обязательными прогулками и ветеринарами, так и остывают. И куда деваться? Не выбрасывать же на улицу. Жалко. Живая душа все-таки. Придется самому за собакой смотреть. Часто так оно и происходит. Собачники знают кучу историй. И что? Ходить потом искать «добрые руки»… Это я к чему? У казахов в старину был такой обычай – бәсіре назывался.

Игрушка-тренажер

Когда рождался мальчик и его рождение совпадало с окотом, то выбирали жеребенка (или верблюжонка) и называли его бәсіре. Теперь он принадлежал новорожденному. Своеобразный подарок. Поначалу игрушка, но со временем друг. За ним и ухаживали по-особенному, баловали. В хозяйстве не использовали. Ни в коем случае не резали, не передаривали и не продавали. Теперь они – жеребенок с ребенком – по идее, должны были расти вместе. Естественно, по мере взросления мальчик привыкал к своему бәсіре. Ухаживал за ним, заботился, кормил, поил.

Что нужно знать гостю казаха, чтобы не опозориться — вся правда о национальных традициях

В чем смысл? Главным условием выживания кочевника в степи было наличие скота. Естественно, кочевник должен был понимать его язык. Я имею в виду язык животных. Поэтому детей приучали к такому общению. И это было не праздное занятие. Вернее, не только игра и забава, но и образование. Просвещение. Причем всеобщее и обязательное. Всякий уважающий себя степняк должен был пройти такую школу от начала и до конца.

По традиции младшие начинали «с продленки». Они пасли ягнят, козлят и овец. Чуть повзрослевшим детям доверяли уже КРС, то есть крупнорогатый скот. Хотя в степи не очень с ним возились – с КРС я имею в виду. Традиционно коровы с быками не пользовались популярностью у кочевников. А козлов вообще не любили. Их держали только из-за того, что они «руководили» баранами. То есть всегда шли впереди отары. Старшаков приставляли к лошадям. За это время каждый проходил полный курс обучения и постигал великую науку выживания в степи.

А тонкостей у этой науки было множество. Взять хотя бы тот же водопой. Казалось бы, чего тут мудрить? Где здесь тонкости? Подогнал стадо к воде и пусть пьют. Нет. Не так. Первыми должны пить верблюды. Потому что они не мутят воду и пьют очень аккуратно. После них пьют лошади, поскольку они очень брезгливы.

А вот после лошадей пьют уже все остальные: бараны, козлы, быки, коровы – им все равно, где пить и как. И они не такие аккуратисты. Между прочим, таких нюансов в скотоводстве очень много. И все их надо было знать.

Коротко о седлах

И вот бәсіре потихоньку рос. Наступало время, когда его пора было приучать к седлу. Кстати говоря, пару слов о седлах.

Седла по конструкции мастерились разные. Детские, взрослые, мужские и женские. Последние делались с крутоизогнутым сиденьем и оформлялись более богатым декором. Так они смотрелись наряднее. Мужские были плоские, попроще и попрактичнее. И если женщина могла сесть в мужское седло по необходимости, то мужчина никак не мог усесться в женское.

Утренняя женщина для казаха как черная кошка — вся правда о национальных традициях

Само седло считалось предметом сакральным. Его нельзя было дарить и уж тем более терять. Человек мог лишиться лошади, но ни в коем случае седла. Бытовала даже такая поговорка: «Атты жоғалтсаң да ерді жоғалтпа» – «Ты можешь потерять коня, но только не седло». Потеря седла считалась катастрофой. Неимение своего седла – дело постыдное. Похуже, чем отсутствие собственного дома.

Поэтому к седлу относились с особым трепетом. Существовали определенные запреты. Например, нельзя было садиться в пустое седло. Запрещалось класть шапку на переднюю луку седла – это был знак траура, который говорил о смерти хозяина лошади. Поломанное седло означало черную весть. Если человек видел такое во сне, это считалось не к добру.

Посвящение в джигиты

Но вернемся к бәсіре. Наступала очередь следующего обряда, который назывался ашамайға мінгізу. Суть его заключалась в том, что мальчика впервые сажали в седло. Ашамай – это и есть название седла. Детского. Оно было сделано так, чтобы ребенок не упал. Действо проходило в торжественной обстановке.

Устраивали небольшой забег в ширину – ашамай той. На него собирались аульчане, соседи и близкие. Лошадку «тюнинговали». Не в том смысле, что начищали копыта фосфором или красили брюхо под «мокрый асфальт». Нет, просто украшали гриву и хвост перьями филина. Это должно было уберечь мальчика от сглаза, бед и проблем в будущем, обеспечить ему долгую дорогу, по которой он будет двигаться по жизни, крепко держась в своем седле.

Когда душа казаха превращается в муху — вся правда о национальных традициях

Кстати говоря, это могла быть любая лошадка. Необязательно бәсіре. Нужна была обученная коняшка, нестроптивая, спокойная. Это делалось для того, чтобы не было неприятных сюрпризов – чтобы не бегать потом всем аулом за бедным мальчиком, которого унесла в неизвестном направлении перепуганная лошадь. Сажали в седло тоже неслучайные люди. Как правило, это были признанные шабандозы. То есть гонщики по-современному. Которые не раз и не два доказывали свою состоятельность во время соревнований типа Париж – Даккар.

Как из барана сделать сторожевого пса

Между прочим, у меня в детстве тоже был свой бәсіре. Ну как – бәсіре? Не совсем, конечно, бәсіре, но уж какой подарили. Я о нем писал в одной из своих книжек. Перескажу вкратце. У овец окот обычно происходит в феврале-марте. К тому времени многие утепляют загоны или сколачивают у себя дома что-то вроде яслей. Туда складывают на ночь ягнят, поближе к теплу, потому что в сарае они могут простудиться. Вот и отец мой сколотил такой загончик дома и стал ждать.

Овцы, как и положено, стали дисциплинированно, одна за другой, приносить приплод. Вскоре весь отцовский загончик заполнился шумной компанией сосунков. Но вот одна наша овца, самая старшая, байбище, можно сказать, с ней что-то пошло не так. Она родила двойню. Первый ягненок околел сразу, а второго она не стала кормить. Не знаю почему. Что-то у нее там в голове переклинило с горя. В общем, ягненку уготована была голодная смерть.

Почему казахи не отмечали дни рождения — вся правда о национальных традициях

Отец думал его зарезать, но я расплакался, и тогда он сказал: «Выходишь – будет твой». И я заменил ягненку мать. В буквальном смысле спас от смерти и выкормил его из соски. Со временем ягненочек вымахал в здоровенного такого кошкара с рогами в три винта. Живого весу набрал килограммов под шестьдесят.

Стал гонять по дурости кур, гусей и собак. Никого из чужаков не пускал в дом. Мы с ним еще выучили пару команд: «сидеть», «лежать», «апорт» и «фас»… Больше всех ему нравилась последняя команда. Короче, превратился мой кошкарчик в сторожевого пса. Причем с крутым и непредсказуемым нравом… Закончилось все печально. Просто всплыло в памяти к теме с нашим традиционным бәсіре

© «365 Info», 2014–2022 info@365info.kz, +7 (771) 228-04-01
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter