Нур-Султан
Сейчас
15
Завтра
13
USD
471
0.00
EUR
497
0.00
RUB
8.83
0.00

Доллару не позволили упасть до 350 тенге в мае – эксперт

3739









Фото с сайта: hunternews.ru

На днях Нацбанк заявил, что в мае скупал излишки иностранной валюты на казахстанском валютном рынке на общую сумму в 116 млн долларов США. Заявление довольно странное, если учесть, что обычно Нацбанк доллары продает, чтобы удержать тенге от падения. Возможно, в этот раз регулятор пытался удержать нашу валюту от взлета, чтобы не пострадали экспортеры сырья.

Нурбек Искаков, аналитик компании Esperio, видит в этом одну из основных причин столь активной, и самое главное, неожиданной скупки Нацбанком иностранной валюты на нашем рынке. Обычно о таких планах (например, в целях пополнения ЗВР) рассказывают намного загодя, а в этот раз все было больше похоже на аврал во время форс-мажора.

Слишком сильный тенге невыгоден бюджету

— 115 млн долларов — насколько это большая цифра для нашего рынка?

— Как говорил Фридрих Ницше, все познается в сравнении. Для совокупного объема торгов на KASE в апреле (последние доступные данные) в 26,3 трлн тенге (61,1 млрд долларов при среднем курсе в 430), это ничтожные 0,18%.

Но если сузить рассматриваемые секции торгов до валютной, интервенции Нацбанка выглядят уже более солидно, потому что общий объем торгов здесь значительно меньше, всего 2,2 млрд долларов в мае. И здесь это уже 5,2% от месячного объема торгов в валютной секции.

Нацбанк с инфляцией не справляется

Нацбанк, конечно, не рассказывает подробности, на каких уровнях, когда и каким объемом он покупал иностранную валюту в прошлом месяце. Так что мы можем рассматривать разные схемы: это могут быть и ежедневные покупки примерно на 5,5 млн, то есть около 5% от ежедневного объема торгов.

А может быть и другой полярный вариант, в котором он единовременно закупил всю сумму. Это могло быть 25 или 31 мая, в дни наиболее сильного подорожания тенге, когда курс достигал 412-415 за доллар США, обеспечив таким образом защиту важного технического уровня,

пробой которого мог бы спровоцировать панические распродажи американской валюты и опасное для республиканского бюджета укрепление тенге

— Как постоянно утверждают экономисты, слишком сильный тенге плохо скажется на наших экспортерах?

— Еще можно сравнить майские интервенции с аналогами в других схожих по структуре экономике странах. Скажем, в России в январе 2022 года суточный объем торгов в валютной секции Мосбиржи составлял около 17,4 млрд долларов. При том что Банк России в рамках реализации бюджетного правила ежесуточно приобретал рекордный объем валюты в 494 млн долларов, это 2,8% от суточного объема торгов всего валютного российского валютного рынка.

То есть если сравнить это значение с майскими интервенциями Нацбанка в 5% от ежесуточного объема торгов валютой на KASE, можно сказать, что его действия были очень даже заметными

Поэтому, с одной стороны, можно констатировать необычно активные действия Национального банка в мае, но с другой — важно понимать, что даже такой выделяющийся объем интервенций способен лишь приостановить укрепление курса тенге и ненадолго защитить отдельные важные курсовые уровни.

Все девальвации Казахстана: как это было

Чтобы изменить тенденцию с укрепления тенге на его ослабление, необходимы существенные изменения конъюнктуры на рынке энергоносителей (падение цен на нефть) или возвращение финансово-экономических условий к настройкам, действовавшим до 24 февраля 2022 года (снижение базовой ставки, отмена продажи валютной выручки и другие).

То же самое, только наоборот

— А как часто в других странах прибегают к таким шагам, как скупка валюты?

— В самой покупке иностранной валюты центральным банком нет ничего необычного. В странах с экспортно-сырьевой моделью экономики формирование крупных золотовалютных резервов в наиболее надежных валютах и активах это почти обязательный стабилизационный механизм. Потому что в периоды кризисного спада цен на сырье накопленные резервы дают возможность сглаживать спад в экономике.

Но как правило такие покупки центробанки совершают в рамках заранее озвученного плана, он публикуется в начале или в конце каждого месяца,

в соответствии с действующими правилами распределения доходов бюджета, а также объемом ожидаемых поступлений от продажи сырья за прошедший месяц.

А вот когда ЦБ вмешивается в ситуацию внепланово, это говорит о форс-мажорной ситуации, которая без прямых действий регулятора грозит разбалансировкой национальной финансовой системы.

Собственно, такие действия мы наблюдали

в марте 2022 года, когда НБРК пришлось купировать риски обвала курса тенге, чтобы уменьшить будущую инфляционную волну

и шоковую остановку не экспортно-сырьевого сектора экономики Казахстана.

А в мае все то же самое, только в обратную сторону и в более скромных масштабах. Избыточное укрепление тенге создало риски для доходов экспортно-сырьевых доходов республиканского бюджета. Нацбанку пришлось экстренно покупать излишки валюты на рынке, приостанавливая рост курса тенге.

Экономике нужен стабильный курс

— Источники формирования избыточного предложения иностранной валюты на внутреннем рынке могут быть разными. Это зависит как от типа экономики, так и от конкретных параметров текущей ситуации.

Скажем, если такой «излишек» сформировался в стране с развитой экономикой, скорее всего это может говорить о более привлекательных инвестиционных возможностях вследствие ожидаемого быстрого роста экономики, высоких реальных процентных ставках и прочего.

Курс тенге в 2022-м: риски девальвации растут — экономист

Если же избыток предложения появился в стране с развивающейся экономикой, что более распространено (особенно в экспортно-сырьевых странах), то

это как правило говорит о торговой природе дисбаланса, то есть о значительном превышении экспорта над импортом или крайне положительном сальдо торгового баланса

В нашем случае второй пункт, где экстремально благоприятная конъюнктура рынка энергоносителей на фоне обязательных продаж валютной выручки квазигоссектора, а также возникших сложностей с импортом из-за обрыва части логистических цепочек после введения санкций Запада в отношении России, создали избыток предложения иностранной валюты на внутреннем рынке.

— А что бы случилось, если бы Нацбанк не стал скупать излишки валюты? Нечто ужасное? 

— Вообще-то «история не терпит сослагательного наклонения», но можно предположить, что

если бы НБ не защитил уровень в 400 тенге за доллар США, мы могли бы стать свидетелями его пробоя и очень быстрого достижения отметки уже в 350 тенге

Скорее всего, это движение было бы локальным и Нацбанк все равно потом вмешался в ситуацию, вернув курс к более комфортным для республиканского бюджета уровням 400 — 420 тенге. Но такая экстремальная волатильность могла бы очень негативно сказаться на настроениях бизнеса, так как увеличила бы неопределенность будущих экономических условий. Экономике нужен стабильный курс, даже если он слабый.

© «365 Info», 2014–2022 info@365info.kz, +7 (771) 228-04-01
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter