Нур-Султан
Сейчас
4
Завтра
3
USD
426
-0.73
EUR
499
-1.15
RUB
5.85
0.00

«Байконур» может работать на Казахстан: космодрому нужны срочные решения — эксперт

2580
Фото: Sputnik Казахстан

В июне Казахстан ратифицировал продление аренды космодрома «Байконур» Россией до 2050 года. В документе отмечается, что Казахстан и Россия гармонизируют ранее взятые на себя обязательства. Это позволит сохранить, эффективно использовать и развивать научно-технический, производственный, социально-культурный потенциал комплекса «Байконур», а также обеспечит социально-экономическую стабильность в регионе.

Кроме тесного партнерства с единственным арендатором космодрома, Казахстан нацелен на сотрудничество с рядом мировых компаний по коммерческим пускам легких ракет.

Тем временем новость о продлении аренды «Байконура» вызвала у общественных деятелей Казахстана вопросы — почему на «Байконуре» нет никого, кроме россиян, и справедливо ли сдавать в аренду такой объект «всего» за 115 млн долларов в год?

Издатель специализированного журнала «Космические исследования и технологии», глава компании Сosmos.kz Нурлан Аселкан считает, что пока у Казахстана нет альтернативного основного партнера по космосу, кроме России. И этому сотрудничеству суждено продолжаться.

Безальтернативное решение

— Нурлан, мы уже обсуждали высказывания отдельных казахстанских экспертов, назвавших «копейками» $115млн, выплачиваемых Нур-Султану за аренду «Байконура». Но разговоры на эту тему продолжаются. Выгодно ли Казахстану сдавать в аренду «Байконур»? Какие рассматриваются альтернативные способы использования объекта?

— Сдавать в аренду «Байконур» выгодно, потому он в аренде у основного пользователя, на сегодняшний день единственного. Это Россия. В середине 90-х, когда родился договор аренды, это было вообще безальтернативным решением, потому что космодром нужен был России для своих программ. Никакого «Восточного» тогда и в помине не было. А для Казахстана космодром как богатство был избыточным.

Поэтому стороны пришли к такому согласию: Россия получает за относительно небольшую сумму доступ к космодрому, а Казахстан берет тайм-аут для подготовки к тому, чтобы войти туда в полную силу

Что касается суммы, мое субъективное мнение – она реальная. Можно нарисовать какие угодно нули, но не будем забывать, что Россия платит 115 млн долларов в год чистой аренды. И при этом она за вдвое большие деньги содержит объекты города и космодрома – это охрана, обеспечение электричеством, водой, теплом, коммунальные услуги, ремонты. Потому что космодром и его площадки не рассматриваются отдельно от 70-тысячного города. И все это требует расходов на содержание.

3 млрд долларов за Байконур: эксперт ответил на претензии политолога

Рассматривались ли варианты сдачи объекта в аренду другим пользователям? Нет, не рассматривались. Вся инфраструктура космодрома адаптирована под космические ракетные комплексы бывшего СССР.

Но сегодня «Байконур» приходит в стадию износа и выхода из эксплуатации. И, к сожалению, в настоящий момент избыточен и для главного арендатора.

Россия снижает издержки на космодроме

— В 2018 году из аренды вывели правый фланг космодрома – объекты комплекса «Зенит-М» Казахстану. Чтобы он, соблюдая свое законодательство, имел возможность вложить деньги, модернизировать старт и использовать в перспективе российскую ракету. Сейчас, насколько я знаю, рассматриваются варианты вывода из аренды ряда других объектов. Причем не обязательно, что там будут новые проекты. Дело в том, что

Российская Федерация старается снизить свои издержки по охране и содержанию объектов. При этом арендная плата в 115 млн долларов остается прежней

Общая сумма платежей за все годы с 1994 года превысила 3 млрд долларов чистой арендной платы. Я думаю, эта сумма немаленькая. А учитывая, что Казахстан не несет на себе бремя содержания города и получает за аренду космодрома конкретную сумму, копейками это нельзя было называть ни в середине 90-х, ни сегодня.

— То есть если бы в свое время Россия не взяла космодром в аренду, скорее всего, он бы уже порос ковылем?

— Скорее всего да. Для нас он бы порос ковылем, а Россия автоматически перестала бы быть космической державой.

«Байконур» интересен Украине

— В Казахстане периодически звучат призывы пригласить на площадку космодрома Украину. Будут ли его использовать Россия вместе с Украиной?

— Украина в свое время внесла огромный вклад в развитие космодрома. Произведенные ей ракетно-космические комплексы – в Днепропетровске и Харькове – эксплуатируются космодромом «Байконур» с исторических времен. На левом фланге – это комплекс «Циклон», в центральной части – конверсионные бывшие боевые ракеты «Сатана РС-20», на правом фланге размещен передовой комплекс «Зенит М».

Украина не незваный гость на космодроме.

Это страна, которая в годы Советского Союза внесла огромнейший вклад в развитие космонавтики

Так получилось, что в середине 90-х монопольным арендатором стала Россия. Но это не остановило сотрудничество. Оно просто приобрело такой косвенный характер. Ракеты «РС-20» превратились в космический носитель «Днепр». «Зенит» летал по программам и России, и Украины, и по международным программам. Просто головной организацией был «Роскосмос» и его подразделения. Но специалисты, расчеты, оборудование были украинскими.

После известных событий 2014 года между двумя нашими космическими партнерами был развязан масштабный конфликт.

Могут ли сейчас сотрудничать Россия и Украина, как сотрудничали все предыдущие годы? Очевидно, чисто теоретически сотрудничать они могут. Вопрос – будут ли? Думаю, в ближайшие годы нет

В силу того, что конфронтации пока не видно конца. Старый механизм работы, когда Россия заключала договоры, сама работала с Украиной, а потом вместе с ней использовала ракеты на «Байконуре», сейчас все это работать не будет.

Казахстану, если он выведет какие-то площадки из аренды либо даже вновь построит их, никто не может запретить сотрудничать хоть с Украиной, хоть с кем-то другим. Давайте не будем забывать, что сейчас Россия по разным причинам отказывается от аренды части объектов.

России могут не понравиться новые планы

— Уверен, что сотрудничество Казахстана с Украиной будет развиваться. Важно помнить, что оно не направлено против третьих стран. Мы не должны воспринимать приход украинских компаний как альтернативу России, будто мы ее заменяем. Ни в коем случае. Мы хотим и будем работать с Россией.

И мы желаем, чтобы Россия понимала, что наше сотрудничество с Украиной не направлено против кого-либо, в том числе против России

Скорее всего, в сегодняшних условиях Россия не будет способствовать казахстанско-украинскому сотрудничеству, а вернее, будет мешать. И это следствие той самой конфронтации, итогом которой стал военный конфликт. Хотя России следует понимать, что стремление ограничить контакты Казахстана с украинскими компаниями или с кем-то еще нанесет ущерб прежде всего российско-казахстанским отношениям. Чего нельзя допустить.

— Еще в 2019 году вице-министр цифрового развития, оборонной и аэрокосмической промышленности Казахстана Марат Нургужин заявил, что Казахстан и Украина рассматривают совместный проект по пускам ракеты-носителя легкого класса с космодрома «Байконур». Чем была продиктована эта инициатива?

— Инициатива продиктована тем, что, как мы не раз отмечали в наших публикациях, ракета-носитель легкого класса с показателями в 1,5 тонны полезной нагрузки на низкую околоземную орбиту, на которой летает МКС, и порядка 1 тонны на солнечно-синхронную орбиту, где летают спутники дистанционного зондирования Земли, отвечает самым глубоким интересам молодой казахстанской космической отрасли.

Все наши спутники дистанционного зондирования — легкого или среднего класса. Их вывод на орбиту может быть осуществлен именно такой легкой ракетой

Она закроет 99% потребностей Казахстана в средствах выведения.

У России нет того, что есть у Украины

— Первоочередная задача – создать экосистему для отечественной космической отрасли. То есть мы разрабатываем спутники, производим для них отдельные компоненты. Далее, осуществляем их сборку и испытания на сборочно-испытательном комплексе недалеко от Нур-Султана, отправляем на космодром, запускаем их своим носителем легкого класса, управляем этими спутниками, получаем на Земле с помощью наземных станций сигнал, обрабатываем его и превращаем в коммерческий продукт, который реализуем нашим и иностранным потребителям.

Получается самодостаточная система. Поэтому легкий носитель для нас безальтернативен.

Почему Украина? Дело в том, что с Россией у нас всегда рассматривалось сотрудничество более крупного калибра

Это прежде всего проект «Байтерек». Я не раз высказывал свое отношение к нему. С точки зрения выживания «Байконура», интересов России, возможности приобрести опыт и подзаработать этот проект соответствует интересам обеих стран. Но если его не будет, казахстанская космическая отрасль ничего не потеряет. Этот проект избыточен для нашей отрасли. «Байтерек» заточен на полезные нагрузки весом свыше 15 тонн и вывода спутников на геостационарную орбиту. Все это нам пока не по плечу.

«Байтерек», если он будет реализован, может принести нам опыт и какие-то дополнительные дивиденды. Но с потребностями нашей космической отрасли, да и в целом экономики, он связан слабо.

У украинских коллег на выходе ракета «Циклон-1», соответствующая нашим требованиям. У России же ракет легкого класса нет

Есть конверсионные ракеты «Рокот», приспособленные из боевых. Но закончился их запас, и все, тема будет исчерпана. Существует носитель «Союз-2.1В», который сделан из средней ракеты, но он легкий только по названию. Его эксплуатация дорога, летает он с тех же стартовых комплексов, что и ракеты среднего класса. Впрочем, Украиной дело не должно ограничиться. Для нас представляет интерес любая мировая компания, имеющая в арсенале носитель легкого класса. Количество предложений в этом направлении растет.

Отношениям нужен ветер перемен

— Одно уточнение: тот проект, о котором в 2019 году говорил Нургужин, на пороге начала реализации или уже на реализации?

— На пороге начала реализации. Потому что сейчас казахстанская сторона должна определить свое отношение к проекту «Байтерек». Найти волю и ресурсы, чтобы параллельно делать то, что нужно в первую очередь Казахстану. А это именно легкий носитель.

Возможно, его нам предоставит не отдельно взятая страна, а международный консорциум. Это не главное. Но он нужен. Это как компактный автомобиль, который необходим любой семье

Согласитесь, не каждому нужен самосвал «Белаз», разве что исключительно редко для какой-то карьерной работы. А легкий носитель и есть автомобиль для каждой космической отрасли, который позволит нам стать самодостаточными.

— Насколько реалистично, что Казахстан сделает ставку на космическое сотрудничество с Украиной вместо России?

— Мы не делаем ставку на сотрудничество с Украиной вместо России. Мы делаем ставку на сотрудничество вместе. Если бы у Российской Федерации была современная легкая ракета с высокими конструктивными показателями, заточенная для коммерческих целей, безусловно, мы бы сотрудничали с Россией. Но у России пока есть только проекты, планы и намерения. Готовых ракет в железе нет.

— Ну если сотрудничество с Украиной гораздо выгоднее, чем трата денег на «Байтерек», не рассорит ли это Нур-Султан и Москву?

— Рассорит или нет? Мы исходим из того, что никогда не будем противопоставлять сотрудничество с Украиной отношениям с Россией. Но есть высокая вероятность, что наши инициативы будут оцениваться именно так. В таком случае эту головную боль придется лечить именно в Москве.

– Что может придать позитивный импульс космическому сотрудничеству Казахстана и России? Какие проекты наиболее востребованы казахстанской стороной?

— В отношениях Казахстана и России в космонавтике давно пора подуть свежему ветру перемен.

Мы являемся свидетелями того, как недавно запущенный модуль «Наука» с космодрома «Байконур», который готовился к старту с 2007 года, с горем пополам добрался до МКС. Возник ряд нештатных ситуаций

Всем стало очевидно, особенно руководству «Роскосмоса», насколько ограничены их возможности.

И вот мы стали свидетелями того, как Россия аккуратно, без особого шума сняла рекламные вывески, что на высокополярной орбите на севере будет создана новая станция, которую будет обслуживать космодром «Плесецк», где нет никакой инфраструктуры для пилотируемых стартов.

Планы смелые, но нереальные

— Некоторые думают, что можно привезти ракету, корабль и запустить их. Однако чтобы запускать пилотируемые корабли ракетами с «Плесецка», там должны быть созданы объекты, которые позволяют их испытать перед стартом и подготовить к полету. Это барокамеры, контрольно-испытательная станция, системы спасения. Масса затратных и сложных вещей.

Кроме того, специалисты со скепсисом оценивают и сам проект новой орбитальной станции на полярной орбите. Это орбита, где очень высокая радиация и тяжелая логистика

На эту новую станцию можно будет долететь только с северных космодромов. Существующими носителями для пилотируемой программы ни с «Байконура», ни с «Восточного» это не удастся. Не долететь также с европейских, американских и наших космодромов-партнеров.

Сейчас идет возврат к реализму. Принято решение продолжать развивать российский сегмент на МКС, которая летает на наклонении 51,6 градуса северной широты над «Байконуром», и создавать «свою станцию» путем обновления и расширения этого существующего российского сегмента.

Если к 2028 году у «Роскосмоса» возникнет желание отстыковать этот российский сегмент, он будет лететь вслед за МКС. Ни на какую новую орбиту он не перейдет, так как это крайне затратно. По тем же законам баллистики.

Если РФ сочтет, что в этом нет смысла, а в этом действительно нет смысла, то присутствие России на МКС и дальнейшее сотрудничество продолжится

Идет отказ от авантюр. Стало понятно, что создание новых модулей для станции на полярной орбите дело не одного дня.

Планы, которые казались легко осуществимыми, переоцениваются. Например, чтобы космонавты летали с «Восточного», надо, ни много ни мало, создать и испытать новый пилотируемый корабль «Орел». Создать и испытать пилотируемую версию носителя «Ангара» — «Ангара-5П». Построить на космодроме стартовый комплекс и соответствующую инфраструктуру. Всем стало понятно, что это дорогостоящий, масштабный и небыстрый процесс.

Поэтому Россия будет продолжать арендовать «Байконур» и летать с него.

«Байтерек» стоит на месте

— Что касается нас и «Байтерека». Будет самое неприятное, если этот проект внесет негатив в отношения Казахстана и России. Вспомним, что в свое время, в 2004 году, президенты наших стран решили вместо «Протона» создать новую ракету на чистых компонентах топлива и вместе ее эксплуатировать.

Прошло более 16 лет, а поручение президентов до сих пор не выполнено. На «Байконуре» нет ракеты тяжелого класса с чистыми экологическими компонентами топлива

Сейчас, насколько я знаю, у ракеты «Союз-5», которая создается в России, дела идут не со скоростью курьерского поезда. А наши строительные компании и те, кто подвизался на этом, спешат освоить деньги на демонтаже и каких-то сиюминутных вещах.

Если после этого в проекте «Байтерек» возникнет пауза и мы ничего не получим, это самым тяжелым образом отразится на всей системе наших отношений и на космических в частности. Поэтому во избежание этого нужно очень трезво подойти к ситуации. Извлечь уроки из того, что «Байтерек» в самом первоначальном варианте рассчитывал на «Ангару», а она до сих пор не летает в штатном режиме. Нужно принять меры, чтобы мы не стали заложниками принятых решений.

«Байконур» жил, жив и будет жить

— Ну или хотя бы для начала признать этот факт, а уж потом определиться, что будем делать.

— Да. Россия после эпопеи с «Наукой» внезапно поняла, что король-то голый. Можно мечтать о пилотируемом корабле «Орел» и новой станции, но оказывается, для этого нет ни кадров, ни сил, ни возможностей.

Поэтому я считаю, что надо сохранить то, что есть. Это и будет возвратом к реализму. Это означает, что с космодрома «Байконур» будут продолжать летать модули,

которые будут пополнять российский сегмент. Которые будут обслуживаться грузовыми кораблями и пилотируемыми экипажами. И это все будет летать с «Байконура».

У «Восточного» будет своя обозримая перспектива. На космодроме нужен совершенно иной пилотируемый корабль нового класса «Орел». «Союз» не может оттуда летать, потому что в нештатной ситуации космонавты могут угодить либо в Охотское море, либо в Тихий океан. А капсула «Союза» держится на воде 30 минут.

После ввода в эксплуатацию стартового комплекса для носителей «Ангара» основной задачей «Восточного» будет проведение летно-конструкторских испытаний нового носителя. В том числе пилотируемой версии и с водородной третьей ступенью. Дел хватит надолго.

А пока можно порадоваться за наш старый добрый космодром «Байконур» и его незаменимость. Он снова проявил себя, как это было уже не раз

Надо расширять сотрудничество «Байконура» с другими участниками. И Россия, думаю, здесь не будет надувать губки. Что касается нас, нам давно пора осваивать пусковую деятельности для реализации собственных космических программ. Также никто не снимал с Казахстана ответственность за сохранение и развитие «Байконура» вместе с Россией и другими партнерами. Другого нам не дано.

© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter