Нур-Султан
Сейчас
-6
Завтра
-19
USD
436
-0.44
EUR
493
-0.45
RUB
5.92
0.00

Казахстан будет минимизировать вредные выбросы и должен добиться «нулевого баланса»

134
Фото: МЭГПР РК

Появится ли в Казахстане своя атомная электростанция? Получится ли остановить загрязнение атмосферы и почвы? Что нужно для выполнения требований Парижского соглашения?

На эти и другие вопросы отвечали участники прошедшего накануне в Службе центральных коммуникаций брифинга.

На брифинге присутствовали:

  • министр экологии, геологии и природных ресурсов Сериккали Брекешев
  • министр национальной экономики Асет Иргалиев
  • первый вице-министр энергетики Мурат Журебеков
  • вице-министр МЮ Акерке Ахметова
  • управляющий директор по инвестициям, приватизации и международному сотрудничеству — член правления АО «Самрук-Қазына» Ернар Жанадил

Два сценария действия до 2060 года

В начале брифинга министр экологии, геологии и природных ресурсов РК Сериккали Брекешев рассказал о Доктрине достижения углеродной нейтральности до 2060 года. Документ разработали в сентябре 2021 года, до 22 сентября проходило его публичное обсуждение.

Цель стратегии — достичь до указанного срока так называемого «баланса нулевых выбросов» парниковых газов

Это не означает, что выбросов не будет вообще, но их сведут к минимуму, а из оставшихся часть будет улавливаться с помощью соответствующих технологий, а часть — поглощаться зелеными насаждениями.

Доктрина предусматривает два сценария. Первый из них — базовый, то есть путь без мер по декарбонизации экономики (комплекс мероприятий по снижению числа выбросов парниковых газов, образующихся в процессе сжигания ископаемого топлива, например, угля — прим.). Однако аналитики утверждают, что

такой путь не позволит добиться значимого эффекта, в том числе и прогноз роста экономики в жизнь не воплотится

В качестве причин министр назвал три внешних фактора.

Климатическая катастрофа неизбежна — ученые

Во-первых, Европейский Союз (и другие крупные торговые партнеры) собираются вводить так называемый пограничный углеродный налог. Это дополнительные сборы за импорт продукции, производство которой связано с дополнительной эмиссией СО2 (углекислый газ). Значит, такая продукция окажется дороже, то есть попросту неконкурентоспособной и спросом пользоваться не будет.

Во-вторых, эксперты Международного энергетического агентства прогнозируют снижение цен на энергоресурсы.

В третьих, изменение климата повлияет на мировое сельское хозяйство, что в свою очередь также будет иметь негативные последствия.

Ставка на возобновляемые источники энергии

Второй сценарий Доктрины называется «сценарий углеродной нейтральности». Этот термин обозначает либо сокращения выбросов углекислого газа (и его аналогов) до нуля, либо их компенсацию за счет углеродно-отрицательных проектов.

Этот сценарий как раз предусматривает меры по декарбонизации и достижения углеродной нейтральности к 2060 году.

— По нашим расчетам, это позволит сократить ожидаемый ущерб от упомянутых рисков более чем в два раза. Результаты моделирования показали, что

к 2060 году Казахстан достигнет баланса нулевых выбросов в масштабах всей экономики

Большую часть выбросов удастся избежать, а оставшиеся будут улавливаться технологиями улавливания и хранения углерода, а также поглощены растительностью и почвой, — сказал министр.

Модернизация алматинских ТЭЦ снизит выбросы в атмосферу в 7,5 раза

Министр отметил, что предпринимаемые действия неизменно отразятся на топливно-энергетическом комплексе. Но в сторону улучшения.

Например, доля ископаемого топлива к 2060 году должна снизиться более чем втрое, а доля возобновляемых источников энергии, наоборот, вырастет с нынешних 3% до 70%

В потреблении на долю зданий и объектов промышленности приходится 42% и 40% соответственно. И еще 14% потребляет транспорт. Проведенные расчеты утверждают, что к 2060 году на долю промышленности придется уже 65% энергии, на здания 23%, а транспорт — всего 9%.

При этом общая сумма выбросов будет около 76 млн тонн СО2. Наиболее крупным источником окажется сельское хозяйство, на которое придется около 42 млн тонн. На втором месте будет промышленность с показателем в более 21 млн тонн. А на нефтегазовую отрасль придется «всего» 6 млн тонн.

В транспортной сфере число выбросов, согласно прогнозу, удастся уменьшить в десять раз, а в жилищно-коммунальном хозяйстве вообще свести к нулю

При этом будет увеличиваться площадь лесного хозяйства, а значит, и поглощение вредных выбросов. К 2060 году, как планируют в министерстве, будет поглощаться 45 млн тонн.

— Оставшиеся выбросы в объеме 31 млн тонн будут компенсированы технологиями улавливания и хранения углерода, что приведет к нулевому балансу выбросов и поглощений, — сказал министр.

Основа для устойчивого развития экономики

Однако это потребует серьезных инвестиций на протяжении 40 лет. Министр привел расчеты, согласно которым низкоуглеродные технологии потребуют около 650 млрд долларов. В том числе:

  • производство тепло- и электроэнергии 305 млрд долларов
  • транспорт — 167 млрд
  • горнодобывающая и обрабатывающая промышленность — 65 млрд
  • жилищно-коммунальное хозяйство — 57 млрд
  • сельское хозяйство — 49 млрд

Глава ведомства сообщил, что уже идет работа по привлечению инвестиций в ВИЭ. Например, с Объединенными Арабскими эмиратами. Более подробно об этом участники брифинга рассказали позже, отвечая на вопросы журналистов.

Новый Экокодекс позволит сократить выбросы парниковых газов в стране

Кроме того, нужно проводить реформы в различных отраслях экономики. В частности, повышать энергоэффективность и энергосбережение в производстве. Также развивать «зеленый» транспорт, снижать теплопотери при эксплуатации ЖКХ и так далее.

— Развитие Казахстана на пути к углеродной нейтральности будет не простым, но в тоже время заложит основу для устойчивого развития экономики и повысит инвестиционную привлекательность страны, — сказал Брекешев.

Кроме того, добавил министр, Доктрина предусматривает модернизацию экономики и создание рабочих мест.

— Как показали результаты моделирования, для обеспечения справедливого перехода необходимы дополнительные политические меры, которые

позволят распределить вызовы и выгоды приемлемым образом между различными социальными группами

и создать новые возможности в регионах, затронутых политикой декарбонизации, — сказал он.

К новому европейскому налогу мы пока присматриваемся

Отвечая на вопросы журналистов, министр подробнее рассказал о ближайших перспективах реализации Доктрины. В частности, о рисках, связанных с введением в ЕС пограничного углеродного налога.

Брекешев отметил, что с 2023 года он будет «по нулевой ставке», то есть продолжится работа по администрированию, сбору необходимой отчетной информации и так далее. И только с 2026 уже начнется непосредственно сбор.

— Мы предполагаем, что налог будет в районе ста евро за тонну CO2 в эквиваленте. Для снижения уязвимости наших экспортеров (это в первую очередь черная и цветная металлургия, минеральные и химические удобрения, цемент, электроэнергия) мы ведем работу по рассмотрению вопроса введения углеродного налога внутри страны, — сказал министр.

В свою очередь министр нацэкономики Асет Иргалиев добавил, что за подготовкой в ЕС нового налога мы внимательно наблюдаем. Кроме того, проходят консультации в ЕАЭС. Он ожидает, что картина будет уже более-менее понятна к концу 2021 года.

И величина налога, и сама его конструкция сильно зависят от того, каким он будет в ЕС. Мы ждем когда в Европе продвинутся вперед. Но на месте не сидим, — сказал он.

Далее Брекешев рассказал, какой будет трансформация различных секторов экономики. Главным образом это коснется энергетики. В частности, уже к 2030 году министерство планирует постепенно снизить долю угольной генерации в этой сфере с нынешних 69% до 40%. Соответственно увеличить долю газа до 25%, а ВИЭ — до 24%.

Также в ведомстве рассматривают «вопрос платности распределения квот на выбросы парникового газа».

Коснулся он и проблемы уязвимости сельского хозяйства. Как уже ранее отмечалось в докладе, из-за изменения климата аналитики ожидают сокращения количества атмосферных осадков. А значит, будут затягиваться циклы маловодья.

— Если уже сегодня не начать менять методы ведения сельского хозяйства, ущерб будет расти. Решение проблемы мы видим в развитии органического сельского хозяйства, а также внедрении водосберегающих технологий, — подчеркнул он.

Появится ли у нас своя АЭС

Первый вице-министр энергетики Мурат Журебеков рассказал о мерах по развитию солнечной и ветровой электроэнергетики в стране. Он сообщил, что

уже три года у нас проходят аукционы по реализации как раз таких проектов

Аукционы электронные и проходят открыто. В результате начиная с 2018 года тарифы на эти виды энергии серьезно снизились: на солнечную примерно на 64%, а ветряную и гидро — приблизительно на 23%.

Сериккали Брекешев к этому добавил, что

дешевеют и непосредственно технологии ВИЭ

Например, за десять лет в солнечной энергетике они подешевели в девять раз. При этом прогресс на месте не стоит, а значит, технологии будут становиться все дешевле и доступнее.

Также у присутствующих поинтересовались, продолжают ли рассматривать возможность строительства АЭС на территории Казахстана? В ноябре 2021 года в столице соберутся эксперты по атомной энергетике, будут ли они консультировать наши уполномоченные ведомства? Есть ли вообще сдвиги в этом вопросе?

Журебеков напомнил, что глава государства в своем сентябрьском Послании народу Казахстана поручил кабмину проработать вопрос в течение года. Чем правительство сейчас и занимается. Нужно определить возможные локации, отвечающие всем необходимым критериям.

— Ведем консультации с экспертами, в том числе международными, по технологиям, мощностям. Смотрим также актуализированный баланс электропотребления и электропроизводства, чтобы определить, будет ли дефицит, и если будет, в каком году и в каком объеме. Работа проводится в комплексе, в ноябре обсудим с международными экспертами. Думаю, что в те сроки, которые обозначил глава государства, мы завершим работу и представим видение по дальнейшей реализации проекта, — заверил он.

Понадобятся большие инвестиции

Журебеков также ответил на вопросы о дальнейшем развитии гидроэлектростанций в стране, уровню газификации и состоянию электросетей.

По поводу ГЭС он сообщил, что

в 2020 году был принят план развития гидроэлектростанций, который предусматривает 10-летнее планирование

— Мы планируем в его рамках осуществить около 70 крупных и малых проектов общей мощностью около трех тысяч мегаватт. В четырех областях — ВКО, Туркестанской, Жамбылской и Алматинской, — сказал он.

Что касается газификации, общий уровень по республике 54,3%. А в Алматы (этот вопрос прозвучал отдельно) — целых 95%.

Для обеспечения газом регионов каждый год бюджет выделяет средства — например, в 2021 году более 50 млрд тенге. Однако есть и проблемы. В четырех областях (СКО, ВКО, Павлодарская и Акмолинская) она стоит наиболее остро.

— Сейчас работает совместная рабочая группа с Газпромом и Казтрансгазом. Мы занимаемся расчетами, и

в ближайшее время стоит задача по определению наиболее выгодного маршрута газификации

Когда с вариантом определимся, будем смотреть по источникам финансирования, — заверил Журебеков.

Что касается состояния электросетей, здесь изношенность 55-56%.

— В целом отрасль очень капиталоемкая, подразумевает более длинный срок окупаемости для инвесторов. Кроме того, цена на продукт регулируется государством, а не определяется рынком. Поэтому не так просто привлечь в нашу отрасль инвесторов, — посетовал Журебеков.

Вице-министр заявил, что если мы хотим увеличивать производство электроэнергии, нужно будет модернизировать существующие сети и строить новые.

— Есть прямая взаимосвязь между инвестициями и улучшением качества нашей сети, — констатировал он.

© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter