Нур-Султан
Сейчас
7
Завтра
4
USD
425
+1.44
EUR
498
+0.42
RUB
5.56
-0.01

Те, кто продавал дипломы медиков, сейчас лечатся у тех, кто их купил — Ашимбаев

4299
фото: anderscpa.com

«Зуд реформаторства» в здравоохранении привел к большим проблемам в отрасли, утверждает политолог Данияр Ашимбаев. Например,

уклон в коммерческую медицину закончился тем, что обеспечить лечением от коронавируса не получилось даже элиту,

о широких массах и говорить не приходится. В итоге ясно, что в условиях чрезвычайной ситуации отрасль работать не может.

Об этом он сказал на заседании экспертного клуба «Мир Евразии».

Сначала уклона в коммерцию не было

Ашимбаев заявил, что «пандемия коронавируса породила интересную проблему с точки зрения реформ системы здравоохранения». Он указал, что с начала независимости в стране не было уклона в коммерческую медицину. Хотя проблем хватало, основной была катастрофическая нехватка кадров в здравоохранении. В 90-е слишком многие ушли из медицины в другие сферы. В частности, в бизнес.

Реформы медицинского образования загнали систему в тупик — эксперт

— Сегодня ругают проведенную в рамках реформ оптимизацию медучреждений, но забывают о том, какое количество населенных пунктов было сокращено. Что касается реформирования, вспоминаю разговор с одним из бывших министров здравоохранения. Он говорил, что

многие министры не решались начинать реформы, потому что была жесткая конкуренция

В медицинской науке существовало три главных клана под руководством видных деятелей, на низовом уровне за власть в медицине боролись карагандинская и жамбылская группировки. Из-за этого многие министры и правительство в целом в систему здравоохранения не лезли, — сказал Ашимбаев.

С начала нулевых усилилась и коррупционная составляющая.

— Если не ошибаюсь,

за 10 лет было осуждено 6 или 7 начальников Жамбылского облздрава

Причем проблема касается не только этой области. Беда была с функционированием системы здравоохранения в целом, — напомнил Ашимбаев.

Медиками начали командовать специалисты по корпоративному управлению

Потом в середине нулевых начался процесс, который Ашимбаев назвал «зудом реформаторства».

— Сначала придумали АО «Национальный медицинский холдинг»,

куда затолкали шесть новых медицинских центров, свезли специалистов со всей страны, приватизировали, а потом все это неизвестно куда делось,

— сказал эксперт.

Затем началось становление частной медицины. Примерно в 2014-15 годах государство, по выражению политолога, «решило сбросить с баланса финансирование отрасли». Тогда же появились списки приватизации поликлиник, больниц и внедрение медицинского страхования.

Минздрав подготовил очередную «кормушку для коррупционеров» — Каиргали Конеев

— Система в принципе еще работала, но

не была рассчитана на возникновение чрезвычайной ситуации

Охват медицинскими услугами был, количество койко-мест сокращалось, но оно все равно находилось в пределах необходимой нормы. Сокращение госфинансирования и койко-мест привело к тому, что система государственного здравоохранения функционировала на определенном минимуме. В руководстве отрасли стали работать специалисты по корпоративному управлению и планированию, — считает эксперт.

При этом он отметил, что

если бы не коронавирус, эта система могла просуществовать еще долго

Государственные поликлиники работали в тех условиях неплохо. Скорая помощь за последние годы тоже улучшилась.

— Однако кадровый голод в практической медицине привел к тому, что с началом пандемии решения принимали люди, которые, мягко говоря, в этой проблеме не разбирались, — отметил эксперт.

Гигантские хищения под прикрытием пандемии

— Выяснилось, что государственная система здравоохранения, сведенная к «минималке», в условиях пандемии работать не может. Частная медицина, на которую рассчитывали многие, в том числе и правящая элита, также не была ориентирована на борьбу, — сказал Ашимбаев.

Сказанное он проиллюстрировал фактом, что койко-мест в частных клиниках хватало для косметических и хирургических операций,

но массовым медобслуживанием они не смогли обеспечить даже элиту

А лечение за рубежом оказалось недоступно.

— Получилось так, что люди, которые продавали дипломы, приватизировали больницы, сокращали койко-места и финансирование здравоохранения, вынуждены сегодня лечиться у тех, кому они эти дипломы продавали. Система дала сбой, — сказал Ашимбаев.

Он посетовал, что с марта 2020 года в СМИ практически не видно наших медицинских светил.

— Такое ощущение, что их никто не собирал. Решения принимались кем угодно, но не врачами. В итоге мы увидели

информационную панику, административный произвол и гигантские хищения под прикрытием всего этого

Мнения врачей до сих пор не было слышно. Такое ощущение, что кроме доктора Евгения Комаровского, на постсоветском пространстве не оказалось ни одного медицинского специалиста, — считает эксперт.

Далее он высказался о статистике, которая тоже оставляет желать лучшего.

— К примеру, многие болеют и умирают от пневмонии при отрицательных тестах на коронавирус. Логичный вопрос: либо есть какая-то другая эпидемия вируса, вызывающего пневмонию, либо тесты неправильные. Но

тесты закуплены в таком объеме и за такие деньги, что признание их порочности приведет к массе уголовных дел

Поэтому заниматься этим никто не хочет, — подчеркнул эксперт.

Некачественная медицина еще один повод для недовольства населения

Социолог Гульмира Илеуова тоже высказалась о состоянии отечественной статистики в таком же ключе.

— Министерство здравоохранения 2 августа представило обновленную статистику по COVID-19. Туда вошли данные о случаях коронавируса с положительным ПЦР-анализом и отрицательным ПЦР, но со схожими симптомами, так называемыми «вероятными случаями». В итоге в новой статистике стало ориентироваться еще сложнее, — пожаловалась она.

В июле сообщалось, что в Казахстане примерно 98 тыс. койко-мест. Правда, социолог не уточнила, из какого источника были эти данные.

Затем заявили, что их всего 59 тыс. А в 1991 году койко-мест было около 230 тысяч

Далее Илеуова подняла вопрос эффективности отечественного информационного поля.

— В соседней России ситуация непростая. Их статистика также не идеальна. Но при этом

информационная картинка от них достаточно позитивная, о карантине и вирусе говорят гораздо реже, чем у нас

А когда было нагнетание весной и в начале лета, появилось много негативной информации, особенно по российским телеканалам, это и на нас влияло,- сказала она.

Напомнила эксперт и о политической составляющей, тем более, что скоро парламентские выборы.

— Раньше мы не могли представить, что именно здравоохранение и «здравозахоронение» окажутся важными политическими факторами, которые могут и будут оказывать влияние на динамику политической ситуации. Конечно, коррупция в наших странах была и раньше. Но люди начали умирать массово и неожиданно, а недовольство выживших усилилось.

Население напрямую стало связывать некачественную ситуацию в медицине с тем качеством управления, которое сложилось в той или иной стране

Так что риски и последствия влияния коронавируса на политические режимы еще далеко не просчитаны, — резюмировала Илеуова.

Продолжение следует

© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter