Астана
Сейчас
-11
Завтра
-3
USD
444
0.00
EUR
481
0.00
RUB
4.88
0.00

Споры из-за воды в Центральной Азии могут обостриться — эксперты

392

Из-за нехватки воды в Центральной Азии уже происходят конфликты, вплоть до вооруженных, говорили участники прошедшего накануне круглого стола. Интересы разных стран в использовании водных ресурсов не совпадают, мало того, сами ресурсы будут истощаться. Получится ли договориться заинтересованным сторонам, или напряженность будет расти?

Каждая страна думает о себе

Политолог Эдуард Полетаев отметил, что страны региона не могут прийти к соглашению по использованию воды с самого развала СССР. Интересы государств просто не совпадают.

— Условно регион в различных исследованиях часто делят на сельскохозяйственные и энергопроизводящие страны. Одним нужно орошать земли, другие заинтересованы в электричестве.

Каждая стремится учитывать в первую очередь свои интересы, иногда не считаясь с мнением соседей

Кроме того, водная повестка в Центральной Азии всегда рассматривается в контексте катастрофы Аральского моря, — уточнил он.

В Центральной Азии сохраняется целый клубок противоречий — Масаулов

В результате между странами растет напряженность, что приводит даже к вооруженным конфликтам. Например, весной 2021 года стрельба на кыргызско-таджикской границе из-за спора за право собственности на водораспределительный пункт «Головной».

Тогда погибли 55 и пострадали около 300 человек, тысячи жителей пришлось эвакуировать

— Напряженность вокруг водных ресурсов способствует созданию в целом тревожного политического климата в регионе. Она не только провоцирует враждебные высказывания, но и вызывает к жизни предположения, что страны, если потребуется, готовы защищать свои интересы с помощью силы, — сказал Полетаев.

Эксперт привел данные Всемирного банка, согласно которым интенсивное сельское хозяйство

служит источником средств к существованию примерно для 30% населения региона и производит 10% регионального ВВП

При этом продуктивность водных ресурсов в разы меньше среднемировых показателей. По данным ЕАБР, ежегодно страны Центральной Азии недополучают 4,5 млрд долларов из-за плохого сотрудничества в водно-энергетической сфере. Это примерно 1,5% регионального ВВП. Из них около 40% потерь ВВП приходится именно на водное хозяйство. Прямые же экономические потери превышают 2 млрд долларов США.

— Более того, ожидается, что к 2050 году объем речного стока в бассейне реки Амударьи сократится на 10–15%, Сырдарьи — на 6–10% (по данным ЮНЕП — программы ООН по окружающей среде «Изменение климата и водные проблемы в Центральной Азии»), что еще больше усилит дефицит воды. К 2050 году нехватка пресной воды в Центральной Азии может привести к падению ВВП на 11%, — подчеркнул он.

Возможно, АЭС снизят остроту проблемы, но до них еще далеко

Однако звучат мнения, что нехватка водных ресурсов в регионе — это миф, ими просто неверно управляют.

— Эксперты не раз заявляли, что распределение водных ресурсов должно производиться на коллегиальной основе, в соответствии с международными соглашениями и восприятием интересов всех сторон. В противном случае возникшие проблемы придется решать не с экономической, а с политической позиции, — сказал эксперт.

В начале декабря 2021 в Москве прошел Второй Евразийский конгресс, на котором в числе прочего обсуждали и водную проблематику Центральной Азии.

— Через несколько лет единая энергосистема Центральной Азии теоретически должна заработать. Существует серьезный политический запрос на ее появление. Также это не только инвестиционный, но и международный интерес.

К водному вопросу рано или поздно подключится Афганистан, есть перспектива экспорта электроэнергии в Южную Азию

В советское время в среднеазиатскую объединенную энергосистему входили 83 электростанции из пяти республик. Пока гидроэлектростанции на постсоветском пространстве, если брать масштабы СНГ, дают более 16% электроэнергии.

Ашимбаев высказался о строительстве биолабораторий и АЭС в Казахстане

В таких странах, как Таджикистан и Кыргызстан – более 90%. То есть значимость водно-энергетических ресурсов в нашем регионе более существенная. Возможно, она снизится с постройкой атомных электростанций. Но пока речь идет о воде, — отметил Полетаев.

Есть ли будущее у гидроэлектростанций?

Марат Шибутов, член НСОД, считает что в регионе должны работать интегрированные бассейновые советы. То есть структуры, которые решали бы, кто и сколько воды будет получать. Ныне действующие межправительственные соглашения он не счел достаточно эффективными.

— Даже в пределах одной страны мы видим сложности в результате отсутствия таких работ. Например,

в Алматинской области на реке Иссык построили гидроэлектростанцию, в результате в нижнем течении — там, где Кульджинский тракт — фактически нет воды, фермерам нечем поливать землю

И подобных примеров несогласованности можно найти много, — рассказал он.

Еще один пример: часть воды для наших западных областей доставляется по трубопроводу Астрахань — Мангистау. Он может перестать работать из-за высокого загрязнения. Очистка питьевой воды освобождает от механических примесей и биологического загрязнения. Но от имеющихся в воде различных растворенных химических веществ избавиться сложно. Соответственно, качество воды может оказаться неудовлетворительным.

Прорыв дамбы в Узбекистане напомнил о проблемах с водой в Центральной Азии

У большей части рек на нашей территории общий объем стока меняется более чем в четыре раза.

— Соответственно мы должны понимать, на какой стадии цикла находимся – на повышении или на понижении. И вот об этом никто не говорит публично. Нет рабочей группы, комиссии по прогнозу. Из-за непонимания, сколько у нас воды, страдают многие сферы, — сказал Шибутов.

Эксперт привел еще один пример, на этот раз конкретно по Алматы. В ГКП «Алматы Су» утверждают, что есть ресурс на 4 млн жителей. Одновременно в городе есть районы с нехваткой воды, потому что там нет водозабора или водопровода. Также в Алматы есть проблема давления в системе. Высотные дома, имея насосы, выкачивают воду, а другие дома ее недополучают.

— В США и Западной Европе идет процесс уничтожения гидроэлектростанций. Плотины разрушаются, водохранилища спускаются именно для восстановления естественного течения рек. Это выгоднее. Электроэнергию можно получить другим способом. А рыбу получить сложнее. Думаю, мы рано или поздно к этому тоже придем. Потому что рыба и мясо будут стоить так дорого, что дешевле их будет выращивать в водоемах, чем дальше эксплуатировать гидроэлектростанции,

— сказал Шибутов.

Продолжение следует

© «365 Info», 2014–2024 info@365info.kz, +7 (771) 228-04-01
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter