Нур-Султан
Сейчас
13
Завтра
21
USD
467
0.00
EUR
488
0.00
RUB
8.56
0.00

У казахского языка сейчас сложный период (обзор казСМИ)

384









фото: ortalyq.kz

Казахский язык переживает сложный период истории. Речь о ситуации с превращением его в литературный язык.

Сегодня развитие литературного языка является основным условием, чтобы стать главным достоянием общественных отношений.

Есть несколько инструментов, с помощью которых можно определить литературный уровень казахского. Но мы сделаем это, используя семь условий, сформулированных российским академиком Ф. П. Филином, определяющих характер литературного языка.

Обработанность языка

Язык является лингвистическим явлением не только в развитии любого этноса, но и в развитии государства. С этой точки зрения нельзя отрицать существующее мнение, что «казахский язык типичный земледельческий, находящийся под влиянием фольклора». И игнорировать это мнение нельзя. Кроме того, казахская лексика в основном отражает сельскую жизнь и часто ограничивается животноводством и сельским хозяйством.

Самое главное, что казахский язык не полностью адаптирован к использованию в постиндустриальном обществе, он не стал объектом научных исследований. Об этом свидетельствует тот факт, что казахский не смог стать языком городского населения, так как этот вопрос серьезно не ставился в научную повестку, а потому не принимались и соответствующие меры. В результате он был вынужден адаптировать понятия и словосочетания русского языка.

Женщины Казахстана догоняют мужчин в ранней смертности

Государственный язык берет за основу систему другого языка, рискуя оторваться от своих принципов. Поэтому официальные слова на казахском непонятны большей части населения. Отсюда следует, что официальная ветвь казахского языка не развивается, а формируется как неживая формальная языковая отрасль для ненужной потребителям переводческой статистики. Особенно это характерно для языка делопроизводства. Таким образом, официальный казахский, который начал формироваться в советское время, находится в процессе регресса.

Нет структуры, которая могла бы анализировать и исправлять ситуацию, опираясь на науку. В конечном счете это подтолкнуло к тому, что казахского язык стал формироваться не как постиндустриальный, а как безжизненный переводческий язык, без поглощения официального русского языка. Поэтому казахскоязычному потребителю для понимания официального казахского текста приходится сначала читать его русскоязычную версию. А потому усваивать казахскую лексику, не выработавшую своего официального стиля, без русского языка практически невозможно.

Лексический запас казахского языка богаче сельского быта, но ввиду плохо налаженной его переработки и неразвитого оборота в формальной сфере язык становится все более и более неудобным, когда дело доходит до официального употребления. Это текущая ситуация обработанности языка. С приобретением казахским языком государственного статуса вопрос его научного развития в условиях постиндустриального общества оставался открытым. Программы, фундаментальные проекты или самостоятельная научно-исследовательская работа в этом направлении — отдельная тема.

2. Нормированность языка

Сегодня казахский язык находится в процессе отказа от старых правил. Грамматические правила неустойчивы, непоследовательны, двусмысленны и противоречивы. По признанию некоторых экспертов, это приводит к куче ошибок, а способов их исправить нет. При этом мнение, что одной реформой письма мы исправим все ошибки казахского языка, вряд ли является верным.

К сожалению, нет проведенного мониторинга, насколько соблюдается принцип языка, нет и экспертизы о его реализации. Причина  — отсутствие государственного контроля.

Причуды закона: жителям области запретили покупать жилье в городе (обзор казСМИ)

Строение предложений, основанное на системе, не свойственной казахскому языку, входит в привычку. Вещи, противоречащие нормам казахского языка, становятся правилом. Принципы, не вытекающие из внутреннего потенциала казахского, подчиненные правомерности другого языка, разрушают его систему и создают правила, противоречащие самой природе языка. Таким образом, отказ от принципа языка широко распространен и в письменной, и в устной сферах.

3. Стабильность языка

Сегодня лексические единицы казахского языка не имеют одностороннего значения, и если одно слово не обозначает несколько понятий, то разные слова могут иметь одно и то же значение. Это приводит к нестабильности языка. Однако в казахской среде это принято подавать как выражение языкового богатства.

В результате трудно подобрать правильные слова для правильного понятия, и это вызывает недоверие, когда дело доходит до употребления. Трудно поспорить с теми, кто говорит, что

«современная лексика казахского языка как словесное выражение понятия подвергается грубому искажению как по смыслу, так и по виду».

Также это связано с тем, что язык не приспособлен к современному постиндустриальному обществу, не сформирован как лексическая единица по отношению к понятию, свойственному каждому слову.

Хотя это не единственный путь решения проблемы, но нужно ли в качестве начального шага создавать более современный толковый словарь без лексического словаря, включающего в себя словарный запас?! Пока мало кто забивает себе голову этой проблемой.

4. Дифференциация стиля языка

Литературный язык проявляется через формальные стилевые сферы. А стилевое развитие языка напрямую связано с формированием отраслевых терминов.

Формальные стили казахского языка, характерные для экономики, делопроизводства, науки и техники, сегодня не вполне сформированы. Для социально-политической и духовной сфер по-прежнему характерно применение стихийного характера. В связи с неразвитостью языковых терминов в различных сферах жизни, использование казахского часто ограничивается бытовым уровнем.

Отраслевые языковые термины становятся жертвами голого патриотизма. Формирование казахских терминов в определенной научной области было решено не специалистами этой области, а случайными языковыми активистами. И этот процесс негативно действует на способность словообразования.

Мы сами снимаем фильмы, высмеивающие казахов – обзор казСМИ

Государственная терминокомиссия для формирования и развития казахских терминов, утверждения терминофонда остается структурой, вынужденной легализовать искусственные и чуждые природе казахского слова, не прошедшие научную экспертизу, не поддающиеся установлению новых терминов в соответствии с теоретической системой казахского языка.

Потому что терминком — бессистемная и нелогичная структура, сформировавшая процесс утверждения термина без глубокого обсуждения научными советами. Таким образом, терминология казахского языка, которая должна являться основой официального языкового стиля, страдает формальным  и бессистемным подходом.

5. Универсальность языка

Последствия отраслевой неразвитости казахского подрывают его универсальность и приводят к ограниченным функциям его использования. Именно поэтому казахский язык сформировался не как самостоятельная лингвистическая система, а как переводной вариант русского языка

В результате государственный язык не может стать языком производства информации. Кроме того, не может быть языком законодательства и управления в парламенте и правительстве, языком производства.

Сущность государственного, т. е. официального языка не сформирована как рабочий язык реализации государственных задач. Сегодня его заменяет единый русский язык.

В результате русский хоть официально и используется наравне с казахским, но казахский не используется наравне с русским для управления государством.

С тех пор, как Казахстан стал суверенным, казахский язык не рассматривался для включения примерно в многие сферы общественной жизни и в конечном итоге в советское время ограничился лишь десятью областями применения. А по некоторым показателям ситуация даже усугубилась.

Казахский язык не формируется как дипломатический официальный язык. Перевод с государственного языка на иностранные существует только через русский, а не реализуется как самостоятельный язык дипломатического процесса.

В результате отрицается соотношение казахского языка с мировыми языками как государственного без посредников (без русского). Свидетельством этого можно назвать постоянную практику языкового перевода (синхронный перевод), который является механизмом непосредственного соприкосновения казахского языка с иностранными, и его несформированность как дипломатической языковой структуры.

6. Общесоциальная обязательность языка

Казахский — это язык, знание которого до сих пор не является обязанностью для всех членов казахстанского общества и необязательным для всех госслужащих, в отличие от русского языка. Требования к госслужащим не предусматривают проверку уровня знания государственного языка. То есть в рамках государственной службы достаточно владеть казахским на бытовом, элементарном уровне. В результате мы наблюдаем концентрацию на госслужбе русскоязычных и казахскоязычных специалистов, владеющих русским.

Казахскоязычным становится все труднее работать, особенно в центральных государственных органах — госслужба превратилась в одноязычную (русскоязычную) среду. Поскольку конституционный статус казахского языка пока остается только декларацией.

В этом смысле само официальное использование русского языка является государственным символом, обладающим более высокой компетенцией, чем государственный язык. Таким образом, на повестке дня обостряется вопрос об использовании госязыка наравне с русским. А поскольку его знание не является общей обязанностью, государственный язык не выходит за рамки семейного и бытового уровня.

Кроме того, он не сформирован как язык потребления: без специальных переводчиков в магазинах, торговых центрах и ресторанах становится все труднее получить услуги на казахском языке.

7. Устные (фольклорные) и письменные образцы языка

Казахский — это язык, на котором сформированы как устные, так и письменные образцы. Но официальный стиль не развивается, так как хромает перевод. Поскольку современный казахский язык в основном используется на бытовом уровне, лексический обороты разнятся в зависимости от региона, и это препятствует дальнейшему развитию ранее сложившихся разговорных и письменных официальных стилей языка.

Тем более, что казахский не является языком производства персональной информации. Преобладающее выражение регионального лексического оборота стало превращать региональную локальную фонетику в главную закономерность языка и вводить ее в правописание. Таким образом нарушается главный закон языка — принцип созвучия.

По мнению некоторых экспертов, устные и письменные формальные стили казахского языка не выходят за бытовые рамки, и процесс практически становится неконтролируемым. Отклонения от формальных стилевых норм уже стали традицией и выражаются в следующем:

  • содержательная и видовая неопределенность слов
  • грамматические, синтаксические, орфографические, орфоэпические ошибки
  • нерегулярность в выражении мыслей
  • обилие вводных и двойных слов и конфликтогенов
  • обилие неполных и отрывочных фраз и т. д.

Эти отклонения стали тенденцией в применении языковых литературных норм и крепчают как закономерность, направленная против установления формального стиля.

Рекомендации по развитию литературного характера казахского языка

Сложившаяся ситуация со стагнацией, характерной для казахского языка, требует принятие чрезвычайных мер, направленных на ее коррекцию.

Необходимо принять государственную программу по укреплению литературных норм казахского языка. Она должна быть направлена на мониторинг, исследования и соответствующие проекты по следующим направлениям:

— обработка языка

— положение языкового принципа

— языковая структура

— классифицирования языкового стиля

— универсальность языка

— общесоциальная обязательность языка

— развитие устной и письменной моделей языка

© «365 Info», 2014–2022 info@365info.kz, +7 (771) 228-04-01
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter