Нур-Султан
Сейчас
18
Завтра
18
USD
427
+0.14
EUR
515
+2.00
RUB
5.72
+0.01

Частная судебная экспертиза: благо или зло?

фото с сайта profguide.io

Очередная реформа судебно-экспертной системы подразумевает создание единой судебно-экспертной службы. Уже создана Республиканская палата судебных экспертов. Около 300 экспертов прошли стажировку и повысили свою квалификацию за рубежом. Реформа также подразумевает рост зарплаты судебных экспертов от 30 до 45% в виде доплаты за вредные условия труда. Речь также идет об обновлении материально-технической базы судебно-экспертной системы.

Госфункции — в частные руки

Пилотный проект предусматривает передачу частным экспертам Нур-Султана и Алматы проведение первичной судебно-строительной, товароведческой и экономической экспертиз по гражданским делам. Дополнительно в Шымкенте, Костанайской и Павлодарской областях отдельные экспертизы по уголовным делам будут проводить негосударственные эксперты.

Минюст отмечает, что пилот уже показал положительный результат — сократились сроки производства, снизилась нагрузка на государственных экспертов

Как всегда, любая реформа вызывает главный вопрос — качество и объективность этой процедуры.

В коррумпированном Казахстане и на госэкспертов нередко давят с целью получения нужного результата. Не получим ли мы в итоге кучу сомнительных судебных решений и приговоров, вынесенных на основании купленных экспертиз? Об этом мы спросили адвоката Жангельды Сулейманова.

Жангельды Сулейманов, фото с личной страницы в Facebook

— Экспертиза — это документ, на основании которого решаются судьбы людей. Разве можно в нынешних реалиях снизить риски необратимых последствий? 

— Такая конкурентная среда и сегодня в Казахстане существует. Потому что поручение экспертизы допускается как государственным институтам судебных экспертиз, так и частным экспертам, имеющим лицензию.

Кстати, многие частные эксперты — бывшие сотрудники государственных институтов. Они уходят в частную среду, там доход выше

Существуют еще такие редкие случаи, как разовые экспертизы даже за пределами страны по каким-то очень редким вопросам, которые не могут разрешить ни государственные, ни частные эксперты. 

Передача кое-каких видов экспертизы в рынок, я думаю, это первый этап. На втором этапе передадут вообще все, потому что так не может быть — половина здесь, а половина там.

В торге нет смысла

— Какие у вас, как у практикующего адвоката, есть опасения?

— Особых нет. Потому что в законодательстве достаточно механизмов, сдерживающих экспертов от проведения некачественных, недостоверных или субъективных экспертиз. Один из них — предупреждение эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения. Это хороший механизм, он работает. И уже были случаи, когда экспертов привлекали к ответственности по этой статье.

Давайте представим себе ситуацию, что частный эксперт подписал предупреждение об уголовной ответственности, но все же дал недостоверное заключение в суд или во время досудебного расследования. В любом процессе есть сторона оппонирования. В уголовном процессе это потерпевший и подозреваемый, в гражданском — истец и ответчик. Есть также следователь и суд. Все участники заинтересованы в достоверности и объективности экспертизы. На ее основании затем построят либо приговор, либо решение. В УПК и ГПК есть замечательная норма о том, что

заключение эксперта имеет такую же юридическую силу, как и другие доказательства по делу

И если она противоречит совокупности этих других доказательств, обвинение или решение суда уже на ее основании не построишь. Оценка экспертизы — это второй сдерживающий механизм.

Третий, существующий во всех законодательствах мира, это назначение повторных и дополнительных экспертиз. То есть в случае, если кто-либо из участников процесса усмотрел противоречие и несоответствие экспертизы материалам дела, он вправе добиваться назначения новых или дополнительных экспертиз.

Наконец, в совсем спорных ситуациях проводится повторная комиссионная экспертиза. И если окажется, что первоначальный эксперт умышленно подменил образцы или сделал неправильные выводы, он может оказаться на скамье подсудимых.

Право выбора

— В пилотном проекте ничего не сказано о праве выбора этого частного эксперта, кому поручат провести исследование. 

— Эту норму я бы добавил в законодательство. В идеале у оппонирующей стороны при ее желании должно быть право параллельно по тем же вопросам провести экспертизу у другого эксперта. Тогда появится реальный принцип экспертной состязательности по конкретным кейсам. В таком случае эксперты тем более сто раз подумают, стоит ли выносить сомнительные заключения. Вступят в сговор между собой? Есть риск сесть вместе.

Вообще, в мире есть такое понятие, как «дорожить лицензией». Экспертиза — это хлебное и хорошо оплачиваемое место. Никто лишний раз не будет нести репутационные риски или тем более рисковать свободой, поверьте

Кстати, аудиторы, нотариусы и оценщики, тоже эксперты в своей области, уже давно работают в конкурентной среде. На основании их заключений и принимаемых документов проходят миллиардные сделки. И все работает вполне штатно. Просто нужны механизмы, которые минимизируют риски договорной или коррупционной экспертизы.

Нагрузка в десятки тысяч дел

— Бекетаев также сказал, что передача в конкурентную среду позволит освежить и обновить материально-техническую базу институтов экспертиз. Не выходит ли так, что передача в конкурентную среду — это лишь способ государства сэкономить на необходимых расходах на обновление морально устаревшего оборудования?

— Такая логика имеет право на жизнь. Проблема финансирования действительно есть. И хотя экспертные услуги платные, но они все же копеечные. 500-700 тенге в час работы эксперта — это 150-250 тысяч тенге за дело. Это мало. А передача судебной экспертизы в конкурентную среду уменьшит потребность в бюджетном финансировании институтов.

Будет ли улучшена материально-техническая база после передачи в конкурентную среду, это спорно. К сожалению, в плане закупок коррупционная составляющая проявляет себя ярче всего. Позволяет закупать по цене передового оборудования то, что не нужно, или то, что действительно устарело. В этом проблема.

И еще один немаловажный аспект: чтобы сделать экспертизу, в Казахстане страшная очередь. Институты судебных экспертиз завалены делами

Поэтому мы, адвокаты, часто сталкиваемся с тем, что даже при назначении экспертизы начинается игра в «футбол». Меняются вопросы, запрашиваются иные документы или эксперт отказывается проводить экспертизу из-за недостаточности материала. Сроки проведения экспертиз часто нарушаются. Никто их не соблюдают, а люди между тем, условно, сидят лишнее время в тюрьме.

Институт государственной экспертизы не справляется со своими функциями из-за огромной нагрузки — это факт.

В судах и в досудебном расследовании миллионы дел. И если даже в каждом десятом требуется экспертиза, получается очень серьезная цифра

в десятки тысяч производств на небольшое количество экспертов. Отсюда и падение качества экспертиз в погоне за сроками, и те риски, о которых мы говорили в начале беседы.

© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter