Нур-Султан
Сейчас
14
Завтра
14
USD
470
0.00
EUR
484
0.00
RUB
8.04
0.00

Январские погромы продемонстрировали провал молодежной политики — эксперты

718









Безработная молодежь идет на баррикады

Генпрокуратура Казахстана представила портрет участника январских погромов в Алматы. По словам Елдоса Килымжанова, замначальника службы уголовного преследования генпрокуратуры, это

молодые люди до 30 лет без высшего образования и постоянного места работы. Каждый третий погромщик признался, что хотел воспользоваться ситуацией и получить выгоду, украв чужое имущество

В общей сложности по массовым беспорядкам и актам терроризма расследуется 181 дело.

Это портрет — просто описание молодежи. И значит, молодежная политика в стране провалена? А ведь чиновники высоких трибун говорили иное. Но за лозунгами нет конкретных действий.

Яркий тому пример — нехватка в стране общежитий. Сегодня в них нуждаются более 63 тыс. студентов. А ведь для некоторых отсутствие жилья является препятствием на пути получения высшего образования и лишает возможности найти высокооплачиваемую работу в будущем.

Для сравнения: в США молодежная политика неотделима от других сфер, включая образовательную, поскольку воспитание молодых – составляющая часть системы образования. Основными широко применяемыми там инструментами воспитания молодежи можно назвать привлечение к общественной деятельности (Youth Service) и активное обучение через опыт (Service Learning). Почти каждое министерство или ведомство так или иначе занимается решением проблем, связанных с подрастающим поколением. Министерство труда, к примеру, решает вопросы занятости, минюст – молодежной преступности, министерство здравоохранения и социального обеспечения – проблемы здоровья молодежи и подростков.

В отрыве от реальности

По наблюдениям социолога Гульмиры Илеуовой,

большинство программ, в том числе и молодежных, бесполезны. Это пережитки Советского Союза

— Если нет нормальной экономики, а молодым людям негде работать даже с наличием диплома о высшем образовании, мы можем сколько угодно рассказывать им о светлом будущем.

Но реальность такова, что большинство оказываются за пределами этой системы, и все эти разговоры об идеологии и ценностях в итоге оторваны от нее

Я сама принимала участие в написании доклада о молодежной политике в 1997 году, и тогда уже было видно, что есть и молодежная безработица, и миграция, и неудовлетворенность жизненными ориентирами. Полученное образование, которое должно играть роль социального лифта, для многих не приобретает никакого значимого смысла, — отмечает социолог.

Гульмира Илеуова, фото с личной страницы в Facebook

Илеуова говорит, что сегодня граждане предъявляют высокие требования к самому уровню зарплаты.

— Но человек должен осознавать, что получать высокую зарплату он должен и может только тогда, когда проработает длительное время и заслужит ее

А у нас эти необоснованные притязания тоже играют роль: люди отказываются работать только потому, что считают свою зарплату низкой. А почему она низкая, об этом мало кто задумывается. Я считаю, что одной идеологической политикой все возникающие вопросы не решишь, — убеждена она.

Проблема рабочих мест

С ней солидарен политолог Данияр Ашимбаев — одной молодежной политикой  сложившуюся ситуацию не исправить. Нужна работающая экономика, основанная не на «распиле» активов, а подразумевающая создание среднего и крупного бизнеса.

— Молодежная политика — это прежде всего определенная идеологическая работа. Но многие вещи она не включает и направлена в основном на тех, кто не испытывает социальных проблем.

Легко быть активистом, когда у тебя есть работа, время, жилье и образование

Большое количество у нас необразованных молодых людей связано с экономической политикой в целом. А также с демографической и миграционной. В стране высокая рождаемость и достаточно своеобразная внешняя миграция. В другие государства уезжают более-менее квалифицированные специалисты и учащаяся молодежь, а приезжают со средним или средне-техническим образованием из соседних государств.

Данияр Ашимбаев, фото с личной страницы в Facebook

Не создается стабильных рабочих мест — более-менее крупных предприятий, по сути, так и нет. Остались «нефтянка», металлургия, госслужба. Все остальное — сфера услуг и торговля, которые достаточно подвержены конъюнктуре. То есть массовое устройство там может быть либо сезонным, либо временным.

А госпрограммы, направленные на создание рабочих мест, по большей части фиктивные. Большинство построенных заводов, видимо, существуют только на бумаге

Без создания собственной промышленности решить проблему массового трудоустройства, в том числе и молодежного, не удастся. Найти работу не всегда получается и людям с высшим образованием, — отмечает он.

Перекос рынка труда

Политолог подчеркивает, что сегодня даже у неквалифицированных кадров завышенные ожидания и требования.

— Поэтому у нас строительные компании предпочитают работать с мигрантами из Узбекистана и Кыргызстана. Они менее прихотливы, но при этом имеют за плечами определенный опыт работы. Другой момент заключается в том, что по мере автоматизации и цифровизации производства (которую мы активно внедряем) многие предприятия перестают нуждаться в большом количестве рабочих мест.

В то же время у нас нет востребованности в сфере общественного питания, коллективного строительства, жилищно-коммунального хозяйства. Наша молодежь не рвется к рабочим специальностям — не стремится обучаться на поваров и сантехников, считая непрестижными профессиями

Рынок труда у нас перекошен, да и образование не все хотят получать, предпочитая заниматься частным извозом или добиваться, чтобы устроили в «нефтянку». Но эта отрасль не резиновая: предприятия в Мангистауской области свой ресурс давно выработали, — отмечает Ашимбаев.

По его наблюдениям, в попытке привлечь молодых обучаться на менее востребованных специальностях, Минообразования в свое время загнало себя в ловушку.

— При низких проходных баллах на педагогические специальности туда шли те, кому не удалось поступить на другие направления. В итоге бывшие троечники становились не самыми компетентными учителями

Сегодня мы уже можем увидеть негативный эффект. А учитывая демографический бум последних лет, мы еще будем пожинать плоды, — уверен политолог.

Нужные реформы

Без переформатирования экономической политики в сторону реального сектора смысла в молодежной политике никакого не будет. А

с безработицей не удастся справиться до тех пор, пока функции трудоустройства будут разбросаны между акиматом и другими ведомствами

То же самое с вопросами миграции: ими сейчас занимаются и Минтруда, и МВД.

— Нам нужно, чтобы у нас было сильное Министерство труда, занятости и миграции. Которое бы готовило рабочую квалифицированную силу, регулировало внутренние миграционные потоки и обеспечивало защиту прав работников. Нам требуется собрать в один кулак регулирование всех трудовых отношений и перестроить экономику на реальный сектор. Необходимо внедрить систему жесткого мониторинга исполнения программ и государственных, и бюджетных.

Для этого нужна перезагрузка системы взаимоотношений законодательной и исполнительной ветвей власти

В условиях, когда правительство тратит миллиарды непонятно на что, а десятки миллиардов оседают в квазигоссекторе, не давая никакого эффекта, когда отсутствует система внешнего и внутреннего контроля и саморегулирования, наша экономическая политика продолжит быть направлена лишь на приписки и фикцию.

Только когда все ведомства будут охвачены занятостью и образованием, можно говорить и о молодежной политике, — заключает Ашимбаев.

Как избавиться от «поколения Патамушта» в новом кабинете министров? — эксперты

 

© «365 Info», 2014–2022 info@365info.kz, +7 (771) 228-04-01
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter