Нур-Султан
Сейчас
-3
Завтра
-8
USD
437
0.00
EUR
493
0.00
RUB
5.92
0.00

Наводнения в Казахстане: кочевые казахи умнее современных чиновников — ученый

1786

В Казахстане проблема с водными ресурсами носит перманентный характер. В отдельные периоды ряд регионов страдает от паводков. Наряду с этим существует проблема маловодья — аграриям не хватает поливной воды. Происходит обмеление Балхаша, что в будущем сулит повторение судьбы Арала. И это только малая часть накопившегося пласта затруднений.

Грядут реформы

Тем временем на сайте «Открытые НПА» опубликована «Концепция развития системы управления водными ресурсами РК» для публичного обсуждения до 16 ноября 2021 года. Ее главная цель — решение проблем сохранения и рационального использования водных ресурсов страны.

Планируется сократить водопотребление за счет «рационального» использования воды. А также направить усилия на предотвращение наводнений и затоплений

Собираются усовершенствовать и водное законодательство. Все это хотят реализовать в соответствии с современными правовыми, экономическими, экологическими отношениями в стране. А также нормами международных договоров в области использования и охраны водных ресурсов.

Будут внедрены системы информационно-аналитического обеспечения управления водными ресурсами. А на базе КазНИИ водного хозяйства создадут научный центр по проблемам водных ресурсов и водного хозяйства. Ему отдадут приоритетное право на проведение научно-исследовательских, изыскательских, проектных и конструкторских работ в водной сфере.

Вопросы качества воды

Но по мнению Малика Бурлибаева, профессора и академика Академии водохозяйственных наук Российской Федерации (РАВН), глубинных проблем предложенные меры не решат. А создание нового центра — только видимость деятельности и бесполезное «отбивание» бюджетных денег.

— Во всех вариантах Концепции по управлению водными ресурсами не сказано ничего о качестве вод, кроме нескольких праздных фраз. Да, новая классификация вод по степени загрязнения нужна. Но что мы будем делать с теми, кто в естественные водные объекты сбрасывает возвратные коллекторно-дренажные воды? А с теми, кто сбрасывает стоки городских очистных сооружений? Я подозреваю, прогрессирующее загрязнение вод заставит в будущем вводить лимиты на использование природных ресурсов.

— Как всегда, получился набор лозунгов без конкретной привязки концепции по водным ресурсам

Также упоминается о борьбе с весенним половодьем и паводками, хотя эти явления неотъемлемая составляющая экосистемы.

Борьба с природой

— Ну а как не бороться с половодьями, паводками и наводнениями?

— Наводнения – проблема рукотворная, они неразрывно связаны с вопросами весеннего половодья и паводков. Для нашего типа рек, которые относятся к Центральноазиатскому типу питания, половодья и паводки составляют до 80% годового стока рек. И играют огромную роль в сохранении речных и озерных экосистем, которые были сформированы за миллионы лет и прочно взаимосвязаны друг с другом.

А мы стараемся задержать эту воду в чашах водохранилищ. В итоге рушатся экосистемы

Приведу простой пример. Почему на Балхаше и Или исчез сазан? Это фитофильная полупроходная рыба. Она живет все время в озере и идет на нерест во время половодья вверх по течению. Нерестится сазан на растениях, за счет половодья и паводков затопленных в пойме. Потом мальки скатываются в основное русло и плывут дальше, к озеру. Благополучие флоры в пойме и дельте рек неразрывно связано с весенним половодьем и паводками. Происходит влагозарядка почв. Но мы задерживаем эту воду в водохранилищах, оставляя наши экосистемы «на голодном пайке».

Ошибка советской власти

— Вмешательство человека приводит и к обмелению рек. Кроме того, я считаю, надо пересмотреть положение о водоохранных зонах и полосах. Что у нас происходит?

При размещении вблизи рек поселков, производств или чего-то еще, мы ориентируемся на Водный кодекс и Правила установления водоохранных зон и полос. Если разобраться, эти нормативные документы мало чем отличаются от своих аналогов советского времени

По ним водоохранная полоса берется в зависимости от уклона местности (поймы), относительно русла рек. А в классической гидрологии есть такое понятие, как «отметка высоких вод». То есть предел, до какого уровня поднималась вода. Ориентир идет на естественный исторический максимум уровня воды, а не на искусственно отмеренные метры водоохранной полосы.

Поэтому такие естественные природные факторы, как половодье и паводки, нынешними разработчиками Концепции воспринимаются как зло. И они трубят о том, что с ними необходимо бороться

В советское время, вопреки законам сохранения природы, происходило жесткое регулирование стока. И было гарантировано, что никакого затопления поймы в весенний период не будет. Вот с того времени мы и начали разрешать размещение производств, поселков и прочего в зоне затапливаемой поймы. Это порочная практика продолжается и по сей день.

Мудрость предков

— Но построенные населенные пункты уже сложно куда-то деть, даже если они и были возведены с грубыми нарушениями, в водоохранных зонах. Это потребует и принятия соответствующих законов, и огромных бюджетных затрат. Разве в такой ситуации есть выход?

— Водоохранная полоса должна быть установлена от уреза воды до места с отметкой высоких вод. И пока в поймах рек будут оставаться производства, поселки или другие объекты, понятное дело, они будут затапливаться. И наводнения останутся для нас вечной «головной болью». Природа намного умнее человека, ее не надо переделывать.

Да и наши предки, кочевые казахи, были мудрее. Они даже с юртами не лезли в русла, поймы и долины рек. Знали, что не сегодня-завтра их смоет. А мы в 20-21 веках туда поперли

Но может быть здесь причина в другом? Может сегодня кто-то просто заинтересован ежегодно «дербанить» резервный фонд правительства для борьбы с наводнениями?!

Особенности водопотребления

— Если мы в этой борьбе будем бесконечно строить новые водохранилища, окончательно угробим экосистему. Результат губительного воздействия мы видим уже сейчас. Это появление пустынь и полупустынь. В конечном итоге жить в таких местах будет попросту невозможно.

Несколько лет назад я написал монографию «Затопление поймы Иртыша — главный фактор устойчивого развития экосистемы». В ней содержатся рекомендации со всей необходимой доказательной базой, как решить возникшие проблемы.

— С какими еще моментами в разработанной «Концепции развития системы управления водными ресурсами РК» вы не согласны?

— Не согласен со следующим: если мы так печемся об экологии, почему в концепции не идет речь о вводе в водный кодекс термина «экологический сток»? Почему мы не определяем экологическую емкость — предельно допустимое вредное воздействие деятельности человека на речную экосистему?

Малик Бурлибаев

Малик Бурлибаев

А еще в концепции наблюдается некая зацикленность на управлении водопотреблением. Говорится об экономическом стимулировании водосберегающих технологий. Но согласно положению о Комитете по водным ресурсам, это не его функция.

Я считаю, неправильно технологически стимулировать фермеров экономить воду. Надо произвести нормальную научную обоснованность стоимости воды, тогда фермеру будет невыгодно ее транжирить, он будет сам заинтересован в водосберегающих технологиях

Себестоимость воды не должна определяться тарифами, взятыми «с потолка». Она должна быть вычислена с учетом ущерба, нанесенного природе этими хозяйствующими субъектами. А вырученные деньги надо использовать на восстановление этих экосистем. Также должно быть прогнозирование уровня воды. Вот этим Комитет по водным ресурсам и должен заниматься. Это делается с помощью спутниковой фотосъемки.

Зимние затопления

— Каким образом определять ущерб, нанесенный экосистемам?

— Для этого должны быть произведены сложнейшие экономические расчеты. И каждый ущерб надо оценивать отдельно. К примеру,

в дельте реки Или сейчас пустыня, периодически свирепствуют пыльные и песчаные бури. Все это результат строительства Капчагайского водохранилища

До того, как оно было построено, площадь дельты Или составляла 8 тысяч квадратных километров. Из них 2 000 кв. км все время были затоплены — это водно-болотные угодья. Но тогда процветали и рыба, как я уже упоминал, и ондатры, и дикие кабаны.

К слову, кабанов там даже добывали во времена Великой отечественной войны, чтобы обеспечить фронт. Но все исчезло из-за непродуманного искусственного вмешательства. В настоящее время дельта реки ежегодно затапливается примерно с 31 октября до 30 марта, когда идет максимальная выработка электроэнергии на Капчагайской ГЭС.

Проблема Балхаша: нужен ли Казахстану второй Арал?

Зимние затопления, кроме вреда, ничего экосистеме не наносят. Все замерзает. Те же дикие кабаны не могут найти пропитание — им не добраться через промерзшую землю до корневой системы растений. А это основной источник пропитания этих животных. Ондатры зимой спят в хатках, а их смывает зимними затоплениями, поэтому они тоже больше не водятся. Но сегодня даже речи не идет о том, чтобы признать проблему и начать ее решать.

Ретивые разработчики Концепции почему-то не позаботились о том, чтобы минимизировать наносимый ущерб речной и озерной экосистемам

Где рекомендации о научном обосновании экологического стока? Где пути нормирования антропогенного воздействия человека на гидрологический режим водотоков? И таких вопросов много! Получилась не «Концепция развития системы управления водными ресурсами» для целей защиты речных и озерных экосистем, а документ, противоречащий всякой логике!

© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter