18+
Нур-Султан
Сейчас
12
Завтра
11
USD
378.9
-0.03
EUR
422.74
-0.26
RUB
5.87
0.00

Цена ответа на вопрос «Каспий — море или озеро?» глазами США (часть 3)

Почему все соседи по Каспию наращивают военный флот на море, хотя и дружат друг с другом? Об этом — в третьей части работы американского политолога фонда Heritage Foundation Люка Коффи, посвященной анализу расклада сил в Каспийском регионе.

На Каспии залегает доказанных запасов углеводорода в объеме примерно 6,7 миллиарда тонн нефти и 8,7 триллиона куб. м газа. Такой объем в сравнении с мировыми запасами, как доказанными и прогнозируемыми, не так уж велик.

Каспийские углеводороды

Существует пять факторов, влияющих на потенциальный экспорт каспийских углеводородов в Европу:

  • Увеличение потребления на внутреннем рынке. Очевидно, что по мере большего потребления углеводородов на внутреннем рынке, Каспий станет меньше вывозить.
  • Цена на нефть. Падение цен на сырую нефть влияет на глобальную индустрию.

За 2015 г. нефтяная и газовая промышленность сократила 70 тысяч рабочих мест и отменила ранее запланированные расходы на сумму в 200 миллиардов долларов США.

Каспий, где стоимость добычи по политическим и географическим причинам уже высока, также не защищен от этой тенденции.

  • Затраты на дополнительную инфраструктуру экспорта. Само положение Каспия осложняет вывоз углеводородов в Европу, строительство любого трубопровода, терминала и железной дороги потребует больших инвестиций. Это, наверное, мешает Европе удовлетворить свои потребности в энергоносителях за счет каспийских запасов.
  • Характер местных отношений. История региона, а также культурно-религиозные различия способствуют недоверию между государствами региона и в отношение внешних экономических сил.
  • Стабильность и безопасность необходимы для воплощения вообще любых экономических инициатив в регионе.

Кому выгодно Каспийское море, а кому — Каспийское озеро?

Последний и в то же время ключевой вопрос, нависающий над всеми факторами выше — это владение Каспием. Во времена СССР Каспий делили СССР и Персия-Иран. После развала СССР появились новые владельцы в лице независимых Азербайджана, Казахстана и Туркменистана.

В течение 25 лет ведутся дискуссии на предмет определения юридического статуса Каспия — море это или озеро.

Если будет окончательно решено, что Каспий — море, то согласно международных норм и положений больше всех выиграет Казахстан,

который получит все 30% территории Каспия, Азербайджан — 21, Туркменистан — 19, Россия — 16 и Азербайджан 14.

Если же Каспий — озеро, то каждая страна будет контролировать 15 морских миль от своей береговой линии для разведки полезных ископаемых и еще 10 морских миль для рыболовства.

Все прочие территории будут находиться в совместном владении всех сопряженных с озером стран. Любые начинания, влияющие на состояние озера, будут подлежать предварительному одобрению всех пяти стран Каспия. Весьма сложен вопрос дележа морского дна. По мере развития технологий бурения и добычи, нефтяная промышленность будет все дальше уходить от береговой линии вглубь водоема, в связи с чем возникнут вопросы дележа моря.

Переговоры по вопросам статуса и дележа Каспия ведутся на уровне заместителей министров иностранных дел прикаспийских государств в рамках особой рабочей группы по разработке конвенции о статусе Каспия. В сентябре 2015 г. эта группа имела совещание в Москве, но договорилась только встретиться еще раз. Еще одним обстоятельством, которые в потенциале могло бы помочь прикаспийским странам договориться о статусе Каспия станет Пятый каспийский саммит, который должен иметь место в Казахстане в 2016-м. Каждый год привносит больше новых аргументов «за» и «против» позиции всех заинтересованных стран, но геополитически ничего не меняется и как кажется, даже Пятый каспийский саммит ничего не изменит.

123
Карты разделения Каспия по принципу «море» (слева) и «озеро» (справа)

На Четвертом каспийском саммите 2014 г. в Астрахани лидеры прискаспийских государств договорились, что суверенные права этих стран будут распространяться на 15 морских миль от береговой линии для разведки и добычи полезных ископаемых и дополнительные 10 миль, чтобы ловить рыбу. Азербайджан и Казахстан предпочли бы Каспий в качестве моря, так как в таком случае получат самые большие куски моря. В 2002 г. обе республики подписали с Россией соглашения о национальных секторах моря, оконтуренных линиями, равноудаленными от береговых линий стран-подписантов.

Туркменистан не столь активен в данном вопросе, но в мае 2015 г. подписал соглашение с Казахстаном об установлении морских границ на Каспии. Аналогичные границы Туркменистана с Азербайджаном являются предметом диспутов, в основном в связи с правами на территории месторождений «Капаз» и «Сердар», Туркменистан также постоянно дискутирует с Ираном по данному вопросу.

Министерство иностранных дел России лоббирует «озерной» статус Каспия,

полагая его лучшим вариантом для обеспечения геополитических интересов России в регионе. В то же время российское министерство топлива и энергетики, а также нефтегазовые компании движимы соображениями экономической выгоды. Поэтому и данное министерство, и нефтегазовое лобби РФ в целом поддержали принцип разделения Каспия в качестве моря, а не озера, что позволило российским компаниям развернуть на Каспии активную деятельность. Но общий принцип России на Каспии лучше всего определить фразой «общие воды, разделенное дно». Таким образом Россия намерена обеспечить свои судоходные права (через них — общее превосходство на море) на Каспии и закрепить деятельность в нефтегазовом секторе. Азербайджан и Казахстан однозначно согласились на этот подход. Закрепленные границы с соседями на Северном Каспии и диспуты Азербайджана, Ирана и Туркменистана на юге Каспия дают России возможность контролировать транзит газа из Центральной Азии в Европу.

У Ирана береговая линия на Каспии самая короткая и позиция Ирана потому прямолинейна: Каспий — это озеро

Чтобы подкрепить свою позицию аргументами, Тегеран ссылается на Договор 1921 г. о дружбе и соглашение о торговле и судоходстве от 1940 г. между СССР и Ираном, который, по мнению Ирана, является главенствующим документом, определяющим положение Каспия до тех пор, пока пять прикаспийских стран не договорятся о новых условиях.

Вопрос «моря» или «озера», а значит долей участия в управлении Каспием, будет влиять на маршруты трубопроводов

А точнее, влияет уже сегодня. Например, проект Транс-каспийского газопровода выгоден Туркменистану и Европе, но неудобен России и Ирану. До времени конечного разграничения Каспия всегда будут потенциальные основания для применения военной силы в притязаниях на территории, например, на месторождения нефти и газа, залегание которых может происходить трансгранично.

За прошедшее десятилетие в регионе проведены многочисленные практические демонстрации военных флотов и их вооружения. Самым ярким примером этого стали ракетные удары с российских малых судов по целям на территории Сирии. Западные политологи уже заключили, что данная операция не столько имела отношение к уничтожению целей в Сирии, хотя с этим флот справился безупречно, сколько внесла весомый вклад в геополитику на Каспии — явилась наглядной демонстрацией того, кто является хозяином моря. При этом отмечается, что прикаспийские страны также наращивают свою военно-морскую мощь в виде подводных лодок, ударных судов и авиации. Недавно главком иранского военно-морского флота Хабиболла Сайяри заявил, что особую роль в развитии ВМФ Ирана играет Каспий».

Читайте также:

Четыре главные цели США на Каспии (часть 1)

Каспий — шахматная доска: взгляд политолога из США (часть 2)