Нур-Султан
Сейчас
7
Завтра
12
USD
421
-2.14
EUR
499
-0.30
RUB
5.6
-0.04

Последствия карантинов: какими будут инфляция, безработица и курс тенге?

1693

Второй локдаун ударил больнее

Многие ожидают, что спад экономики продолжится, учитывая, что в стране вводили второй локдаун. Об этом говорит Олжас Толеуов, вице-президент Центра развития трудовых ресурсов при Минтруда РК.

— На графике темно-синяя линия отражает изменения за месяц, то есть изменения ВВП в текущем месяце по отношению к соответствующему месяцу прошлого года. Мы видим, что

в апреле вполне логично появился очень значимый спад на 8,3%, после которого произошло V-образное восстановление

По примеру того, что было в Китае, США и некоторых странах Европы. Однако вместе с введением второго карантина в июле, а также по мере того, как Казахстан начал в полной мере реализовывать свои обязательства в рамках участия в договоре ОПЕК+, экономическая активность в стране вновь пошла на спад.

Олжас Толеуов

Олжас Толеуов

И спад был более значимым, чем в апреле. По нашим оценкам, в июле он составил 11% и, скорее всего, продолжится в августе.

V-образного восстановления уже можно не ждать

В лучшем случае экономическая активность будет расти по траектории буквы W, — считает Толеуов.

Кто пострадал больше всех?

Наибольшее давление на экономическую активность оказал спад валовой добавленной стоимости в транспорте и торговле.

— Торговля испытывает историческое падение — на уровне 11%. Некоторые регионы, где эта отрасль играет очень важную роль, например Алматы, испытывают жесточайшее падение экономики.

Развитие ситуации отягощается ожиданием падения и в сфере промышленности, особенно в горнорудной и нефтесервисе

Это также связано с сокращением добычи нефти в рамках ОПЕК+.

Кто в выигрыше?

Что касается строительства, все это время оно являлось неким локомотивом и тащило вверх экономическую активность. Но его рост тоже замедлился с 11% (как указано в графике) до 6% в июле. Скорее всего, по мере наступления холодов строительные работы будут сворачиваться, что также негативно отразится на показателях в этой сфере. Кстати,

показательным является рост отрасли связи: она занимает небольшую долю, но растет хорошими темпами — 11%

Это мировые тенденции: связь и интернет будут расти, так как позволяют дистанционно сохранять активность в период пандемии, — отмечает эксперт.

Доходы населения еще упадут

Между тем в Казахстане наблюдается падение инвестиций в основной капитал и реальных денежных доходов населения. По мнению Толеуова, это еще не «дно», дальнейшее снижение показателей впереди. Это скажется на благосостоянии большинства казахстанцев и в целом на уровне жизни домохозяйств.

— Стоит обратить внимание и на другой компонент совокупного спроса — чистый экспорт (разница между тем, сколько мы экспортируем и импортируем). Мы видим, что

во втором квартале экспорт в номинальном выражении просел практически на 25%

Это, опять-таки, связано с тем, что Казахстан сокращает объем производства и продаж из-за снижения внешнего спроса и цен на минеральное сырье и энергоносители, а также ввиду участия в договоре ОПЕК+.

Что касается импорта, из-за снижения потребления сокращается и он. Но экспорт все же снижается быстрее

— Во втором квартале чистый экспорт упал до 2 млрд долларов. Хотя в обычные времена он составлял порядка 4-5 млрд. Единственным компонентом совокупного спроса, который демонстрирует в текущем моменте рост, являются госрасходы. Общие расходы госбюджета, по крайней мере в первом полугодии по отношению к аналогичному периоду 2019 года, выросли практически на 24%. Это, на мой взгляд, хороший показатель, что правительство проводит контрциклическую политику, — считает Олжас Толеуов.

Бывало и хуже

По наблюдениям эксперта, на фоне ухудшения внешних условий обменный курс продемонстрировал некую волатильность.

— Если мы обратим внимание на динамику номинального эффективного обменного курса, увидим, что нет определенной динамики только на обесценивание или только на укрепление. В частности, в апреле обесценение тенге по отношению к корзине валют основных торговых партнеров (порядка 27 стран) составило порядка 5%. На самом деле это не так много, если сравнивать с тем, что происходило в августе-сентябре 2015 года. Тогда обесценение составило 25%, — сравнивает экономист.

У тенге есть защита

Толеуов отмечает, что золотовалютные резервы Нацбанка могут сыграть на пользу тенге. Это один из фундаментальных факторов курсообразования.

— По итогам июля они достигли исторического пика с февраля 2012 года. И сейчас составляют порядка $35 млрд. Доля золота растет, а в период кризиса оно является защитным активом.

Это довольно позитивно может влиять на тенге с точки зрения минимизации рисков резкого девальвирования

Другим фундаментальным фактором влияющим на курс тенге является текущий счет платежного баланса. Буквально на днях Нацбанк опубликовал предварительную оценку за второй квартал. Мы видим, что по итогам первого полугодия текущий счет платежного баланса сложился впервые с 2014 года с профицитом в 2 млрд долларов. Это довольно хороший показатель, который позволяет тенге быть готовым к внешним ударам, — утверждает экономист.

Ожидания не оправдались

Что касается инфляции, по итогам июля 2020 года ее годовой уровень сложился на уровне 7,1%.

— Стоит учесть, что в марте на фоне шока ожидания были гораздо хуже и у экспертов, и у самого Нацбанка. Регулятор ожидал, что к концу года инфляция будет складываться в пределах 9-11%. Но по мере стабилизации ситуации и сокращению спроса

инфляция замедлила ускорение. Пересмотренный прогноз, в котором она может составить 8-8,5%, может оправдаться

Мы замечаем, что основным драйвером роста инфляции являются продовольственные товары. Это внутренние проблемы, связанные с низким уровнем конкуренции и отсутствием должного уровня инфраструктуры. Они способствуют тому, что производитель поднимает цены на продукты питания, — рассказывает эксперт.

Реальная безработица выше?

Замедление экономической активности отразилось и на рынке труда Казахстана.

— На протяжении 5-6 лет безработица находится на уровне 4,8-5%. Но вместе с тем, по последним данным Комитета по статистике,

категория граждан, которых относят к временно неработающим, выросла в 160 раз — с 2 до 368 тыс. человек

И это реакция рынка труда на шоки, которые мы испытываем, карантины и приостановку производства. Если временно неработающих объединить с официально безработными, безработица в Казахстане составит уже 9,5%, — заключает Олжас Толеуов.

Самое читаемое
© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter