Нур-Султан
Сейчас
-15
Завтра
-27
USD
419
-1.65
EUR
508
-1.70
RUB
5.71
+0.01

Новые требования регистрации противоречат Конституции и не решают проблем – Дос Кошим

4538

Если память не изменяет, то ли в 1992-м, то ли 1993 году в Казахстане отменили норму о прописке. Очень много труда вложил в это дело мой друг, правозащитник Евгений Жовтис. Наша Конституция гарантирует свободу передвижения. То есть человек сам решает, где ему жить. Эта мировая практика. Если мы в своей Конституции написали, что мы демократическое государство, то должны выполнять взятые на себя обязательства. Кроме того, три года назад наша страна подписала международную Конвенцию о гражданских и политических правах. Значит, мы не можем отказаться от своих обязательств перед мировым сообществом. В нашей Конституции сказано, что международные конвенции и законодательные нормы имеют приоритет перед национальным законодательством. Выходит, лица, желающие реанимировать институт прописки, заслуживают наказания. У нас нет понятия «прописка», ее заменила другая законодательная норма – регистрация, которая необходима для того, чтобы знать, где проживает тот или иной человек. Выходит, регистрация – юридический адрес, и не более того. А у нас регистрацию требуют при трудоустройстве, определении детей в школу или детский сад. Это – беззаконие.

И нынешнее требование жить по месту регистрации – вопиющее нарушение закона.

Мы сами себе противоречим, выступая против взятых на себя международных обязательств. На мой взгляд, такими мерами правительство страны старается поставить заслон экстремистским, террористическим действиям. Однако это не дает повода идти на нарушения законодательства. Во-вторых, у нас в стране очень высоки темпы внутренней миграции. Значит, подобные действия правительства направлены на ее сокращение.

– Некоторое время назад в стране намеревались принять закон о внутренней миграции…

Эта была инициатива общественной организации «Шанырак». Был разработан проект закона, но дальше правительства он не пошел. В законе «О миграции населения» есть только одна статья о внутренней миграции, которая не превышает одного-двух предложений. Во многих странах мира  существует юридический термин «внутренняя миграция». Мы старались обеспечить в стране применение этого термина, но это нам не удалось, а он  необходим.

Потому что темпы внутренней миграции у нас в 2-3 раза превышают внешнюю миграцию.

Правительство, вместо того чтобы принять закон о внутренней миграции и начать регулировать процесс урбанизации, стало вводить ограничения, опираясь на советский опыт. Последствия этих ограничений в первую очередь коснулись казахов. Подавляющее большинство переезжающих из аулов в города – казахи. Ограничения ни к чему хорошему не приведут. Они лишь будут способствовать росту коррупции. Силой народ в аулах не удержать.

Введение сельских коэффициентов удержит население в аулах

В советское время была хорошая система стимулирования людей, в том числе материального. Например, лицам, работающим на дальнем Севере, платили определенный коэффициент. А прожившие там 10-15 лет получали зарплату в 2-3 раза больше, чем другие. То есть в нынешних условиях рыночных отношений, если не будут созданы особые условия, никто в аулах жить не будет. Значит, сегодня, чтобы удержать население аулов, а жителей юга переселить в северные регионы страны, как того хочет правительство, нужно людей материально заинтересовать.

Сейчас наше правительство совершает две ошибки – не возрождает сельские коэффициенты и вводит ограничения.

Проблемы нельзя так решать.

Те проблемы, о которых вы говорите, кажется, уже решаются. Сейчас на рассмотрение парламента поступил проект закона «О миграции населения», который предусматривает введение региональных квот с социальными пакетами. Кроме того, в рамках программы «Занятость – 2020» для лиц, изъявивших желание переехать в северные регионы страны, предусмотрены определенные социальные льготы.

Если помните, в 2009-2010 годах у нас была программа «Нұрлы көш». В рамках этой программы в городах Кокшетау, Курчатов, Усть-Каменогорск были специально построены жилые дома, в которые расселили оралманов из ближнего и дальнего зарубежья. Однако их не обеспечение работой. А дома, построенные для оралманов, не выдерживали никакой критики. Значит, мы уже один раз обманули людей. Сегодня мы говорим о введении региональных квот для оралманов. Но их не должна постигнуть участь предыдущих программ. В ходе реализации этой программы я 32 раза встречался с оралманами. Так, в Курчатове для 400 семей подготовили один многоэтажный дом, в котором когда-то жили советские военнослужащие. Подготовили — слишком громко сказано. В доме не было ни окон, ни дверей, зияли лишь проемы. Большинство жителей города — русскоязычные. А казахи, прибывшие из-за рубежа, не владея русским языком, не могли купить даже хлеба. Работу получили лишь 23 процента репатриантов, хотя им было обещано 100-процентное трудоустройство. Насколько мне известно, из 22 проектов, предусмотренных программой, реализовано только четыре. Вот тогда для презентации программы «Нұрлы көш» в Алматы прибыл Бердибек Сапарбаев (на тот момент министр труда и социальной защиты населения). Я ему задал вопрос: Любая программа имеет начало и завершение. Хорошо, программа сейчас начинается, а когда планируете ее завершить? Сколько средств выделено на ее реализацию? К сожалению, мой вопрос остался без ответа. Выходит, это была идеологическая работа. Вообще, мы не умеем работать с программами, начинаем «на ура», обещаем много, но дело не доводим до логического завершения, а об обещаниях попросту забываем. Такая же участь постигла и «Нұрлы көш».

А как идет  реализация программы «Занятость – 2020»?

Я не знаком с этой программой. Однако опасаюсь, что ее постигнет участь предыдущих. Сегодня Казахстан переживает не совсем хорошие времена. Поскольку мы находимся с Россией в едином экономическом пространстве, последствия экономических санкций, введенных против северного соседа, коснутся и нас. Государство не гарантирует жизнеспособность этой программы. Она же рассчитана не на один год. Мы не знаем, как будет пополняться доходная часть бюджета. Цены на нефть имеют тенденцию к понижению. А наш бюджет напрямую зависит от нее. В своем традиционном Послании за 2014 год Назарбаев заверил, что мы готовы даже к тому, что цена на нефть упадет до 40-30 долларов за баррель. Однако народу не объяснили, какие социальные программы будут сокращены. Значит, мы не знаем, с какой стороны мы готовы. А когда в один день сократят социальные программы, рухнут и наши надежды.

© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter