Инвестдоход пенсионных активов оплачивают налогоплательщики — Своик

Только на обслуживание почти трети всех активов ЕНПФ, вложенных на начало 2017 года в ценные бумаги минфина, уйдет 200 млрд бюджетных тенге.

Экономист, член общественного совета при ЕНПФ Петр Своик посчитал, что за 18 лет существования в Казахстане накопительной пенсионной системы вклады трудящихся обесценились на 1,3 трлн тенге за счет накопленной инфляции. Именно поэтому он настаивает на том, чтобы в выписках, которые получают вкладчики по своим счетам, как можно быстрее появилась строка накопленной инфляции.

Отрицательный доход

Еще 27 февраля во время внеочередной встречи представителей Нацбанка с членами общественного совета заместитель директора департамента монетарных операций Национального банка Нуржан Турсунханов отчитался за текущее положение дел в ЕНПФ.

Динамика доходности пенсионных активов

Динамика доходности пенсионных активов

Петр Своик посчитал убытки, которые вкладчикам принесла разница между инфляцией и доходностью.

убытки пенсионных накоплений казахстанцев

Убытки пенсионных накоплений казахстанцев

То есть фактическую убыточность минимум за 7 последних лет признал и сам Нацбанк, который с 2014 года управляет деньгами будущих и нынешних пенсионеров. Но и это далеко не все интересные факты, как, куда и за чей счет инвестируются 10-процентные отчисления с наших зарплат.

Накапливая на депозитах, имели бы больше

Петр Своик

Петр Своик

— Деньги, которые ежемесячно без нашего на то согласия у нас забирают в счет нашей будущей старости, я думаю, должны не только сохраняться на уровне инфляции, но и приумножаться. Хотя бы на 1-2 процента в год. Иначе какой толк в таком управлении пенсионными активами? — говорит Петр Своик. — Если исходить хотя бы из 2-процентной реальной доходности, в накопительной пенсионной системе должно было бы быть не 6,6 трлн тенге, а на 2,3 триллиона больше имеющегося. Более того, поскольку мы обязаны исходить из интересов вкладчиков, а не из того, на что способны «приумножающие» пенсионные накопления специалисты и используемые ими «инструменты»,

фактические результаты обязательного накопительства следует сравнивать с тем, как если бы граждане добровольно накапливали 10-процентные отчисления от зарплат в банках. Под 6% как минимум. В таком случае в системе должно было бы быть 16,6 трлн тенге,

то есть на 9,9 трлн тенге больше. Да даже если бы управленцы нашими пенсиями смогли хотя бы обеспечивать доходность денег на уровне инфляции, а не ниже, в ЕНПФ было бы уже 8 трлн тенге!

Эксперт обратил внимание и на тот факт, что «догнать» инфляцию и показать хотя бы минимальные успехи в управлении будущими пенсиями казахстанцев Нацбанк не в состоянии даже тогда, когда получателей из ЕНПФ пока не очень-то и много.

На комиссии тратят больше, чем на компенсации

— Я считаю, что взносы 2016-го года в сумме 552 млрд тенге и выплаты в размере 170 млрд тенге — это пока еще благоприятные входные-выходные балансы для системы. Но не могу не отметить тот факт, что гарантированная государством компенсация инфляции в прошлом году составила всего 11,2 млрд тенге. Тогда как комиссионные издержки, которые на своих плечах протащили вкладчики ЕНПФ за управление их деньгами, составили 59 млрд тенге. Что самое интересное, при отсутствии в выписках со счетов вкладчиков строки о накопленной инфляции получатели пенсий никак не смогут перепроверить, а верно ли им начислена компенсация инфляции? Лично я не видел в открытом доступе схему, по которой эти деньги возвращаются вкладчику. Этими расчетами занимаются центры по выплате пенсий, так что бессмысленно просить у ЕНПФ раскрыть все секреты.

Напомню, эти 11,2 млрд тенге компенсации, которую получили получатели пенсий в 2016 году, также выделены из бюджета. То есть за счет налогоплательщиков

Вот меня и волнует вопрос, а почему за все эти суррогатные заимствования, которыми занимается государство уже четвертый год с момента создания ЕНПФ, должны оплачиваться из кармана трудящихся? Если объяснить схему инвестирования на пальцах, то выглядит «приумножение» наших денег так: 2,6 трлн тенге пенсионных активов, вложенные по состоянию на начало 2017 года в ценные бумаги минфина, ни что иное как затыкание дефицитных дыр бюджета под гарантии государства. Спустя время эти же деньги с небольшим плюсом возвращаются в ЕНПФ. Но этот небольшой плюс по сути взят из того же бюджета. Ведь ценные бумаги — это не производственный инструмент.

Социалка «съедает» два образования

Ну и наконец, все эти попытки создать хоть какую-то видимость эффективного управления активами вкладчиков ЕНПФ Петр Своик сравнил с расходами бюджета на образование и здравоохранение. Добавив при этом, что 10-процентные отчисления казахстанцев и без запутанных схем инвестирования этих денег могли бы попадать в тот же бюджет.

— Основная нагрузка пенсионного обеспечения лежит не на ЕНПФ, а на бюджете. Расходы по этой части существенно превышают соответствующие поступления. Так, в республиканском бюджете на 2016 год затраты по статье «социальная помощь и социальное обеспечение» были запланированы величиной 1,86 трлн тенге. Тогда как индивидуальный подоходный налог (661 млрд) и социальный налог (505 млрд) обеспечили менее 60% от этой суммы.

Нехватку более 800 млрд тенге пришлось компенсировать за счет других статей бюджета. Для сравнения: на образование предусмотрено 454 млрд, на здравоохранение — 700 млрд тенге

Другими словами, нехватка источников наполнения пенсионных и социальных расходов съедает почти два образования или больше, чем все здравоохранение в Казахстане. В таком контексте идущие сейчас мимо бюджета 10-процентные пенсионные отчисления (552 млрд тенге в 2016 году) могли бы существенно оздоровить бюджетные балансы. На самом же деле необходимость обеспечения «инвестиционного» дохода «ценных бумаг» минфина дополнительно и крупно обременяет бюджет.

Своик — Нацбанку: если не можете догнать инфляцию, зачем мучиться?

# #