Нур-Султан
Сейчас
9
Завтра
17
USD
428
+0.23
EUR
520
+5.36
RUB
5.78
+0.06

Кадровый резерв коррупции сидит не во власти, а в обществе — ученый

1069

Социолог, автор монографии «Общество, институты и социальная наука» Есет Есенгараев, рассуждает на тему, какие перемены возможны в Казахстане и в какую сторону возможно движение вообще.

Средний класс Казахстана: миф или реальность?

— Насколько мне известно, признак развитого современного общества – наличие крепкого влиятельного среднего класса. Сформировался ли в Казахстане классический средний класс?

— Когда мы говорим о среднем классе, возникают вопросы, связанные с критериями его определения. Возьмем три базовых критерия определения класса: доход, образование и профессия.

Что касается дохода, в любом обществе есть люди со средним доходом и положением. В этом смысле у нас есть свой средний класс. Сложнее с профессиональными и образовательными критериями.

В развитых странах, да и вне них, к среднему классу относятся врачи, учителя, инженеры, профессура. В нашем обществе по профессиональной принадлежности они тоже относятся к среднему классу. Но есть большая проблема, связанная с доходом большинства представителей этих профессий, так как у многих он не соответствует среднему уровню.

Получается, что

большинство представителей профессий, которые в мире относятся к среднему классу, не имеют соответствующего дохода

А это уже не средний класс, а более образованная часть низшего.

Нарциссизм и потребительство — почва для нашей коррупции — эксперт

Следует отметить, что многие из тек, кто занят в сфере малого и среднего бизнеса, наоборот, не имеют образования, соответствующего среднему классу. В социологии такие расхождения в статусных признаках определяют как статусную инконгруэтность.

А если она носит массовый характер, выходит,

среднего класса у нас еще нет. Хотя сформировалась довольно многочисленная группа имеющих те или иные его признаки

Также мы видим, что классовая культура и классовое сознание средних (да и высших) слоев общества еще не сложились. Хотя в материальном аспекте мы уже имеем достаточно многочисленные группы, которые можно отнести к ним. Но отсутствие классового сознания не позволяет таковым обрести устойчивую социальную субъектность и сформировать свою классовую идентичность. А социальная группа, которая еще не смогла сформировать свою социальную субъектность, не может стать и влиятельной общественной силой.

Здесь основная причина затруднений формирования новой классовой культуры связана с дефицитом современных социокультурных знаний и трудностями их генерирования.

Интеллектуальные группы казахстанского общества, опираясь на советский багаж, не могут создать новые «фабрики значений». Соответственно, не могут и производить в необходимом объеме современные знания, в том числе для формирования современного среднего класса.

Зерна коррупции в каждом из нас

— Есет Жемисбекович, но при этом коррупция – визитная карточка страны…

— Сегодня почти ни один анализ общественной ситуации в Казахстане, да и в большинстве других постсоветских стран, не обходится без обращения к этой проблеме. Но большинство таких «анализов» больше эмоциональны, чем рациональны.

Прежде всего у нас отсутствует рациональное осмысление понятия коррупции.  Вообще, термин «коррупция» означает порчу чего-либо. Применительно к обществу коррупцию надо понимать как порчу общественных институтов. И взятки здесь лишь часть порчи общественных отношений. Они больше следствие, чем причина коррупции.

Что же является общественной основой, позволяющей коррупции быть всеохватывающим феноменом казахстанского общества?

На мой взгляд,

основой массовой коррупции в казахстанском обществе является наше испорченное мышление и наши испорченные ценности

Когда я говорю об испорченности нашего мышления, имею в виду массовую склонность наших людей обманывать себя. Мыслить о себе только в комплиментарно-нарциссической форме. Постоянно заниматься самовосхвалением, утаивая недостатки и гневно отвергая все неудобные факты, прежде всего о себе.

Но человек, постоянно обманывающий себя, не может быть честным и с другими. И взаимодействия таких и с самим собой, и с друг другом не могут не приводить к выстраиванию искаженных общественных отношений.

Под искаженными ценностями я имею в виду склонность к доминированию над другими, самовосхвалению и демонстративному потреблению.

Эти склонности являются более тяжелой формой коррупции, чем ее материальные формы в виде взятки

или других форм ренты, получаемые от занимаемой должности.

Ведь если мы искаженно мыслим и следуем искаженным ценностям, как мы можем избежать других последствий коррупции? Тогда они лишь вопрос времени и обстоятельств.

Заложники самообмана

— И все же я имела в виду коррупцию во власти.

— Конечно, с ней нам надо бороться. Но

если даже будут вычищены все чиновники-коррупционеры, в обществе есть большой резерв, который охотно и быстро восполнит потери

в их рядах. И это неизбежно, так как человек с ложным сознанием и искаженными ценностями не может воспроизводить другие общественные отношения.

Сегодняшняя

ненависть наших людей к коррупционерам во многом обусловлена тем, что сами они обделены возможностями,

которые есть у тех, кто может с выгодой для себя распределять общественные блага.

Но если они являются носителями ложного сознания, в большинстве своем слабые профессионалы и не имеют особого желания учиться, кем они могут быть, когда придут к власти?

Понаблюдайте за поведением наших людей. Вы увидите, что они очень склонны к моральному оппортунизму. Почему? Потому что

большинство казахстанцев не уверены в своем профессионализме, знаниях и умениях

И свои профессиональные недостатки компенсируют оппортунистическим поведением, легко подыгрывая требованиям начальства, пусть те и не всегда правомерны.

Если мы будем видеть проблему коррупции не так узко, как ее видят большинство наших граждан, если мы будем видеть ее основы в себе, своем сознании и своих ценностях, мы должны понимать, что эта проблема гораздо сложнее, чем кажется сегодня.

А значит, нам будет не только очень трудно ее решить, но даже минимизировать.

Капитализм из обломков социализма

Каковы основные трудности и возможности для развития казахстанского общества?

— Модернизация страны возможна тогда, когда общество способно сформировать новые институты и изменить на их основе свою организацию социальной жизни. А для их создания необходимы большие массивы социокультурных знаний и формирование на их основе современных навыков взаимодействия людей.

Но пока у нас нет достаточных мощностей для производства современных социокультурных знаний. Поэтому приходится использовать доступные, наработанные в нашем пространстве в предшествующие периоды.

Вследствие такой ситуации

неизбежно популярными становятся архаические установки. Отсюда и особая любовь к досовременным институтам, например, трайбализму

Аналогичные проблемы и в большинстве постсоветских стран. Испытывая трудности с генерированием новых значений и смыслов, необходимых для современных институтов,

бывшие соцстраны, по определению американского социолога Ивана Селеньи, строят капитализм «не на обломках, а из обломков социализма»

А на постсоветском пространстве, кроме вынужденной опоры на советское наследие, мы наблюдаем и стремление к возрождению архаических институтов из досоветского периода.

И такая технология строительства общественной системы будет неизбежно преобладать, пока мы не наработаем необходимую массу современных знаний.

© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter