Нур-Султан
Сейчас
-26
Завтра
-21
USD
423
-2.62
EUR
513
-0.74
RUB
5.63
0.00

О протестах — что происходит в мире, и чем это закончится?

721
Фото: © Sputnik / Асатур Есаянц

Таковыми являются Ливия, Алжир, Египет, Ирак, Зимбабве. В Сирии, Ливии и Венесуэле идут фактические гражданские войны, в каждой из этих стран более одного центра силы.

В Кыргызстане, Украине, Румынии, Бразилии, Тунисе, Армении и Южной Корее протестные движения привели к отставкам президентов, некоторые из которых стали фигурантами уголовных расследований и узниками тюрем.

Знаковые протесты

В Беларуси полтора месяца не прекращаются массовые демонстрации против результатов последних президентских выборов. Конкретно

этот протест стал знаковым для всего ЕАЭС. Он знаменует окончательный уход старой советской модели государства и общества,

которую Лукашенко, последним из глав постсоветских стран, успешно сохранял в заспиртованном состоянии до этого года.

Как карабахский конфликт ударит по тенге, — эксперт

Америка и Франция также находятся в состоянии противостояния правительства и части населения. Однако пока протесты не ставят под угрозу местные конституционные устои.

Как пишет британское издание The Guardian  –

«…эти демонстрации, в основной массе, направляются либералами, левыми и прогрессивистами, которые поддерживают требования бедноты, молодежи, студенчества, коренного населения, женщин, профсоюзов и мигрантов.

В большинстве случаев такие протесты расчистили для левых больше пространства, чем эти левые могли бы удержать

Раскачанные посредством социальных сетей, эти движения имели склонность ярко вспыхивать и потом затухать, оставляя пространство тому, что случалось после.

В этих протестах, как правило, принимали участие одни и те же люди, по сути перетекающие из протеста в протест

– против войны, потом против неравенства, расизма, сексизма…»

Вывод газеты – протестные движения были инициированы не политическими партиями и не всегда совершались от имени таковых. Но

протесты во все мире вызвали трансформацию всей выборной политики

Центристы стали левыми, или их зачистили левые. Консерваторы правого толка оказались лучше подготовлены к протестам, что показывают США, где при самом реакционном президенте имели место 4 из 5 крупнейших протестов современной истории.

Чиновники Алматы или саботируют послание президента, или не умеют работать — эксперт

Выдержка из авторитетного британского издания мотивировала нашу редакцию на более углубленное изучение вопроса — зачем миру нужен непрерывный протест?

Сокращается разрыв

Издание «Эксперт» отмечает некоторые обстоятельства протестного десятилетия.

В первую очередь, это рост благосостояния, индустриального развития и технологически-информационного обеспечения населения развивающихся стран.  Эти страны сами стали производителями современных высокотехнологичных товаров – смартфонов, планшетов, оборонной электроники и систем телеметрии и АСУ.

Выросла стоимость рабочей силы, сложность логистики, а также появился новый средний класс с новыми запросами. Растет количество стран, отказывающихся от международных инвестиций. Они двигается в сторону локализации всей экономической деятельности. Соответственно

сокращается разрыв между развитым миром, которые стремительно ветшает и беднеет, и развивающимся, который стремительно богатеет и модернизируется

Знаменитый американский социолог Элвин Тоффлер в 1965 году, во время стремительного роста западной экономики после Второй мировой, создал новый термин – футурошок. Так он обозначил защитную реакцию человека, группы людей, общества на стремительные изменения вокруг. Как правило, такая реакция возникает когда технический и социальный прогресс обгоняют способность человека осознать, принять и адаптироваться.

Алматы в аутсайдерах: новый финансовый рейтинг

То есть в сознании обывателя возникает разрыв между действительностью и восприятием действительности. Такое примерно случилось с белыми американскими расистами, когда они в первый увидели видео-связь и афроамериканцев в своих университетах примерно в середине 60-х г.г. 20-го века.

То же случилось с американским белым пролетариатом после того, как правящие классы Америки вынесли практически все производство отдельных категорий товаров за пределы США.

Что предлагал Тоффлер будущим поколениям, так это стать более адаптируемыми и осведомленными.

Однако это знание не помогло американскому пролетариату. Он выродился до понятия WhiteTrash. То есть живет в трейлерах, носит усы-подковы, пьет пиво и строит в ближайшем лесу бункер с защитой от радиации, запасами продовольствия, оружия и медикаментов, видя, как стремительно меняется Америка, которую создавали его белокожие предки.

Коллапсология

Еще один классик философ-футуролог Арнольд Тойнби весьма неплохо развернул концепцию социального коллапса. И именно обрушения базовых институтов общества, после которого существование такого общества становится невозможным. Коллапс общества является логическим завершением развития любой человеческой цивилизации.

Тойнби был больше гуманитарием с развитым воображением и «дышащим пером». Его концепцию конкретизировал Ив Коше, бывший министр Франции по охране окружающей среды и, на данный момент, — президент Института Моментум:

Крах – это процесс, когда система оказания законодательно предусмотренных услуг более не может обеспечить поддержание разумных цен при распределении самых базовых услуг – обеспечение водой, едой, жильем, энергией и одеждой.

Институт Моментум занимается изучением «коллапсологии». Ив Коше и его образование математика и работа в качестве министра по охране окружающей среды Франции – не фейк. Судя по другим его высказываниям.

На страницах авторитетного французского издания Ив Коше сослался на Римский клуб, который различные СМИ и многочисленные эксперты характеризуют, как один из негласных глобальных институтов управления человечеством. Коше указал, что

примерной датой коллапса современного порядка вещей на Земле является совершенно несущественный с исторической точки зрения промежуток времени с 2020 по 2050 г.г.

Как видим, процесс растянутый. Ив Коше написал, что было бы не вполне академично указывать на конкретный год, когда окончательно обрушится современное индустриальное общество. И, как полагается, сослался, на «черных лебедей» — редкие события, которые невозможно предвидеть.

Мы будем сыпаться 30 лет

Можно бесконечно переваривать Тойнби, Коше, того же Мальтуса или Рифкина.  Вывод обтекаемо понятен и не определен – мы сыпемся, будем сыпаться 30 лет, а если прилетит «черный лебедь», наше «рассыпание» осложнится. Но мы не можем конкретно указать, когда мы рухнем окончательно.

Но давайте по-степному, прагматично, осмыслим слова того издания, с которого начали – The Guardian.

88 процентов учителей провалили квалификационный экзамен

Очень любопытно, как развили бы британцы тему: что случается, после того, как первая волна протеста затухает, ее участники перетекают в другой протест?

У нас, например, вопросы – почему романтично и искренне настроенные, не привязанные к политическим партиям люди начинают протест, подогревают общественный и международный интерес к таковому, а потом перетекают в другой протест. А также, что имели в виду британцы, когда написали, если понимать дословно, что протестующие уходили, «…уступая пространство тому, что случилось…»

Если переводить само название газеты — The Guardian – можно попытаться подобрать достойное слово – хранитель, который что-то, по британской привычке, не договаривает, но хочет нас предупредить. Или не ярко осветить, но дать пищи уму. У британцев это называется Understatement.

Прожиточный минимум сейчас должен быть не меньше 70 тыс. тенге — эксперт

Может они, эти фрики-ботаники с шарами, флагами, в шарфах, в белых платьях, за Европу или против Китая – и не фрики вовсе. Может они – аналог древней пехоты, которая всегда первой начинала бой при войнах античных государств? Чему же тогда они уступили пространство потом? Может, как в Ливии, как в Украине, и где-то еще?

А француз, одержимый коллапсологией и связями в Римском клубе, умалчивает о главном. Кто обрушится первым с 2020 по 2050 г.г.? Коллективный Запад? Россия с Китаем? Или арабские страны, входящие в ОПЕК?

Что значит протестный потенциал для Казахстана

Вопросы не досужие. Грузия и Украина уже успокоились, Беларусь сейчас ищет на них ответы. И коллективный Запад, и многие пост-социалистические страны активно делятся с некоторыми кругами в нашей стране своими ответами на такие вопросы.

Может ли кому-то в современном мире понадобиться Казахстан, как горячая точка? Может ли кому-то в этом же «чудном новом мире» понадобиться Казахстан, как некая Евразийская Швейцария?

Которая — историческая и современная — тоже когда-то славилась великими воинами, а сегодня хранит деньги всего легального, серого и криминального миров планеты. По сути, завязала на себя слишком крепкий узел и не поддается ни коллапсам, ни черным лебедям, ни протестам?

Что значит протестный потенциал для нашего государства – нормальный элемент без угрозы конституционному строю, как во Франции или в тех же США?  Кто они –наши искренне настроенные активисты? Кому они могут уступить пространство, если утеряют интерес к протесту против Китая и перейдут на протест против крупных компаний?

Вот нам и футурошок и коллапсология по-казахски.

Самое читаемое
© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter