18+
Нур-Султан
Сейчас
4
Завтра
0
USD
389.81
+0.22
EUR
430.27
+1.21
RUB
6.06
+0.01

На Ближнем Востоке зреет угроза очередной войны

2713

Все громче звучат призывы привлечь к ответственности за атаки на заводы Саудовской Аравии именно Иран. И от того, до чего договорятся западные политики, зависит ближайшее будущее всего региона.

фото: ria.ru

Сразу после субботнего нападения дронов на нефтяные объекты в Саудовской Аравии возникли простые вопросы: кто это сделал, зачем и кого наказать? Ответы на них вроде бы прозвучали, но продолжает идти поток смешанной и неоднозначной информации. И в этом потоке четко прослеживается генеральная линия – вина должна быть возложена на Иран.

Первая реакция

Сразу после атаки госсекретарь США Майк Помпео не сомневался, кто это сделал.

«Иран предпринял беспрецедентную атаку на мирового поставщика энергии», — написал он в Твиттере.

Спустя несколько часов ответственность за нападения взяли на себя повстанцы Хути в Йемене. Однако Помпео прокомментировал их заявление так:

«Нет никаких доказательств, что нападения исходили из Йемена».

Президент США Дональд Трамп был менее категоричен. В воскресенье он написал в Твиттере, что поймет, если СА ответит ударом на удар. Но при этом предложил отложить «военное решение», чтобы «точно определить виновных».

Однако после того, как Иран официально отверг все обвинения в свой адрес, Трамп дал понять – «не верю».

«Они говорят, что не имеют никакого отношения к нападению на Саудовскую Аравию. Посмотрим?» — написал он в Твиттере.

Сбор доказательств

Идея обвинить Иран и в результате получить «добро» от международного сообщества на новые санкции, а то и на прямое вторжение, продвигается активно. Так, в воскресение официальные лица США опубликовали спутниковые снимки. Они якобы доказывают, что дроны пришли с севера. А Йемен находится к югу от Саудовской Аравии. Более того, в Абкаике (где находится объект атаки) было 17 точек удара. Тогда как хуситы заявили, что послали 10 беспилотников.

А это, по мнению официальных лиц, значит, что дроны были запущены из самого Ирана или южного Ирака, где расположены значительные иранские силы Аль-Кудса.

В понедельник уже саудовцы, сославшись на свое расследование, объявили, что напали не хуситы и не из Йемена. Но до прямых обвинений Ирана пока не дошло.

«Все практические доказательства и показатели, а также оружие, использованное в обоих нападениях, предварительно показывают, что это иранское оружие», — заявил представитель коалиции, подполковник Турки аль-Малки.

Правда, никаких подробностей он не сообщил, но сказал, что «ничто не помешает определить истинного виновного».

Многое будет зависеть от того, смогут ли спецслужбы США и СА предоставить убедительные доказательства, прямо указывающие на инициатора атаки.

Если виновным все-таки назовут Иран, трудно представить, что обойдется без ответных мер. Однако

прогноз возможных сценариев во многом осложняется непредсказуемостью решений Белого дома и непрозрачными процессами принятия решений в Иране

Прогнозы бесполезны

Действия администрации Трампа действительно предугадать сложно. Достаточно вспомнить, как в июне США нанесли удар по объектам Корпуса иранской революционной гвардии, за несколько минут до того, как Трамп отменил свое решение.

Или на прошлой неделе Помпео заявил, что президент США готов встретиться с президентом Ирана Хасаном Рухани «без предварительных условий ». Об этом сам американский лидер сказал в июне. Однако он отказался от июньских слов и опроверг слова госсекретаря.

Что касается давления на Иран, сам Трамп постоянно напоминает, что любые действия вне территории страны это дорогостоящее отвлечение от посыла «Америка прежде всего». Да и Джон Болтон, самый агрессивный в отношении Ирана советник Трампа, на днях ушел из команды президента.

Ян Бреммер, основатель геополитической консалтинговой компании Eurasia Group, в интервью ВВС подчеркнул, что

«необычайное разнообразие топ-консультантов — в их опыте, темпераменте и идеологии — делает чтение намерений администрации Трампа бесперспективным занятием».

Однако от новой стратегии НАТО, основанной на «концепции сдерживания», в США ждут хоть каких-нибудь доказательств эффективности. Например, еще в июле Вашингтонский институт отметил, что

«до сих пор на провокации Ирана практически не было реакции. Хотя президент Трамп и прав, желая избежать войны, но существует множество вариантов в спектре между войной и бездействием».

В то же время союзники США по Персидскому заливу тоже хотят гарантий. Им нужно понимание, что Америка все еще сильна.

«До сих пор летняя эскалация со стороны Ирана и его союзников — Турции и России — не вызвала никакой реакции. Хотя бы ужесточения санкций», — отметил Бреммер.

Также сложно понять тактику Ирана. Сторонники жесткой линии в КСИР, более умеренные элементы в правительстве Рухани и религиозное руководство — все это часть непроницаемого для экспертов процесса принятия решений.

Опасный перекресток

«Военный ответ» на нападения почти наверняка нарушит и, возможно, даже разрушит кропотливую работу Франции. Макрон добивается возвращения Ирана в ядерное соглашение в обмен на ослабление санкций США. Французы предлагают Тегерану кредитную линию на 15 миллиардов долларов, но им нужно и согласие Вашингтона. Президент Трамп, казалось, сочувствовал этой идее, но в целом его администрация выступает против.

Таким образом, регион находится на опасном перекрестке, где месть может быстро привести к эскалации. Мартин Гриффитс, специальный посланник ООН в Йемене, говорит:

«В одном мы можем быть уверены: этот очень серьезный инцидент значительно увеличивает шансы на региональный конфликт».

Хотя есть много неопределенности, устойчивость региональной политики Ирана не входит в их число. Тегеран потратил десятилетия и миллиарды на то, что он называет «абсолютной безопасностью». Расширил свое влияние от Ливана до Йемена и бросил вызов роли США в регионе. Кроме того, осознанно пошел на конфликт с суннитскими державами арабского мира.

Иран не запугать

Как писала в мае некоммерческая группа по безопасности в мире, центр Суфана:

«Региональную тактику Ирана трудно нарушить с помощью американских или даже глобальных санкций. Поскольку усилия Ирана являются недорогими и предполагают работу с партнерами, которые создали базы поддержки в странах, где они работают».

В число этих партнеров входят ополченцы-хуситы, «Хизбалла» в Ливане и шиитское ополчение в Ираке. Лидер «Хезболлы», шейх Хасан Насралла заявил в июне:

«США хорошо знают, что любая война с Ираном не будет ограничена границами Ирана. Сгорит весь регион».

И эти группы, разбросанные на довольно обширной территории, являются страховкой Ирана в любом противостоянии.

К тому же Иран заручился поддержкой Турции и России. По крайней мере в решении сирийского вопроса, что подтвердил прошедший 16 сентября саммит в Анкаре. О чем говорили президенты Ирана, Турции и России за закрытыми дверями, неизвестно. Однако не исключено, что если США и СА придут к «военному ответу», не имея веских доказательств причастности Ирана, этому воспротивятся Турция и Россия.