Нур-Султан
Сейчас
9
Завтра
20
USD
480
0.00
EUR
468
0.00
RUB
8.21
0.00

Доллар уже должен стоить 1000 тенге — Кусаинов

51103









Фото с сайта: hunternews.ru

Завышенный курс тенге и соответственно слишком дешевый импорт приводят к деградации нашей отечественной экономической модели, полагает экономист Айдархан Кусаинов.

«Голландская болезнь» поразила нас уже давно, и все попытки изменить ситуацию терпят крах. Эксперт объясняет это тем, что менять пора саму модель. Начать можно с курсообразования валют.

Мы уже на самой нижней ступеньке

— Давайте разговор начнем с новости. На днях Global Ratings изменили прогноз суверенного кредитного рейтинга Казахстана, теперь он «негативный». Что это значит для страны?

— Конкретно это не значит ничего особенного. Это просто прогноз, вроде как есть какие-то предпосылки к тому, чтобы в будущем рейтинг, возможно, снизится. А может и не снизится. Но сам-то рейтинг пока еще не изменился.

— А рейтинг влияет на объем иностранных инвестиций?

— Есть целые кластеры инвесторов – пенсионные фонды, консервативно-инвестиционные фонды, и у них есть ограничения, не позволяющие инвестировать в бумаги, у которых рейтинг ниже «инвестиционного». Поэтому когда рейтинг падает и перестает быть «инвестиционным», резко сужается и инвесторская база. Кроме того, рейтинг влияет на стоимость заимствования. Чем он ниже, тем стоимость выше – то есть больше проценты.

Деноминация тенге вместо девальвации? – мнение эксперта

С формальной точки зрения еще ничего не произошло. Прогноз негативный – значит в следующий раз при пересмотре рейтинга будут смотреть внимательнее. Возможно, снизят, а может и нет.

Однако наш нынешний рейтинг «BBВ-/А-3» – это уже нижняя граница инвестиционного рейтинга.

Если понизят на одну ступеньку, мы сразу совершим «качественный скачок», но вниз. То есть просто вылетим

— А как пересматривают рейтинг — по мере необходимости или регулярно?

— Есть определенный график пересмотра, по-моему, раз в полгода. Это стандартная процедура. Периодически его пересматривают и подтверждают либо позитивный прогноз, либо негативный.

— Из-за негативного прогноза могут смотреть почаще?

— Не чаще, но более пристально. Если только форс-мажор случится, например, когда на Украине началось, все рейтинги сразу начали пересматриваться. А у нас все будет по графику.

Говорят правильно, но ничего не происходит

— Вы сказали, что сейчас мы на нижней ступеньке инвестиционного рейтинга. А как давно мы там?

— Мы с 2011 года рейтинг только понижаем. На самом пике был BBB+, кажется, в 2016 сделали BBB, потом BBB-. То есть мы медленно, но верно спускаемся по ступенькам, до вылета из инвестиционного рейтинга осталась последняя.

— Почему так происходит?

— Я не раз говорил – это результат нашей экономической политики. Вспомним, как в 2014 году в России понизили рейтинг из-за Крыма, но уже в 2017-2018 снова восстановили до прежнего уровня. А у нас никакого восстановления не происходит. Наоборот, медленно, но верно спускаемся. И хотя негативный прогноз принципиально сам по себе ничего не изменил, если смотреть долгосрочный тренд, это последовательная и постоянная деградация.

Причем каждый раз сначала негативный прогноз, а потом и ухудшение рейтинга

По-моему, один раз был прогноз позитивный, но он не реализовался.

Я давно и долго говорю, что с 2012 года вся экономическая политика постепенно ведет к деградации и экономики, и платежеспособности страны. И к проеданию Нацфонда, о чем говорят вообще все. Это взаимосвязанные вещи.

— Кстати, Токаев в новом послании довольно много внимания уделил состоянию нашей экономики. Будет ли исправлять положение? 

— Он сказал кучу правильных вещей, с которым никак не поспоришь. Я полностью разделяю все сказанное, все это замечательно и чудесно.

Единственная проблема – все эти правильные вещи говорят уже десять лет подряд

— На стадии реализации где-то буксует?

— При нынешней экономической политике и экономической парадигме просто невозможно выполнить все эти пожелания. Когда все цены перекошены, когда импорт незаслуженно дешевый, когда в полный рост «голландская болезнь», все разговоры о снижении роли государства, конкуренции и прочем бессмысленны.

При искаженных ценах не может быть здоровой конкуренции, а они у нас искажены при нынешнем соотношении импорта и экспорта, а также завышенной стоимости тенге

Я не фанат идеи, что все это нужно лечить валютным курсом. Но начинать нужно с главного – сделать нормальные и экономически оправданные цены. А это в первую очередь экономически оправданный обменный курс. Потому что это базовая вещь, по которой сопоставляются импортные и экспортные цены.

— То есть и цены, и курс сейчас должны быть выше?

— Когда курс будет нормальный. Тот, который заслуживает экономика. Это приведет к справедливым ценам на импорт, на стоимость труда и так далее.

Когда цены станут экономически оправданными, тогда и возникнет здоровая конкуренция, при которой государство в экономике присутствовать не должно

А при перекошенных ценах конкуренции быть не может, а значит нет развития. Следовательно, государство просто вынуждено участвовать в экономических процессах, вытаскивая за уши.

Какой курс нужен экономике?

— А нормальный курс это сколько?

— Нормальное экономическое развитие было бы при курсе доллара где-то девятьсот или тысяча тенге

Все девальвации Казахстана: как это было

Как минимум 700, чтобы не деградировать, а хоть более-менее стоять на месте.

— Кстати, некоторые эксперты утверждают, что у нас и показатели инвестиций «липовые». Как думаете, это верно?

— Если подходить с формальной точки зрения, неверно.

Инвестиции как бы настоящие, однако дело в том, что на самом деле это реинвестиции

То есть тот же ТенгизШевройл получил прибыль с нашей нефти, направил эти деньги на ремонт и обслуживание, а потом записал как инвестиции. То есть официально, да, это инвестиция.

Но почему у нас все инвестиции направляются в нефть? Потому что добыча сырья у нас единственный прибыльный сектор. Естественно, нефтяники увеличивают свои возможности заработать деньги. Но сами-то инвестиции нужны для того, чтобы открывались новые производства и приходили новые деньги.

Крупный бизнес не у дел: позитивную статистику инвестиций спасает МСБ

А новых производств с этих инвестиций не открывается, в ТШО сколько людей работали, столько и продолжат.

Во-вторых, новых денег на самом деле тоже нет, поскольку эти средства они заработали на нашей же нефти и просто ставят обратно

То есть формально с инвестициями все хорошо, но реально это не то, чего все хотят. Поэтому те, кто называет их «липовыми», формально ошибаются, а фактически правы. С точки зрения экономического воздействия они приносят выгоду только акционерам.

© «365 Info», 2014–2022 info@365info.kz, +7 (771) 228-04-01
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter