Нур-Султан
Сейчас
-11
Завтра
-17
USD
434
+2.67
EUR
490
+4.01
RUB
5.78
+0.09

Климатический саммит: есть ли повод для оптимизма?

171
Фото: Charles Platiau / Reuters

Масштабный форум позволил «сверить часы» и оценить, насколько современные государства продвинулись в решении вопросов борьбы с изменением климата.

Проведение саммита стало заявкой США на возвращение глобального лидерства в вопросах международного характера. Вашингтон намерен возглавить мировые усилия по переходу от «коричневой» к «зеленой» экономике, тем самым воплощая на практике отказ от политики протекционизма.

Именно поэтому на площадке форума Вашингтон попытался объединить вокруг себя единомышленников, готовых дать старт для новой амбициозной глобальной климатической повестки.

Новые начинания

Хотя формат саммита не предполагал достижения конкретных и всеобъемлющих договоренностей, ряд государств действительно объявили о намерении расширить обязательства по снижению выбросов парниковых газов.

Тон задали хозяева саммита. Президент Джо Байден подтвердил стремление США к 2030 году снизить выбросы парниковых газов минимум на 50% по сравнению с 2005.

Незадолго до климатического саммита ЕС представил еще более амбициозную цель — сократить показатель выбросов СО2 на 55% к 2030 году по сравнению с уровнем 1990 года.

На краю пропасти: чем грозит резкий рост внебанковских кредитов, рассказали эксперты

О своем желании повысить планку в отношении целей по снижению выбросов СО2 заявила и Великобритания, обновив свои обязательства по сокращению выбросов к 2030 году до 78%. Япония подняла планку с 26% до 46%, Канада — с 30% до 45%.

Однако крупнейшие эмитенты парниковых газов, такие как Китай и Индия, не были готовы озвучить стратегию перехода к углеродной нейтральности на среднесрочную перспективу. Так, Китай открыто объявил, что до 2030 года парниковые выбросы будут только расти, а Индия лишь пообещала к этому сроку снизить углеродоемкость ВВП на 33-35%.

Мировые лидеры по производству углеводородов в лице России и Саудовской Аравии также не обозначили намерений отойти от экономической модели, построенной на экспорте ископаемого топлива.

Эр-Рияд лишь заявил о намерении обеспечить долю ВИЭ в энергобалансе страны, равную 50% к 2030 году. В свою очередь Москва оставила свои изначальные планы по сокращению СО2 без изменений, параллельно пообещав увеличить долю генерации электроэнергии из низкоуглеродных источников.

Вместе с тем можно ожидать, что Соединенные Штаты не оставят попыток переубедить своих геополитических конкурентов проводить более активную «зеленую» политику. Так, американский лидер Джо Байден был

«воодушевлен призывом Владимира Путина к сотрудничеству мирового сообщества по сокращению выбросов углекислого газа»

Более того, США уже смогли договориться с Китаем и Индией о расширении сотрудничества в рамках борьбы с изменением климата.

Неотвратимость перемен

Несмотря на наблюдаемую разноскоростную реализацию национальных экологических стратегий, мировые лидеры сходятся в одном – невозможно отрицать наличие негативного воздействия от изменения климата.

Приоритезация вопросов экологической повестки будет проходить и дальше. Взаимоувязывание экономических стратегий с политикой перехода к производству низкоуглеродной продукции становится новым трендом международной торговли.

Где в Казахстане жить хорошо: почему растет внутренняя миграция? — окончание

Практика применения «углеродного тарифа» и «углеродных квот» уже нашла широкое распространение, став новой экономической реальностью. Так, реализуемая в ЕС система торговли квотами является крупнейшей в мире и оценивается более чем в 51,4 млрд евро в год.

Ожидаемое внедрение в Европе налога на «углеродный след» для продукции иностранных поставщиков будет способствовать изменению всего процесса производства, в особенности если речь идет о таких товарах, как нефть и природный газ, сталь, продукты нефтегазохимии и пластмассы.

Являясь частью мировой экономической системы, Казахстан не может оставаться в стороне от текущей трансформации

В настоящее время в стране разрабатывается Концепция низкоуглеродного развития до 2050 года, которая будет включать соответствующие меры как по «зеленому» росту, так и по глубокой декарбонизации национальной экономики.

Необходимо подчеркнуть, что Казахстан остается верен своим намерениям сократить выбросы парниковых газов к 2030 году на 15% от уровня 1990 года. Уже сейчас в стране наращивается потенциал возобновляемой энергетики.

По итогам 2020 года доля ВИЭ в энергобалансе страны составила 3%, что полностью соответствует целевым индикаторам Концепции по переходу к «зеленой» экономике.

Автор: Лидия Пархомчик, эксперт Института мировой экономики и политики (ИМЭП)

© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter