Нур-Султан
Сейчас
3
Завтра
3
USD
424
+0.04
EUR
496
-1.56
RUB
5.84
+0.02

Комбинация различных вызовов и угроз — отличительная черта Центральной Азии — эксперт

1339
фото: islam.kz

Приход талибов к власти добавил остроты в и без того непростую  центральноазиатскую повестку. Актуально это и для Казахстана, хотя территориально мы расположены от Афганистана дальше всех в регионе. Считается, что на фоне общих рисков нужно сплотиться еще больше.

Между тем даже относительно качества регионального сотрудничества в экспертном сообществе сложились разные мнения. Это показало обсуждение на круглом столе «Центральная Азия после 2021 года: вызовы и возможности».

Есть ли прогресс во взаимодействии?

Эдуард Полетаев, руководитель ОФ «Мир Евразии», отметил, что в последнее время в СМИ увеличилось число публикаций, посвященных центральноазиатской проблематике. В основном ставятся вопросы «что делать» и «как отразится на безопасности стран Центральной Азии». В целом, заявил политолог,

«возникает общая нервозность, которая усугубляется усиливающейся неопределенностью»

В Центральной Азии множество вызовов и угроз разного уровня. Это наркотрафик, контрабанда, опасность прорыва террористических групп и так далее. Поэтому эксперт отметил необходимость для стран региона (в том числе ОДКБ) в сотрудничестве и коллективных мерах.

Также Полетаев подчеркнул, что регион в последние годы «демонстрирует прогресс в ряде сфер сотрудничества». И в целом уровень двустороннего и многостороннего взаимодействия в Центральной Азии заметно повысился.

— Хочу напомнить, что в Казахстане создано Агентство международного развития KazAID, которое как раз-таки должно уделять внимание Афганистану и Центральной Азии. Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев в июле 2021 года утвердил основные направления государственной политики по официальной помощи развитию (ОПР) на 2021-2025 годы.

Токаев собрал совещание по ситуации в Афганистане

Как отмечено в документе, «государства Центральной Азии и Исламская Республика Афганистан будут находиться в фокусе географических приоритетов оказания ОПР. При этом по мере развития национальной системы ОПР деятельность Республики Казахстан также может быть ориентирована в перспективе на другие регионы мира», — сказал эксперт.

Зачем быть единым регионом?

Леся Каратаева, главный научный сотрудник КИСИ, высказалась о качестве регионализации постсоветской Центральной Азии. При этом она отметила мысль в экспертном сообществе «об отсутствии видимого прогресса в укреплении региональных связей». Основной вопрос — зачем вообще быть регионом?

Кроме географического фактора и геополитических аспектов есть еще и мотивация самих государств. Эксперт выделила «рациональную и иррациональную» ее составляющие.

Грядет новый мировой порядок, и Казахстан должен найти в нем место, — эксперт

— На протяжении всех трех десятилетий ставка делалась на иррациональную составляющую – общее историческое прошлое, этническая и языковая близость четырех из пяти стран, духовная и культурная схожесть и т. д. Надо признать, эти преимущества странам Центральной Азии использовать не удалось

Для второго и третьего поколений независимости все эти факторы не имеют значения,

— сказала она.

Рациональная составляющая включает в себя национальные интересы, экономические выгоды, безопасность. Каратаева заявила, что у нас глубоко укоренилась формула – сначала экономика, потом политика. Соответственно, национальные интересы видятся через призму экономического развития.

Основные угрозы Центральной Азии — эксперт

Эксперт считает, что вариантов решения насущных задач у региональных экономик много. Они могут как иметь точки соприкосновения, так и не иметь. Каким образом это укрепляет или ослабляет внутрирегиональные связи?

— Вопрос можно расширить – является ли экономическое сотрудничество стран Центральной Азии регионообразующим фактором? Структура экономического взаимодействия пяти стран включает в себя сеть двусторонних связей, а также форматы, предполагаемые режимами таких выходящих за пределы непосредственно региона объединений, как ЕАЭС, ВТО, СНГ. Сложившаяся ситуация, безусловно,

не препятствует развитию экономических связей между центральноазиатскими странами, но и не способствует регионализации

То же самое можно сказать и о структуре товарооборота. Следует также обратить внимание на перспективы цифровой экономики и рост востребованности высокотехнологической продукции – электронные комплектующие, роботизированные устройства и т. п. Что мы можем предложить друг другу? — заявила Каратаева.

Важные вопросы, ответов на которые пока нет

Спикер констатировала, что пока страны реализовывали стратегии экономического развития, «не зацикливаясь на внутрирегиональном сотрудничестве». Имеющиеся выгоды от внутрирегиональной торговли — это скорее приятный бонус для МСБ.

Следующий важный фактор — безопасность. Здесь Каратаева обратила внимание на три вопроса.

Первый вопрос – влияет ли дестабилизация внутриполитической ситуации в отдельно взятой стране или же ухудшение двусторонних отношений на ситуацию в остальных странах региона? Эксперт считает, что серьезного эффекта нет.

— Периодически возникающие обострения требуют реакции на политическом уровне. Но риски для безопасности незадействованных стран не формируются и о какой-либо региональной дестабилизации речь не идет, — сказала она.

Второй вопрос – насколько опасны для региона процессы в Афганистане? По мнению Каратаевой, это зависит от территориальной близости. И для Казахстана, и того же Таджикистана риски разные.

— Как ни странно, но именно Афганистан, выполняя функцию «иного», в большей степени способствовал региональной консолидации в Центральной Азии. На протяжении как минимум четверти века стигматизация и нежелание принять эту страну в и без того не самые стройные ряды Центральной Азии поддерживало общерегиональную внешнеполитическую повестку.

С 2018 года подходы к оценке роли Афганистана изменились. Поменялась и внутриафганская ситуация. Прогнозы делать в настоящий момент сложно. Слишком много неопределенностей, — сказала она.

Третий вопрос — что важнее, безопасность или реализация экономических проектов с участием Афганистана? Здесь две диаметрально противоположные точки зрения.

— С одной стороны, реализация экономических проектов требует гарантий безопасности. Никому не интересно инвестировать в нестабильные территории. С другой стороны – как достигнуть стабильности, если экономическая ситуация оставляет желать лучшего? Разные игроки, разные интересы, разные позиции. Одно можно сказать точно – быстрого результата ждать не стоит, — констатировала эксперт.

Интерес казахстанцев к соседям снижается

Гульмира Илеуова, президент ОФ «Стратегия», рассказала об исследованиях внешнеполитических приоритетов казахстанцев. Оказалось, у населения интерес к странам Центральной Азии очень низкий. И он не повышается, а скорее понижается.

— Чем дальше уходит время от эпохи СССР, тем меньше представление в молодежных группах (я говорю о тех, кто родился в Казахстане в условиях независимости) о соседях по региону. Правда, есть интерес и ощущение дружественности в Казахстане к Кыргызстану и его жителям. Что касается Узбекистана, Таджикистана, Туркменистана,

к ним у респондентов отношение либо нейтральное, либо где-то даже негативное,

— считает Илеуова.

Социолог добавила, что контактов между людьми становится все меньше. И пока не видно, на какой основе может сформироваться взаимный интерес, поскольку «каких-то базовых ценностей нет».

— Еще лет 15 назад эксперты говорили: есть надежда на возрождение центральноазиатского сотрудничества на том основании, что мы входили в состав одной страны, у нас единое прошлое. На протяжении последних лет процент интереса снижается. Хотя некоторые инициативы внушают оптимизм, — сказала она.

Продолжение следует

© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter