Нур-Султан
Сейчас
-2
Завтра
-17
USD
420
0.00
EUR
501
0.00
RUB
5.62
0.00

Твиттер как угроза демократии, или кто будет начальником Цифрлага

191
фото: thedailybeast.com

За этими инициативами стоят серые кардиналы – сообщество трансатлантических философов-идеологов, в прошлом ратовавших за абсолютную свободу слова и предпринимательской деятельности.

Фрэнк расправил плечи

До пандемии COVID-19 Amazon, Apple, Facebook, Google и Twitter стали не просто коммерчески успешными предприятиями, они стали менять модели поведения и привычки людей.

С началом пандемии и уходом большой части человечества в онлайн эти корпорации стали еще влиятельнее. И те же в прошлом апологеты свободы слова и предпринимательства сегодня говорят о немыслимом – как поставить эти лучшие примеры американского духа вольного бизнеса под некий контроль. Эти люди — Фрэнсис Фукуяма и его менее известные коллеги Барак Бичман и Ашиш Гоэль — собираются спасти демократию от технологии.

Мы знаем, почему американские политологические круги пришли в боевую готовность. Лидер Китая и, что еще важнее, всего мирового контркапиталистического движения на конференции G20 озвучил

новую инициативу: глобальный QR-код здоровья для каждого гражданина планеты Земля

Это и есть тот самый «Большой брат», «Цифровой концлагерь» и так далее, как принято называть подобные инициативы в некоторых интеллектуальных тусовках.

Коррупция в условиях пандемии обернулась катастрофой — Туменова

Цифровизация планеты – вопрос времени. И политизированность этого вопроса очевидна. Соответственно, если воспользоваться терминологией кругов, критикующих это явление, сегодня ключевой вопрос – кто будет комендантом будущего глобального «Цифрлага» – мировой капитализм или мировой социализм.

В противостоянии двух систем, вполне естественно, имеющиеся ресурсы надо сводить в единые ударные силы. Китаю это ничего не стоит – его технологические гиганты находятся под жестким контролем органов Компартии. А Америка с этим только начинает работать и тут же наступает себе на горло – породила гигантов-частников. Однако исторический период требует их полной пассионарности во благо поддержания американского образа жизни, который базируется на стремлении к глобальному контролю.

Это война!

Вот что пишут американские эксперты в духе пропаганды военного времени –

«…Появление этих доминантных корпораций, удобное, как и технологии, которые они породили, должно побудить нас забить тревогу в колокола. Не просто потому, что они сконцентрировали в своих руках такую экономическую мощь, но и потому что они контролируют сферу политических коммуникаций.

Эти бегемоты (бегемот у англо-саксов – это не животное, а демонический образ — прим. ред.) доминируют в процессе распространения информации и координации политической мобилизации. Это ставит под угрозу существование хорошо отлаженной демократии…»

Государство стало слышащим, но менее разговорчивым — Ашимбаев

В принципе, первыми на технологические гиганты ополчились политики ЕС, когда приняли антитрастовое законодательство, нацеленное против них. На европейские войны с цифровыми платформами Штаты реагировали достаточно прохладно. Наверное потому что компании родом из США. Но и это меняется.

За последние два года Федеральная торговая комиссия США и ряд прокуроров инициировали целую серию проверок деятельности технологических гигантов, чтобы выявить факты злоупотреблений этими компаниями своего фактически монопольного положения на рынке.

Согласия в методах нет

В октябре Департамент юстиции США возбудил антитрастовый иск против корпорации Google. В борьбе против технологических гигантов отличились и демократы, которые уверены, что их возможностями активно пользуются экстремисты и спецслужбы вражеских стран. Республиканцы, убежденные, что руководители этих компаний фрики с бородами, не носящие носков, не любят их, консерваторов и опору Америки.

Отдельно в Америке сформировалась целая прослойка интеллектуалов, объединенных в движение под руководством ученых-правоведов, закалиброванная на судебную борьбу против цифровых платформ и их монополии.

Вероятные тренды 2021 года: прогноз негативный

Но у них нет единства в одной детали –

«…Несмотря на то, что в обществе формируется и растет устойчивый альянс, угрожающий демократии со стороны крупнейших технологических компаний,  большой согласованности в части того, как реагировать, нет.

Некоторые считают, что Facebook и Google надо дробить. Другие – серьезно лимитировать их возможности эксплуатировать данными. Без четкого понимания будущего многие критики техгигантов скатились до механического напоминания им о необходимости саморегуляции, уничтожения опасного контента и улучшенного контроля за материалом, размещаемым на цифровых платформах.

Но лишь немногие понимают, что

политический ущерб от этих платформ более серьезен, нежели ущерб экономический

И еще меньше людей имеют представление о том, как отобрать у гигантов их роль «вратарей контента».

Чтобы реализовать такой подход, надо привлечь к работе новую группу компаний-разработчиков межплатформенного программного обеспечения (МППО), которые дадут пользователям новые источники информации и новые способы подачи информации. Такой метод, скорее всего, более эффективен, нежели примитивное дробление юридических лиц…»

Чикагская школа экономики

Корни современного законодательства США по борьбе с монополиями (антитрастовые законы) — из 70-х годов 20 века, когда у власти был заместитель министра юстиции США Роберт Борк. Он был главой неформального клуба интеллектуалов, исповедовавших взгляды, схожие со мировосприятием героев романов Айн Рэд.

Вкратце суть этих взглядов заключается в том, что крупные предприниматели являются людьми исключительными, и желательно лишний раз не отвлекать их административными проверками и вызовами.

Как изменятся США с 20 января — семь обещаний Байдена

Борк аргументировал свои позиции тем, что успешные американские компании были более эффективны, чем их конкуренты, а значит, дробить их монопольное положение – это наказывать их за успешность.

За Борком следом шла не Айн Рэнд, а весьма известная, хищная и влиятельная Чикагская школа экономики под руководством Нобелевских лауреатов Милтона Фридмана и Джорджа Стиглера. В этой школе в лучшем случае принято взирать на систему госрегулирования свободного рынка со скептицизмом.

Эта школа всегда заявляла, что антитрастовые мероприятия правительства должны строго контролироваться, и только тогда они будут работать на увеличение экономического благосостояния страны. Чикагская школа экономики сформировала современную экономическую политику Америки и повлияла на несколько поколений госчиновников, включая судей и прокуроров, закрепив свои победы доминирующим положением в Верховном суде США.

Окончательно фактическую роль идеологического лидера экономики за этой школой закрепил Рейган. «Чикагские парни» консультировали правительства Южной Америки и практически всех постсоветских стран.

Знаменитый Акт Шермана, самый первый американский антитрастовый закон гласит, что защищает не только экономические, но и политические ценности. То есть экономическое равноправие и свободу слова. Цифровые платформы зарабатывают миллиарды и стали контролировать коммуникации. Хотели они того или нет, но они не могли не попасть под огонь критиков.

Новая эпоха бизнеса

Amazon или Google уже оперируют данными сотен миллионов пользователей. Если эти компании захотят зайти в другие нецифровые отрасли экономики, в их распоряжении будет конкурентное преимущество в виде баз данных, которых нет у других компаний.

Еще одна черта, характерная для этого бизнеса – сетевой эффект. Чем больше сеть какой-то платформы, тем более полезна эта платформа для своих пользователей. И тем больше места она занимает на рынке. В отличие от традиционных форм бизнеса, цифровые компании не борются за доли рынка – они борются за весь рынок целиком. Поэтому Facebook купил Instagram и WhatsApp – кто-то может выразиться более экспрессивно — не купил, а съел потенциальных конкурентов.

Возникает вопрос, действительно ли эти гиганты сегодня работают на подрыв экономического благосостояния своих пользователей. Ведь они предлагают разнообразные цифровые удобства типа ускоренного поиска, электронной почты и собственного цифрового профиля в сетях.

Люди, в свою очередь, ценят возможности цифровой эпохи, хотя понимают, что дают кому-то доступ к своей приватности и становятся мишенью для рекламных акций. Более того, любое действие технологических гигантов в отношении конкурентов, за которое их критикуют, можно интерпретировать как экономически эффективное мероприятие.

Кто-то считает, гиганты покупают стартаперов, чтобы задушить конкуренцию. Те в ответ говорят, что многие стартапы никогда бы не дожили до своего успеха без финансовой и методологической подпитки гигантов. Мы действительно не знаем, были бы Instagram или WhatsApp лучше и сильнее, если бы были независимы. Может быть без Цукерберга они никогда бы и не раскрутились.

Google — угроза демократии

Ниже перевод того, что Фукуяма и коллеги написали в подтверждение своих мыслей об опасности крупнейших технологических корпораций.

«…В один день в 2016 американцы проснулись и увидели, насколько мощно эти компании могут придавать форму информации. Эти платформы разрешили мистификаторам распространять фальшивые новости, а экстремистам проталкивать теории заговоров.

Они создали так называемые «фильтрационные пузыри» — такое окружение, в котором ввиду специфики работы алгоритмов машинного обучения пользователи получают только такую информацию, которая подтверждает и укрепляет уже имеющиеся у них убеждения.

И они могут усилить или похоронить конкретные голоса, таким образом оказывая влияние на демократические политические дебаты. Самый актуальный наш страх, что эти платформы, намеренно или нет, могут повлиять на выборы…»

Здесь вспоминается прессинг Twitterа, чтобы он не пропускал или перепроверял информацию в твитах Дональда Трампа, а также выволочку Цукербергу за отказ модерировать политические дискуссии и контент на платформе Facebook.

Получается, Фукуяма давит на цифровые платформы, чтобы они… что? Признали, что фактически стали самыми мощными и опасными СМИ. А значит, им нужны выпускающие редакторы с определенной идеологической подготовкой и готовностью замахнуться на святое для США – неподцензурность контента?

Проблемы госрегулирования

В Германии, например, есть закон, криминализирующий фейки. Но Германия – это Европа, где уровень социального консенсуса всегда выше. В Америке же сегодня наблюдается тотальная поляризация общества.

Во времена телевидения как доминантного инструмента подачи информации Федеральная комиссия по коммуникациям США требовала от СМИ «сбалансированной подачи политического контента».

Комиссию критиковали республиканцы, считая ее настроенной против консерватизма. В Америке бывает всякое – иногда консерваторы пользуются демократией, чтобы защитить консерватизм. В 1987 году Комиссию свернули. А теперь представьте себе отдельный орган-регулятор, который будет перепроверять и выдавать экспертное заключение по каждому твиту.

То есть государственное регулирование – вопрос размытый. Тогда можно создать больше конкуренции, о чем выше писал Фукуяма – «компании МППО». Но он также пишет, что сегодня в Штатах и ЕС мало шансов реального дробления компаний Facebook и Google.

«…В прошлом так сломали монополии Standard Oil и AT&T. Сегодня технологические гиганты будут яростно отбиваться, но даже в случае проигрыша процесс их дробления растянется на годы, если не на десятилетия. Снимет ли дробление Facebook актуальность более глубинных факторов?

Высока вероятность, что дочка Facebook, созданная в процессе дробления, потом перерастет маму и станет таким же гигантом. Даже AT&T восстановила свое доминирование на рынке после того, как ее раздробили в 80-е годы 20-го века. Социальные медиа восстановят свое влияние еще быстрее…»

Личные данные — проблема личная

Некоторые меры уж были приняты, но в отношении других гигантов – телекоммуникационных компаний, которые лишили «сотового рабства». У технологических гигантов появился термин «переносимость данных». Сегодня многие, если не все сотовые операторы, обязаны разрешать клиентам забирать свои номера с собой, в случае если те захотят сменить оператора.

Фукуяма предлагает ввести положения, по которым клиенты современных цифровых платформ смогут при смене таковых забирать свои профили со всеми данными с собой. Что интересно, и тут он не первопроходец. Два года назад ЕС ввел общее положение о защите данных, по которому принят именно вышеуказанный принцип «переносимости данных».

Теперь об их переносимости. Некоторые эксперты в этой области сообщили, что встанет вопрос технической реализации процесса переноса разных видов и типов данных. Не проблема перенести с платформы на платформу полное имя, год и место рождения, адреса прописки и фактического проживания, электронной почты и номера кредитных карт.

Сложности возникнут при переносе метаданных, т. е. цифрового оттиска поведения пользователя в сети в виде лайков, кликов, поисков, повторных или повторяющихся действий на каких-то ресурсах и так далее. Именно эти метаданные составляют ценный ресурс для таргетированной рекламной акции, потому что отражают вкусы, привычки и пристрастия пользователей.

По ним дилеры знают ваш любимый колор для семейного кроссовера, и через них где-то на периферии вашего зрения всплывают маленькие назойливые окошки с предложениями тюнинга, кастомайзинга и прочего «прокачинга» вашей машины.

Что про это пишет Фукуяма –

«…Здесь не просто неясен вопрос владения этими данными. Сама эта информация создана и характерна именно для конкретной платформы. Как можно перенести всю историю поиска в Google на новую платформу типа Facebook?…»

Просто так сложилось, что однажды Google принял модель, по которой ему постоянно нужны совершенно разные данные пользователей. Инструментами являются Gmail, Google Chrome, Google Maps и сам поисковик. Положение ЕС от 2018 года «О защите приватности» гласит, что данные должны быть использованы только для целей, для которых они собирались. Согласитесь, звучит размыто.

Межплатформенное ПО

МППО – это ПО, которое ездит на спине крупных платформ и может модифицировать представление данных. То есть это современные усовершенствованные фильтры, а то и барьеры. Все пишут, что в эпоху цифровизации люди впадают в безумие от информационной нагрузки.

Технологические гиганты первыми поспособствовали появлению новой социально-культурной проблемы. А МППО, получается, отбирают информацию, которая не перегрузит мозг конкретного пользователя.

Например, у вас в есть аккаунт в Twitter, а там есть новостная лента. Где-то сзади по мере поступления новостей будут всплывать окна «Вранье», «Нет контекста», «Не проверено» и т. д.

Более агрессивное МППО может влиять на рейтинги некоторых фидов — например, списки товаров на Amazon product lists, рекламу на Facebook, результаты поиска в Google и рекомендации видео на YouTube. Потребители могут выбрать МППО, которое будет отфильтровывать для них в поисковиках Amazon по приоритету: продукцию отечественного производства, или экопродукцию, или товары с низкими ценами. МППО может заблокировать проникновение какого-то контента в цифровую орбиту своего пользователя.

Для Фукуямы и тех, кого он представляет, МППО – инструмент политической борьбы против монстра, которого породила сама Америка с ее духом невмешательства государства в дела успешных корпораций. В своей статье он написал, что встанут вопросы распределения полномочий и прибыли между гигантами и МППО, а также предлагал весьма размытые решения, которые должны убедить читателя, что МППО – система сдержек и противовесов.

Резюме

Фукуяма не может не понимать, что борьба на рынке информационных технологий ведется не за доли, а за рынок целиком. А это значит, что МППО при помощи государства, направляемого Фукуямой, монополизируют платформы гигантов или создадут некий новый рынок. Но желательный для американской элиты исход очевиден – взять гигантов под контроль.

Потому что мир вошел в очередное противостояние — Запад и Россия, Запад и Китай. Все стороны концентрируют силы и средства в единый кулак. А что такое технологические гиганты? Это же самые продажные юридические лица на планете, и, следуя Марксу, за 300% прибыли продадут родную мать. Они давно создали для себя в Калифорнии и Новой Зеландии герметичный и изолированный мир, откуда оперируют безграничными массивами персональных данных.

Их владельцы на случаи обострений и катаклизмов имеют двойное и тройное гражданства, некоторые давно де-факто живут по принципу экстерриториальности и практически все владеют бункерами для «выживанцев». Их продажности в противостоянии с китайским «цифровым концлагерем» и испугался настоящий американский патриот, мыслитель и политик Фрэнсис Фукуяма.

© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter