Нур-Султан
Сейчас
13
Завтра
12
USD
428
-0.59
EUR
509
-1.56
RUB
5.85
-0.08

Новый «налог» от Минюста: коррупционные риски и лазейки

1129

История вопроса

До 2018 года из всех подконтрольных минюсту профессий только юристы оставались свободными. В июле 2018 года зарегулировали и их деятельность,  добавив оказание юридической помощи в закон об адвокатской деятельности. С тех пор любой практикующий юрист обязан состоять в палате юрконсультантов, платя членские взносы и проходя аттестацию. Сейчас в республике таких палат 87, в них состоят почти 10 тысяч юристов.

Но этого минюсту оказалось недостаточно. Ведомство решило по принципу и подобию республиканских объединений адвокатов, нотариусов и частных судисполнителей согнать в одну ассоциацию и всех юристов.

Недавно по этому поводу свое мнение на портале 365info высказал председатель совета Ассоциации палат юридических консультантов Фарид Алиев. Его коллега, известный юрист Михаил Надточий, вообще считает, что государство изначально действует незаконно и даже неконституционно, объявив юристов саморегулируемой профессией.

Михаил Надточий

— Саморегулирование — это осуществление публичной власти, — говорит Надточий. — Это новый институт в Казахстане. Публичная власть осуществляется самими госорганами, органами местного самоуправления и саморегулированием.

Саморегулирование вводится в определенных ситуациях. Там, где

государство передает какие-то полномочия частным лицам или какая-то профессия выполняет функции государства

Юристы таких функций не выполняют. Они — предприниматели, а предприниматели защищены конституционной поправкой о свободе предпринимательства. То есть никто не имеет права ограничивать свободу предпринимателя.

Власть или не власть?

— То есть обязательное членство в палатах уже незаконно?

— Именно. Саморегулирование — это ограничение доступа к профессии. Ведь создаются какие-то требования. Законы о саморегулировании и об адвокатской деятельности и юридической помощи наложили эти ограничения на профессию юриста. Это прямой конфликт с Конституцией.

Сравнивать юристов с адвокатами неприемлемо. Адвокаты осуществляют конституционный принцип государственной защиты от обвинений государства. Это и есть гарантированная государственная юридическая помощь. А юристы возмездно оказывают услуги. Они предприниматели, и их права и обязанности перед клиентами регулируются договором.

Мы даже по критериям разные субъекты. По налоговому кодексу нотариусы, судебные исполнители и адвокаты — лица, занимающиеся частной практикой.

Этот термин специально введен для тех, кто выполняет те самые государственные функции или если государство делегировало им какие-то полномочия

Например, были государственные судебные исполнители, сейчас частные. Они исполняют государственную функцию по исполнению судебных актов. Были государственные нотариусы — сейчас частные. Им государство дало полномочия заверять документы.

Мы не оказываем юридическую помощь, мы оказываем возмездные юридические услуги. Понятия адвокатской деятельности и юридической помощи в законе смешали специально, чтобы нас зарегулировать.

Хотя никаких государственных функций мы не выполняем. Мы не публичная власть. На запросы юристов никто не отвечает

И если за уклонение от ответа на адвокатский запрос есть административная ответственность, то за уклонение от ответа на запрос юриста таковой нет.

Платите, даже если не хотите

— И тем не менее закон действует уже два года…

— Мы решаем вопрос о выходе через суд на Конституционный совет, чтобы он рассмотрел противоречия.

— Сейчас рассматриваются новые поправки. Планируют создать Республиканскую ассоциацию палат юрконсультантов. Получается, еще большее закручивание гаек?

— Ну да. Сначала нас обязали всех быть в палатах, а поправками обязуют над нашими палатами создать ассоциацию палат. И это уже явно будет не саморегулирование, о чем изначально говорилось в законе.

Саморегулирование — когда все правила и условия работы по специальности, даже размер членских взносов, устанавливаются самими субъектами.

После принятия поправок нам навяжут определенное программное обеспечение на платной основе и какую-то ассоциацию,

которая якобы нам нужна и которой мы должны платить. Это никакое не саморегулирование.

— Вы спрашивали, для чего вообще нужна ассоциация?

— Спрашивали. Нам ответили: «чтобы она контролировала качество вашей работы». А то у нас в профессии все все неправильно делают. Хотя доказательств не представили. 

Даже если мы посмотрим закон о саморегулировании и закон об адвокатской деятельности, увидим, что плохую работу юриста можно обжаловать в трех организациях. Во-первых, в саму палату, где он состоит. Контраргумент наших оппонентов: палаты лояльны к своим членам. В принципе, палаты для того и создавались, чтобы защищать своих членов. А если юрист действительно не прав, никакая палата не станет его прикрывать — это чревато репутацией.

Второй вариант — уполномоченный орган в лице министерства юстиции. И если клиент недоволен ответом палаты и минюста, он может обратиться в суд. Вместо того, чтобы настроить работу трех контролирующих органов, над нами создают четвертый. Это можно назвать как угодно — бюрократией или лоббизмом.

Но факт, что

ежемесячно в ассоциацию за счет наших обязательных взносов будет поступать примерно 25 млн тенге 

А если с нами, такими нерадивыми, не справится и республиканская ассоциация, создадут еще одну, статусом повыше?

Юстиция придумала, юстиция одобрила

— Известно, на что будут тратить ваши деньги?

— Это даже не пытались прикрыть. На усиление роли и полномочий республиканского органа, расширение его аппарата за счет юридических консультантов, которым необходимо осуществлять достойное вознаграждение за их работу в органах ассоциации. Так указано в сравнительной таблице обсуждаемых поправок. 

Еще одна любопытная деталь. Когда минюст выложил проект закона на общественное обсуждение,

посыпались хвалебные комментарии в поддержку. Среди их авторов обнаружились полные тезки действующих работников органов юстиции

и судебные исполнители.

Чтобы читатель знал, реакция общественности влияет на принятие решений депутатами. Именно с этой целью в последние годы государство и создает видимость всенародного голосования за законопроекты. Как оно проходит, мы видим.

Кстати, по словам Михаила Надточия, в ноябре он случайно узнал, что уже несколько месяцев как исключен из состава общественного совета минюста. Очень надеемся, что это не связано с его критикой в адрес ведомства.


От редакции: мнение заместителя председателя Ассоциации палат юридических консультантов РК Абдыкарыма Акжанова читайте в одном из следующих материалов.

© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter