Нур-Султан
Сейчас
22
Завтра
15
USD
427
0.00
EUR
515
0.00
RUB
5.72
0.00

Пошлина на экспорт зерна: драконовская мера или спасение мукомолов?

1759
Фото: агро бизнес казахстан

Мукомолы Казахстана забили тревогу после сюжета на афганском телевидении о запрете ввоза казахстанской муки. Это якобы обусловлено желанием поддержать своих собственных производителей.

Собственное афганское производство

Афганистан — основной рынок сбыта муки для Казахстана. По данным директора мукомольной компании «Мутлу» Дос-Мукасана Таукебаева, экспорт муки в Афганистан составляет 70% от всего объема. Несмотря на то, что официального решения о запрете ввоза казахстанской муки от афганского правительства пока нет, Таукебаев и другие производители этого продукта считают, что оно «не за горами».

Единственный способ защитить рынок и местных мукомолов — ввести пошлины на экспорт зерна

Вместе с другими производителями муки он пытается донести необходимость этого шага до правительства.

Дос-Мукасан Таукебаев

Дос-Мукасан Таукебаев

— Дело в том, что мельничные комплексы в Узбекистане, Таджикистане, Туркменистане работают на казахстанском сырье. То есть на нашей пшенице, которую мы выращиваем и продаем. Перерабатывая ее, они развивают свою собственную промышленность. Три года назад афганское правительство начало поднимать вопросы развития собственного производства. Да,

в Афганистане есть мукомольные комплексы, в основном небольшие, китайского производства. На строительство мельницы требуется полгода

И при наличии финансов можно построить столько, сколько нужно, более крупных. Но если у нас покупают зерно и отказываются от муки, страдает целая отрасль.

По примеру России

Чтобы вырастить каждую тонну зерна, сколько дотаций и субсидий дает государство — миллиарды тенге! Субсидируются покупка семян, дизтоплива, сельхозтехники, химикатов. Но вместо того, чтобы перерабатываться в Казахстане и экспортироваться в виде готовой продукции — муки или макаронных изделий, пшеница поставляется в виде сырья в соседние страны.

Да, мы как члены ВТО не имеем права запрещать экспорт сырья. Нам надо на примере нашего ближайшего союзника России ввести экспортную пошлину на пшеницу в страны, не входящие в ЕАЭС.

До 1 марта она составила 25 евро за тонну, сейчас увеличена до 50

Сначала это решение вызвало шквал критики со стороны производителей, предрекали взвинчивание цен. В итоге идут продажи, а в российский бюджет поступают деньги от пошлин, — рассказывает он.

Узбекистан выигрывает во всем

Такой подход, по словам директора «Мутлу», это честная конкуренция. Казахстану надо ввести подобную меру, потому что с узбекскими мукомолами наша страна не сможет конкурировать по ряду причин. Узбекистан перетянет на себя рынки сбыта Казахстана.

— Во-первых, у нас электроэнергия дороже, чем в Узбекистане. Средний киловатт в Казахстане стоит 25 тг, а в Узбекистане 8 тг — втрое дешевле

  • Во-вторых, минимальная зарплата грузчика у нас 150 тысяч тг, в Узбекистане — 50 тыс. тг.

В третьих,

кредиты на 7 лет в Казахстане составляют 14% годовых, в Узбекистане — под 4% на 15 лет

  • В четвертых, мы платим много видов налогов, а в Узбекистане все новые открытые производства освобождены от всех видов, кроме «социалки».
  • В пятых, большинство мукомольных комплексов в Казахстане находятся на севере или в центральной части страны. Отопительный сезон 9 месяцев, а это огромные коммунальные расходы. В Узбекистане тепло круглый год.

Из-за меньшей себестоимости готовая продукция у них обходится дешевле. А когда

при поставке пшеницы в Афганистан мы проходим транзитом территорию Узбекистана, за тонну муки платим $53. А узбекские мукомолы, пользуясь внутренним тарифом, $22

И казахстанская мука становится дороже, — отмечает Таукебаев.

Выигрывают зерновики

Дос-Мукасан Таукебаев убежден, что афганский рынок потребления муки для Казахстана потерян. По его словам, в 2021 году отправления муки из РК производились только по контрактам, уже оплаченным до нового года. А новых не заключалось. Потому что

правительству Афганистана выгоднее покупать более дешевую узбекскую муку, изготовленную из казахстанского сырья

По его данным, на территории Узбекистана сегодня построено 500 новых мукомольных комплексов, с расчетом перерабатывать казахстанскую муку. Что касается афганского правительства, Таукебаев убежден, что

оно заручилось поддержкой казахстанской стороны в решении развивать собственное мукомольное производство, по примеру Узбекистана

То есть была договоренность о поставках пшеницы. Но это несет вред собственной казахстанской промышленности.

Мукомолов стало меньше

— Я не знаю, кто из чиновников договорился, но я назвал бы его врагом народа. Хотелось бы отметить, что с 2007 года по сегодняшний день количество мукомольных компаний сократилось с 2 300 до 170. То есть большая часть разорились. А это значит,

за весь период потеряли работу порядка 215 тысяч человек

Я полагаю, что большинство мукомольных предприятий в Казахстане могут обанкротиться. Останутся только 18 мукомольных компаний — для обслуживания внутреннего рынка. Этого количества достаточно для 18 миллионов населения. Думаю, те, кто останется без работы после банкротства предприятий, найдут себя в других сферах, как это было до этого. В Казахстане не хватает рабочих рук и есть много сфер, куда можно устроиться, — считает эксперт.

Роста цен не избежать

Ситуация, которая может возникнуть на рынке муки, в конечном итоге приведет к росту цен на разные продукты, включая мясо, молоко и яйца.

— Когда на рынке много мукомольных комплексов, больше производится и кормовой базы — отрубей, сечки и зерноотходов

В такой ситуации корма дешевле, а от этого зависит цена на мясо и другие продукты фермерского хозяйства. Сегодня корма подорожали — 1 кг отрубей 66-67 тенге. Потому что мукомольных компаний становится меньше. А среди тех, что остались, наблюдается низкая загруженность — 80% предприятий простаивают. Многие работают всего один день в неделю. И ситуация будет только усугубляться, — считает Таукебаев.

Итоги прошлого сезона

Между тем председатель Союза полеводов Казахстана Виктор Асланов считает, что мукомолы чересчур «сгущают краски» и ситуация не настолько критичная, как они пытаются подать.

— Начнем с того, что производство муки в этом сезоне (с сентября по февраль) выше, чем в прошлом, на 100 тысяч тонн.

Экспорт муки в тот же период оказался на 130 тысяч тонн больше. То есть, мука больше вывозится, чем остается внутри страны

Что касается структуры экспорта муки, Афганистан в этом сезоне импортировал из Казахстана на 200 тысяч тонн больше, чем в прошлом. Узбекистан — на 8 тыс. тонн меньше, но это не критично. В принципе, он не очень много берет в последние годы. Что касается Кыргызстана, по торговле с ним таможенная статистика после вступления его в ЕАЭС считается неверно. И это вечная наша проблема. Но опираясь на официальные данные, могу предположить, что объемы сохранились. Таджикистан объемы сбавил, но в общей структуре его доля незначительна. Они давным-давно берут у нас исключительно 95% в зерне. Так что, глядя на цифры, видно, что никакие рынки мы не потеряли.

Не стоит забывать про Пакистан

К тому же немаловажно, что в этом сезоне Афганистан остался наедине с казахстанско-узбекской мукой (речь идет об узбекском толлинге — переработке казахстанского сырья с последующим вывозом готовой продукции). Потому что

Пакистан из-за засухи из экспортера зерна и муки превратился в импортера. А на афганском рынке он, пожалуй, основной и единственный наш конкурент

Все остальные, кто туда возит, включая Иран и Китай, это очень незначительные объемы, — рассказывает Асланов.

Он считает, что узбекский толлинг не так ужасен для Казахстана. Потому что казахстанская продукция все-таки уходит в виде зерна.

— У нас везде и всюду звучит такая риторика, что мы должны делать экспорт с добавленной стоимостью. Только вот добавленную стоимость экспортируемой муки никто не считал.

Виктор Асланов

Виктор Асланов

По крайней мере я ни разу не видел расчета, где бы мне указали, что она есть. Наоборот, видел, когда стоимость экспортной муки падала до $214 за тонну, то есть была практически равна цене на зерно. Поэтому сырье иногда проще и легче экспортировать, чем муку, — отмечает Асланов.

Спрос рождает предложение

Он убежден, что рынок сам должен регулироваться. Если при пессимистичном сценарии, о котором говорят мукомолы, будет нехватка комбикормов и цены на них взлетят, на рынке обязательно появятся новые предложения по кормам. Их снова начнут производить, а для реализации этого снова восстановятся мельницы.

— В текущей ситуации я не вижу, что мукомолы потеряют афганский рынок сбыта

  • Во-первых, заявление на афганском телевидении было сделано не от самого первого лица.
  • Во-вторых, это было высказано в форме предложения, и это не означает, что сразу будет введен какой-то закон. К тому же, повторюсь, из-за засухи в Пакистане им сейчас неоткуда, кроме нас, брать муку.

Узбекские объемы несопоставимы с нашими. В лучшие годы мы отправляли в Афганистан порядка 2 млн тонн

По щелчку никто не сможет перестроить систему и выдавать такие объемы. Это может быть только постепенно, эволюционно. Сейчас очевидно, что Афганистан зависим от нас, а мы это никак не используем.

Как помочь мукомолам?

В условиях действующей войны там на самом деле не так много бизнесменов, занимающихся закупом муки. Но при этом путем незатейливых манипуляций им удается подбить казахстанских мукомолов к снижению цен. Я это называю игрой в «афганскую рулетку». А наши ведутся, — рассказывает председатель Союза полеводов.

Игры в «восточный базар» ударили по Узбекистану и другим импортерам зерна — эксперт

Виктор Асланов считает введение экспортных пошлин драконовской мерой, о которой не должно идти и речи.

— Как вариант, можно помочь перерабатывающим отраслям (не важно, масло это или мука) с оборотными средствами

Из-за их нехватки они обычно покупают немного сырья, а после перерабатывают и отправляют. У них «короткое плечо», и получается, что каждый раз, выходя на рынок, они покупают сырье по действующим ценам. По сезону, как правило, цена поднимается — таковы законы рынка. «Оборотку» помог бы пополнить дешевый кредит и заранее заключить контракт на будущий урожай по более низким ценам, — заключает Асланов.

© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter