Нур-Султан
Сейчас
22
Завтра
15
USD
427
0.00
EUR
515
0.00
RUB
5.72
0.00

3 новых миллионера появились в Казахстане за время пандемии — депутат

5357
Ирина Смирнова, фото с сайта total.kz

Производители и владельцы небольших магазинчиков бьют тревогу — который месяц они несут убытки:

«У людей нет денег, — написал на своей странице в Facebook основатель Aksay Group Денис Кулькин. — «Последние три недели марта наша средняя дневная касса была 1,1 млн, начало апреля — 0,7 млн в день. Магазины жалуются — не только ваши семечки стали хуже продаваться, все остальные тоже. Более мелкие конкуренты просто лежат и тухнут. Даже аксайский хлеб не уходит с полок! Магазины вынуждены отказывать в заявке торговым представителям с лепешками, потому что буханка-то не лежит. Гнилым хлебом собак кормят.

Наши продажи, кстати, это очень хороший экономический индикатор, мы на себе ощущаем наличие или отсутствие денег у населения

Причем день в день. Начало месяца всегда приносило меньше денег, обычно до 7-10 числа, потом выдавалась зарплата, и люди шли в магазины не только за самым необходимым. Но в этом месяце драматичное снижение… На фоне этого кто-то там наверху пытается контролировать рост цен. Да не надо! Они сами скоро начнут падать. Денег у людей нет. Знаете такой экономический закон, да? Платежеспособного спроса нет, производители вынуждены будут «упасть» по цене, чтобы хоть как-то втиснуться в потребительскую корзину».

Привычка экономить

Депутат Ирина Смирнова говорит, что вместо финансовой поддержки ритейлеров государству следует напрямую помогать обнищавшему населению. Тогда оно сможет покупать себе еду.

— Производители констатируют снижение продаж не только товаров не первой необходимости, но и социально значимого продовольствия. У людей нет денег. Что должно сделать государство?

— Наш анализ показывает, что действительно люди стали меньше покупать. Тому несколько причин.

Первая — обнищание. Потому что люди не получают зарплату. А если получают, то не полностью. Бизнес без конца останавливается или создаются такие условия, когда он вообще разоряется или перепрофилируется. Я говорю в первую очередь о малых и средних предприятиях. Наиболее пострадали сферы общепита и услуг — кафе, парикмахерские, фитнес-клубы, маленькие магазины. Когда их закрывают раньше времени или ограничивают их работу в выходные дни, люди прекращают пользоваться их услугами вообще.

Например, мои знакомые приноровились сами себя стричь. Тем более, в соцсетях полно обучающих видеороликов. Достаточно купить машинку

В скором времени, когда они наберутся опыта, им вообще больше не понадобятся услуги парикмахерской. И мои знакомые не одни такие по стране.

Вторая причина — магазины у дома умирают из-за неудобного графика работы и ограничений, а также из-за бурного развития интернет-торговли. Понятно, что работать себе в убыток никто не будет. И пока параллельно наши налоговые службы выдумывают новые варианты потуже закрутить малому и среднему бизнесу гайки, люди предпочитают покупать, не выходя из дома и не вставая с дивана.

Кинотеатры — то же самое. Их открывают на два дня, а затем закрывают снова. Зрители отвыкают ходить в кино.

Закрытие ресторанов в 10 вечера — сразу отток посетителей. Люди уходят в частные дома

Откройте любые ресурсы о сдаче жилья в аренду, там появилась масса объявлений, где можно недорого на сутки снять большой дом. И люди отмечают торжества именно там. Разумеется, ни о каком санитарно-эпидемиологическом контроле нет и речи — закрытые вечеринки проходят за закрытыми дверями. И к этому новому варианту отдыха люди тоже привыкают.

Бизнес уходит в тень

— Бизнес уходит в тень, чтобы минимизировать штрафные санкции и другие претензии контролирующих органов. А в тени обычно серая зарплата и работники бесправны. Обнищание налицо. Очевидно, что за год ограничительных мер люди научились ограничивать себя в покупках.

И если продовольственные магазины отмечают снижение покупательской способности, что говорить о магазинах одежды? Потребность в обновлении гардероба на дистанционной работе исчезает.

— Ходить год в одном платье — нормально, но производители говорят о том, что люди стали ограничивать себя даже в покупке продуктов первой необходимости. Даже хлеба.

— Нет денег. Растут цены. Нам называют какие-то фантастические 6-7%, но я верю своим глазам, когда вижу рост цен на растительное масло и мясо на четверть и больше. Что это значит? Люди переходят на макароны. Это несбалансированное питание приведет к снижению качества жизни, ухудшению здоровья, в том числе правильного физического развития детей.

Поэтому государство должно озаботиться тем, чтобы помогать гражданам напрямую, без посредников в виде государственных и квазигосударственных структур и банков

Мы об этом говорим. Надо посмотреть на опыт других стран. Например, в Великобритании при объявлении локдауна и перевода людей на самоизоляцию им продолжают платить 80% от зарплаты.

У нас же почему-то считается нужным отдать бюджетные деньги на программу «Енбек» и Дорожную карту занятости, которые неизвестно куда деваются.

В итоге 1 трлн тенге пойдет на создание 15 тысяч постоянных рабочих мест и 242 тысячи временных на несколько месяцев. Это эффективные расходы? Я считаю — нет

Появляется какая-то креативная экономика. Какой креатив в период выживания? Надо спасать обнищавшее население. Государство прекрасно знает, сколько в стране малообеспеченных семей, где родители не могут работать в силу не всегда внятных ограничений. Дети в таких семьях не только не доедают, но и нормально не обучаются и не развиваются. А ведь они растут и когда-то вырастут.

Бедные беднеют, богатые богатеют

— С 2019 года МНЭ сдерживает рост цен на социально значимые продукты путем субсидий крупным торговым сетям. Однако мы видим, даже официальная статистика показывает, что цены продолжают расти. Значит, усилия государства тщетны?

— Мы давно говорим, что вместо этой никому непонятной с точки зрения эффективности помощи крупному бизнесу помогать надо напрямую гражданам. Потому что когда у людей появляются деньги, они идут их тратить.

Социально значимых продуктов в корзине не так много, как на самом деле нужно людям.

И сдерживание роста цен на определенную группу товаров всей проблемы роста цен не решает. Люди не только едят

Они лечатся, учатся и пользуются коммунальными услугами. Значит, по заявлению граждан их надо поддерживать напрямую.

— Однако несмотря на общую картину обнищания, люди умудряются покупать квартиры, машины и проводить свадьбы. Значит, масштабы нищеты не такие великие, как мы думаем?

— Богатые стали богаче, бедные беднее. Могу дать примерные цифры, исходя из положения в школах. Всегда 10-20% школьников были из малоимущих семей. В данный момент в Казахстане 1 млн бедных детей.

На их фоне в Казахстане за пандемию появились 3 долларовых миллионера

Мы знаем, как закупали планшеты и компьютеры для школьников. По каким-то организациям идут проверки. Но тех, кто обогатился в смутное время, гораздо больше.

На профилактику и борьбу с ковидом потрачена беспрецедентная сумма в 18 млрд долларов. Кто из нас почувствовал эти деньги? Так и получилось, что за последний год в Казахстане разрыв между очень бедными и очень богатыми увеличился еще больше.

© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter