Нур-Султан
Сейчас
11
Завтра
15
USD
434
+0.15
EUR
516
-0.30
RUB
5.62
+0.02

Между Казахстаном и Россией сложные, но рабочие отношения — эксперт

6984
Султан Акимбеков

 — Можно ли говорить о том, что недавние выпады, связанные с телевизионными заявлениями депутатов Государственной думы РФ Вячеслава Никонова и Евгения Фёдорова, касающиеся современной территории Казахстана, негласно повлияли на охлаждение отношений между Москвой и Нур-Султаном? Тем более, что МИД Казахстана после этого отправил ноту протеста временному поверенному в делах России Александру Комарову.

— Отношения между Казахстаном и Россией все-таки значительно масштабнее, чем упомянутый эпизод с российскими депутатами. Здесь и вопросы экономики, политики и многое другое. Один эпизод не может оказать влияния на такую сложную систему. Поэтому и казахстанская, и российская стороны сразу же демонстрировали намерение завершить выяснение отношений.

Скорее можно считать, что со стороны Казахстана это был своего рода тактический ход. Таким образом, Казахстан публично продемонстрировал свое несогласие с некоторыми аспектами российской политики в области идеологии.

Начнут ли отбирать землю у граждан и отдавать застройщикам?

Например, можно упомянуть интервью от 14 октября 2020 года министра иностранных дел России Сергея Лаврова российским СМИ, где он высказался в том числе и по вопросам внутренней политики Казахстана. Понятно, что министр все-таки официальное лицо. В этом смысле депутаты Никонов и Федоров более подходящие персоны для публичной реакции нашего министерства иностранных дел.

Ответ российской стороны был предсказуем:

эти депутаты не отвечают за формирование внешней политики

У Казахстана, скорее всего, для такого демарша была некая потребность, связанная с тактическими обстоятельствами. Для России это стало сюрпризом. Скажем так, стороны прояснили свои позиции. На отношения в целом этот эпизод, скорее всего, не повлияет.

— В 2021 году роль председателя в ЕАЭС принимает на себя Казахстан. Каким образом отношения между Казахстаном и Россией влияют на ЕАЭС?

 — Казахстан и Россия, несомненно, являются наиболее важными странами для этой организации. И не только потому что сама ее идея появилась с подачи Нурсултана Назарбаева в 1994 году. Более того, кроме России только Казахстан в составе ЕАЭС имеет похожую структуру экономики и определенные финансовые возможности.

Проекты строительства от «Отбасы банка» — вредная симуляция роста — экономист

Все это на фоне активного использования двумя странами рыночной модели и наличия соответствующих компетенций. При всем уважении к третьему основателю ЕАЭС – Беларуси, но в этой стране реализована модель государственного капитализма. В то время как ЕАЭС все-таки теоретически должен основываться на идее свободной торговли, на чем-то очень похожем на ранний Европейский Союз.

Для этого необходим рынок и предварительное сближение параметров стран, как это делали в Европе. Но у нас с этим все сложно. Скорее от Европы мы берем процесс усиления бюрократии в лице Евразийской комиссии.
Казахстан в составе ЕАЭС – один из наиболее самостоятельных участников

Просто

ЕАЭС нужно было создать, поэтому, собственно, закрыли глаза на особенности белорусской экономической модели

Впоследствии точно также не стали учитывать специфику экономик Армении и Кыргызстана. Здесь надо учитывать и зависимость трех указанных экономик от России.

В этой ситуации Казахстан в составе ЕАЭС – один из наиболее самостоятельных участников, у которого теоретически есть возможность формулировать собственное видение ситуации и готовность его отстаивать.

Причем не только в контексте собственных интересов, но и общей концепции развития этой организации, раз уж мы оказались в ее составе.

— 5 января в официальной государственной газете «Егемен Казакстан» была опубликована статья президента Касым-Жомарта Токаева «Независимость превыше всего». В ней он пишет, что «каждый народ должен сам писать свою историю, не поддаваясь влиянию чуждой идеологии». Там же говорится о необходимости формирования качественно новой национальной идентичности. Какие выводы из этой статьи можно сделать для будущего российско-казахстанских отношений?

— В статье, безусловно, поставлены важные вопросы, в том числе о написании исторических работ. Такая потребность есть у любого народа. История – это основа идентичности. Теперь вопрос в реализации заявленных планов. Потому что обобщающую историю писать очень непросто. В определенном смысле узкоспециальные темы раскрывать не то чтобы проще, скорее удобнее.

Дело в том, что обобщающая история непременно должна затронуть в том числе и очень чувствительные темы. В нашем случае это почти вся история отношений с Россией. Причем это не только история с начала XVIII века, а также история со времен Золотой Орды. По крайней мере, по этой теме в последнее время поднимается очень много вопросов.

Создавая ЕАЭС, мы не учли, что российская бюрократия сильнее казахстанской – Султан Акимбеков

Но еще более трудными являются вопросы Российской империи, Советского Союза, которых очень много, и некоторые из них могут быть очень болезненными. Так что написать обобщающую историю не означает просто изложить факты, как это обычно происходит в учебниках для школ. Для этого надо раскрывать много трудных тем и давать им собственную оценку.
Это очень непросто.

Собственно, в статье президента Касым-Жомарта Токаева уже есть момент, который демонстрирует, что он учитывает сложность ситуации. Так, он призывает изучать голод 1921-22 годов, но ничего не говорит о более трудной ситуации с голодом 1932-1933 годов. Понятно, что связано с особой чувствительностью этой темы.

— В конце ноября 2020 года в Казахстане вышел фильм режиссера Марины Кунаровой «Плач великой степи», посвященный периоду Ашаршылык (голод 1932-33 гг.). В России была опубликована книга Верхотурова под заголовком «Казахский геноцид», которого не было», что вызвало негодование в Казахстане. Можно ли говорить об активизации информационной войны между Россией и Казахстаном? К чему это может привести?

— Несомненно, трагедия с голодом 1932-1933 годов в Казахстане является наиболее сложной для рассмотрения исторической темой. Понятно, что она не может не затрагивать отношений Казахстана с Россией. Причем как с точки зрения государственной идеологии, так и с позиции общественного мнения. Для части общественного мнения в двух странах характерны диаметрально противоположные оценки произошедшей трагедии.

Для государственной идеологии двух стран сложность заключается в том, что в современной России многие считают ее преемницей СССР. Это накладывает свои ограничения на темы, связанные с Союзом, хотя его уже нет.

Трагедия с голодом 1932-1933 годов в Казахстане является наиболее сложной для рассмотрения исторической темой

Собственно, история с книгой Дмитрия Верхотурова вполне отражает уровень напряженности вокруг острых тем. При том, что в 2013 году он написал другую книгу про голод в Казахстане, где оценки были совсем другими. Очевидно, что такие метания Верхотурова в первую очередь связаны с идеологией, история в данном случае только антураж. Поэтому и получился такой «боевой листок» идеологического фронта.

В 2013 году Верхотуров писал:

«С точки зрения имевшихся тогда планов оседания становится понятно, почему детальному проекту оседания не уделялось внимания. Главное было «освободить» землю, а уж как устроятся казахи в новых условиях, мало кого волновало, поскольку все руководство было согласно с тем, что казахов нужно было принести в жертву массовой распашке степей, в особенности в Северном Казахстане, считавшемся «оседло-земледельческим районом»».

В 2021 году его позиция резко изменилась:

«Идеология эта антироссийская по своему характеру. В ее рамках казахи преподносятся только как жертвы политики, проводимой центральным советским руководством. Поскольку Россия официально провозгласила себя правопреемником СССР, по логике казахских «голодоморщиков», за результаты этой политики отвечать и каяться тоже должна Россия.

Их не особенно останавливает тот факт, что Казахская АССР тогда была частью России и входила в состав РСФСР, и тот факт, что эта самая политика проводилась руками руководства Казахской АССР, в том числе и в значительной мере руками этнических казахов».

В принципе, такое изменение позиции возможно, но все-таки не за такой короткий период времени. Хотя, возможно, на изменение позиции этого автора повлияло изменение конъюнктуры. К этому можно отнести и более активное внимание в Казахстане к трагедии голода 1932-1933 годов.

Новую концепцию праздника Наурыз жестко раскритиковали — обзор казСми

Конечно, здесь есть самые разные суждения. Современные средства связи, социальные сети предоставляют возможность высказывания для самых разных позиций, в том числе довольно жестких. Но выпуск фильмов, переводы книг западных авторов по проблеме голода отвечают потребностям общественного мнения знать больше о произошедшей самой масштабной трагедии.

Причем книги западных авторов — Роберта Киндлера и Сары Камерон — переводят и публикуют главным образом в той же России. Просто эти работы стали более доступны для широкой аудитории. Естественно, это касается и фильмов по этой проблеме.

Но это нельзя назвать информационной войной. Потому что и книга Верхотурова, и фильм Кунаровой появляются вследствие потребностей разных групп общественного мнения. Государственные органы с обеих сторон как раз стараются максимально дистанцироваться от самых сложных тем. Хотя может быть это и не самая лучшая тактика.

В нашем мире проблему невозможно просто замолчать. Всегда будут писать, переводить, снимать фильмы. Сегодня это возможно уже и без государства. Более логично было бы все-таки участвовать в обсуждении и создавать качественный контент, только так можно избегать радикализации общественного мнения.

— С 18 января 2021 года Россия запретила ввоз томатов и перца из Казахстана, сославшись на вирус коричневой морщинистости плодов. Какие у Москвы есть рычаги влияния на Нур-Султан? Какие из них объективные, а какие преувеличены. К примеру, в медиа проводят аналогии между аннексией Крыма и возможных притязаниях на северные регионы Казахстана под видом защиты прав русских соотечественников.

 — Тема торговли между Казахстаном и Россией весьма чувствительная. Потому что здесь много нюансов. Например, Россия стимулирует экспорт, в том числе в Казахстан. Казахстанские предприниматели периодически жалуются, что им очень трудно попасть на российский рынок.

В магазинах Казахстана очень много российской продукции, но не наоборот, даже в приграничных областях. Между двумя странами очень значительный дефицит торгового баланса. Причем после начала работы ЕАЭС этот дефицит только увеличился. Так что здесь есть над чем работать, и сегодня это одна из самых сложных задач в рамках ЕАЭС.

Новую концепцию праздника Наурыз жестко раскритиковали — обзор казСми

Запреты на импорт той или иной продукции могут иметь разные причины. Это и борьба с конкурентами, и защита собственного рынка не совсем рыночными методами. Например, с этого года в России пытаются регулировать цены на отдельные виды продовольственной продукции. Это создает риск дефицита, например сахара, потому что казахстанские предприниматели скупают дешевый сахар и вывозят в Казахстан.

Конечно, это может быть и средством давления, как это было в отношениях России — например, с Молдавией. В таком случае доступ на рынок является частью политики. Но в отношениях между Россией и Казахстаном инциденты вроде запрета на импорт помидоров все же частные случаи. Собственно, Казахстан тоже использует подобную тактику.

Кто-то может сказать, что это проба пера. Однако в целом стороны весьма заинтересованы в экономических отношениях. Скажем так, это рабочие моменты.

Если же говорить о ситуации с Северным Казахстаном, прямо сейчас проблемой это не является. И главное условие связано с тем, что

в Казахстане сильная централизованная власть, с которой надо договариваться

Если бы у нас была более либеральная среда, мы оказались бы похожи на Украину, где одни политические силы ориентируются на Россию, а другие выступают против нее. Тогда радикализация общественного мнения была бы неизбежна. Все это вполне могло бы привести к непредсказуемым последствиям, если бы развитие ситуации вдруг приобрело неконтролируемый характер.

— Как можно характеризовать отношения между двумя странами — равноправное партнерство, союзничество или вынужденное соседство?

— Скажем так, это просто соседство, не так, как вы сформулировали. Это союзничество в вопросах безопасности. Это конкуренция в области экономики. Это многовекторная политика со стороны Казахстана в контексте двустороннего взаимодействия с Россией. Так что отношения не самые простые, но вполне рабочие.

© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter