Нур-Султан
Сейчас
-16
Завтра
-13
USD
425
-1.10
EUR
505
-0.92
RUB
5.59
-0.02

Глава правительства Армении пал жертвой собственной патриотической пропаганды

5512
Никол Пашинян/фото: sonxeber.net

В ночь на 10 ноября война в Карабахе все-таки завершилась достаточно уверенной победой Азербайджана. После падения 8 ноября стратегически важного города Шуши положение армянских сил в Карабахе стало критическим. Этот город расположен в 10 километрах от столицы непризнанной республики Нагорного Карабаха города Степанакерта, прямо на дороге к городу Горис на территории самой Армении.

Потеря Шуши стала переломом в ходе войны. После этого у армян больше не было возможности снабжать свою группировку войск в Карабахе. С учетом того, что армяне держали войска на нескольких направлениях, такая группировка должна была быть весьма значительной. Есть, правда, еще одна дорога в Армению, которая проходит через Кельбаджарский район. Но она находится в пределах досягаемости азербайджанской артиллерии.

Трамп — это зеркало, в котором нуждается Америка

Поэтому с падением Шуши армяне в Карабахе попали в безвыходное положение. Конечно, они могли еще сопротивляться. В горной местности проще обороняться, чем на равнине, где разворачивались основные бои в начальной стадии конфликта.

Но чем больше была армянская группировка в Карабахе, тем быстрее без снабжения должны были закончиться ее ресурсы. И тогда надо было либо прорываться в Армению, либо капитулировать.

Сложность положения была в том, что среди военных на фронте в Карабахе много граждан собственно Армении. Капитуляция армии в такой ситуации стала бы слишком тяжелым ударом для этой страны.

Из двух зол

Премьер-министр Армении Никол Пашинян стоял перед сложнейшим и тяжелейшим выбором, какой только может быть у политика во время войны. Или сделка на заведомо невыгодных условиях, или продолжение потерявшей всякий смысл войны, возможно, до полной потери не только Карабаха, но и армии.

Пашинян предпочел договориться сейчас, а не ждать, пока оперативная обстановка в Карабахе станет еще хуже, а условия сделки, естественно, гораздо жестче

Скорее всего, он исходил из того, что главное — сохранить хотя бы часть армянского Карабаха и сделать это под гарантии России.

Российское присутствие должно было гарантировать сохранение Карабаха даже без пояса безопасности, который ранее существовал за счет оккупации семи азербайджанских районов. Но азербайджанцы в ходе этой войны отбили уже четыре из них. Поэтому особенного смысла в поясе безопасности уже не было.

Пашинян явно заручился поддержкой своих военных, которые хорошо представляли реальную ситуацию на поле боя и наверняка не видели каких-то особых перспектив в продолжении войны.

Поэтому когда после объявления о достижении 10 ноября договоренностей о мире часть населения в Ереване начала протестовать и захватила здания правительства и парламента,

военные призвали к порядку и дали понять, что они использовали все возможности и другого варианта просто нет

Эмоции против расчета

В данном случае и сам Пашинян, и армянские военные стали в некотором смысле жертвой своей собственной патриотической пропаганды. Понятно, что такая пропаганда является естественным сопровождением любой войны, но армянская выглядела особенно эмоциональной и даже яростной.

Армянские пропагандисты все время апеллировали к истории, в том числе очень древней, заявляя, что армяне жили в регионе тысячи лет — задолго до появления азербайджанцев и турков. Таким образом они все время повышали градус этой войны до эпического противостояния цивилизаций, до войны за территорию, которую они считали своей, даже несмотря на резолюцию ООН о возвращении семи азербайджанских районов.

Эпоха доллара заканчивается, каким должен стать тенге? — Своик

В принципе, несомненно, что армяне являются древним населением этой земли. Очевидно, что раньше они занимали гораздо большие территории. Хотя тоже пришли на эти земли и завоевали их. Просто это было очень давно, примерно в I тыс. до н. э., когда индоевропейские племена, к которым принадлежат армяне, стали причиной исчезновения прежнего населения. Его представителями на Кавказе сегодня являются грузины, черкесские народы Северного Кавказа, а также чеченцы и ингуши.

Но также понятно, что

для любого реванша, если вы ставите такую задачу, нужны люди, ресурсы и готовность их применить. Примерно так, как это сделали азербайджанцы

Они 26 лет думали о возврате занятых у них территорий, вели переговоры, которые сегодня называют бесполезными, и в то же время готовились к реваншу.

Методы прошлого века

В то время как армяне хотели удержать занятые территории, причем исходя не только из необходимости наличия зоны безопасности для Карабаха, но и из соображений идеологии. Как только началась нынешняя война, очень многие армянские комментаторы говорили о своих исторических правах, в том числе на те земли, которые относились к числу семи оккупированных азербайджанских районов. Более того, наиболее важные из них стали заселять переселенцами-армянами, например, из Ливана.

Естественно, что общественное мнение Армении в целом разделяло такую идеологию. Можно представить, насколько болезненным для армян стало согласие властей на мир, который в Азербайджане сразу же назвали капитуляцией Армении. Поэтому протестующие в Ереване 10 ноября так хотели продолжения борьбы — для них это было борьбой за исторические земли, историю и национальную идею.

Когда у нас появятся хорошие отечественные школьные учебники?

Однако в условиях первой четверти XXI века готовность силой закрепить за собой те или иные территории на основе некоего исторического права в целом означает признание права силы на реализацию своих намерений. Скорее это относится к практике, применявшейся в XX веке.

В современной ситуации это выглядит несколько анахронично. Поэтому армянские усилия в нынешней войне не получили внешней поддержки. Весьма показательно, что избранный президент США Джо Байден в разгар конфликта призывал к миру, но при этом говорил, что армяне не должны думать о возможности вечно удерживать оккупированные азербайджанские территории.

Парадоксально, но похожей позиции придерживались и власти Ирана. В свою очередь Россия в ответ на призывы Еревана оказать помощь, заявила, что сделает это, только если Азербайджан атакует территорию самой Армении.

Ничего личного, только политика

Если для армянской идеологии это была борьба за исторические земли и собственную версию исторической справедливости, иностранные государства думали о тех политических условиях, которые возникают вследствие этого конфликта и уже вполне вероятной победы Азербайджана. В любом случае накал эмоций в армянском обществе был настолько велик, что многие здесь не допускали и мысли о поражении.

В любом случае Армения оказалась не готова к этой войне. Для сравнительно маленькой страны с небольшим населением очень сложно вести фактически имперскую политику. Непросто это и для гораздо более крупных стран — например, той же Турции, которая сыграла решающую роль в победе Азербайджана. Слишком много ресурсов Анкара тратит на многих фронтах – в Сирии, Ливии, теперь и в Карабахе. Но турецкие власти проявляют решительность и готовы к расходам и потерям.

К чему это приведет, станет понятно позднее. А пока очевидно, что в Карабахе Турция сыграла на стороне Азербайджана и добилась победы. Особенно если будет реализован один из пунктов мирного соглашения об открытии транспортного коридора из Азербайджана в изолированный от него анклав Нахичевань. Этот коридор должен пройти через территорию Армении и будет контролироваться российскими пограничниками. Он создается в обмен на сохранение коридора из Армении в Карабах через Лачин, который также будут контролировать российские военные.

Что потеряла Армения

На самом деле это тяжелейший удар по интересам Армении. Транспортный коридор из Нахичеваня в Азербайджан в случае его реализации фактически отрежет Армению от Ирана. Поражение армянских войск к северу от Аракса и так уже сократило линию этой границы.

В то же время Карабах после выполнения других пунктов мирного соглашения от 10 ноября фактически останется без защиты. Армяне должны будут в ноябре оставить Агдамский, Кельбаджарский и часть Лачинского района вместе со всеми линиями укреплений. К тому же Азербайджан сохраняет за собой Шушу, а значит может угрожать Степанакерту.

Теперь Армения оказывается в полной зависимости не столько от Азербайджана, сколько от России. Если до этой войны еще можно было говорить о каких-то попытках правительства Пашиняна ориентироваться на Запад, теперь это уже невозможно.

Только от Москвы зависит, останутся ли армянскими остатки прежнего Карабахской республики

Здесь проблема в том, что многие жители Карабаха, скорее всего, предпочтут его покинуть. Слишком уязвимым окажется в итоге его положение. Тем более, что вопрос присутствия российских миротворцев согласован только на пять лет и может быть продлен только при согласии обеих сторон конфликта.

В целом для армянской стороны эта война закончилась очень невыгодно. Они проиграли, и это стало несомненным шоком для армянского общества. В Азербайджане, напротив, праздник, они добились очень многого и теперь настроены закрепиться на завоеванных позициях. Президент Ильхам Алиев теперь войдет в историю как политик, который решил самую сложную проблему своей страны.

Турецкий президент

Реджеп Эрдоган получил свою маленькую победоносную войну и рассчитывает с помощью этого укрепить позиции внутри Турции

В то же время Россия добилась демонстрации сохранения своего влияния на Южном Кавказе. Хотя в начале этой войны создавалось впечатление, что ситуация меняется и в этом смысле. Но в итоге именно российские военные будут обеспечивать разъединение враждующих сторон.

Карабах 2020. Уроки

Но самым важным итогом этой войны стала демонстрация тех возможностей, которые в современной войне обеспечивают ударные беспилотники и средства радиоэлектронной борьбы. Теперь все страны, у которых нет таких возможностей, как у Турции и Израиля, чья техника и обеспечила победу Азербайджану, будут думать над тем, что же им делать.

Оказалось, что ни запредельная мотивация солдат, ни многочисленная бронетехника, ни артиллерия без информационного превосходства на поле боя не могут обеспечить не то что победу, но даже защиту. Никакая армия не выдержит систематического уничтожения с воздуха ударными беспилотниками, которые больше 40 дней методично охотились за танками, артиллерией и даже за группами из нескольких солдат.

Латинская рапсодия Олжаса Сулейменова

Это была принципиально новая война. Мы стали свидетелями того редкого момента, когда средства нападения настолько превосходят средства обороны. Здесь есть о чем задуматься тем, у кого нет ударных беспилотников вроде Bairaktar, комплексов РЭБ вроде турецкого Coral, дронов-камикадзе вроде израильского Harop, средств связи, спутниковой поддержки и управляемых снарядов из израильских и турецких орудий.

Но для всего этого нужна элементная база, которая есть у стран НАТО, а также прицелы из Австрии и двигатели из Канады. Турецкая военная мощь — это производная от силы стран НАТО.

В этой войне выяснилось, что российские комплексы С-300 весьма уязвимы против израильских дронов-камикадзе, а танки Т-72 — против ударов управляемыми ракетами с тандемной боеголовкой с воздуха. К тому же Азербайджан видел всю картину разворачивающегося сражения, все имеющиеся резервы и все маневры армянской стороны.

Фактически это была война условного зрячего с условным слепым, и никакая отвага солдат помочь здесь не могла

Так или иначе, но война закончилась, и будем надеяться, что теперь мир в этом многострадальном регионе сохранится надолго.

© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter