Нур-Султан
Сейчас
23
Завтра
24
USD
400
0.00
EUR
453
0.00
RUB
5.82
0.00

Казахстанская модель эволюционной преемственности власти — итоги года

782
Фото: пресс-служба Акорды

Вопрос транзита власти в Казахстане вызывает несомненный интерес как у нас, так и за пределами страны. Мы все можем наблюдать, какие острые дискуссии идут по этому поводу. Кто-то говорит о дуализме власти, у кого-то большие ожидания по поводу масштабных перемен. Многие вспомнили времена СССР, когда надо было уметь читать между строк и внимательно следить за рассадкой тех или иных чиновников на разных мероприятиях.

Понятно, что для многих из них сложившаяся ситуация была не очень комфортна, все-таки

для бюрократической вертикали всегда лучше, когда существует четкая субординация

Транзит власти в Казахстане глазами аналитиков из России

При этом президент Касым-Жомарт Токаев постоянно говорит о преемственности курса первого президента Нурсултана Назарбаева. Казахстан за последний год продолжает следовать прежней практике и во внешней, и во внутренней политике. Так что можно говорить о фактической преемственности.

Другое дело, что в этом году было очень много критики в адрес системы власти. Что, в общем-то, естественно в связи с наличием больших ожиданий.

В городском обществе традиционно весьма распространены либеральные настроения,

и не удивительно, что они стали широко распространяться главным образом в Алматы. Собственно, это характерно для всех стран с относительно жесткой системой власти, которые начинают процессы частичной либерализации сверху.

Из последних примеров можно вспомнить Афганистан и Иран. В этих странах в 1960-70-х годах начались либеральные реформы сверху для улучшения не самой лучшей ситуации в стране. Но выяснилось, что совокупность внутренних противоречий, межнациональных, религиозных и в отношениях между центральной властью и регионами, настолько велика, что

их политические системы не выдержали, и все закончилось всем известным результатом

Народ оказался не тот

Еще можно вспомнить революцию в России в 1917 году. Либеральные политики при поддержке широких кругов образованного городского населения весь год пытались создать с нуля в стране западноевропейскую демократическую модель. На выборах в Учредительное собрание в ноябре 1917 года либералы из партии кадетов получили 8% голосов избирателей, главным образом среди городского населения. Во многих крупных городах они даже победили социалистов (большевиков и эсеров), но полностью проиграли в деревне. Лидер кадетов Милюков еще до октябрьской революции 1917 года говорил, что

либеральные реформы не удались, потому что народ в России оказался не тот

Но более характерный пример — это Китай. Известные трагические события на площади Тяньаньмынь в 1989 году, когда было жестко подавлено выступление молодежи, стали результатом начатой ранее либерализации сверху. К этому можно относится по-разному, но очевидно, что

современного Китая бы не было, если бы Дэн Сяопин не принял тогда жесткого и заведомо непопулярного решения

Эти события наглядно продемонстрировали дилемму, которая стоит перед многими реформаторами. Как обеспечить экономическое развитие страны, не рискуя при этом стабильностью? Вопрос даже не в самом прогрессе как таковом, это не может подвергаться сомнению, вопрос в том, каким образом можно к нему прийти и как при этом ничего не потерять.

Грозит ли Казахстану участь пешки на шахматной доске? — эксперты

Поэтому-то и существует консерватизм, как и либерализм. Он может быть крайним, но гораздо важнее, чтобы он был ориентирован на развитие. И опыт того же Китая и других стран Юго-Восточной Азии здесь имеет значение. Собственно,

Казахстан все годы независимости и следовал по пути модернизации стран Юго-Восточной Азии,

где-то исходя из раннего опыта Южной Кореи, где-то Сингапура, где-то Китая. Мы же видели, что по соседству были другие примеры — например, Узбекистан или Туркменистан. Так тоже было возможно, просто все законсервировать.

Система работает в формате преемственности

Для современных условий сильная вертикаль власти все еще актуальна при всех вопросах, которые к ней могут существовать. Она важна еще и потому, что

вокруг нас нет либеральных демократий, и в такой ситуации всегда лучше иметь сильное государство, чтобы избежать ненужных катаклизмов

и сохранить нормальные внешнеполитические отношения, не скатываясь в крайности. При этом, как это ни парадоксально, но у обычных людей именно сильная власть вызывает потом ностальгию об условном «золотом веке». Так было в России после 1917 года, в Иране и Афганистане после реформ 1970-х или после эпохи позднего СССР.

Все эти страны по своей организации относились к восточному обществу, даже СССР. И Казахстан сегодня, как и Узбекистан, и другие,

это восточное общество со всеми его особенностями, которое сильно отличается от западно-европейского

В этом смысле сегодня политическая система Казахстана в основном напоминает Китай 1990-х. В этой связи роль первого президента Нурсултана Назарбаева вполне соответствует той роли, которую играл Дэн Сяопин в китайской политической системе. Но в то же время

Казахстан напоминает и Сингапур — с открытостью мировой экономике, английским правом, свободой предпринимательства и строгим порядком,

где министром-ментором был многолетний премьер-министр Ли Куан Ю.

Собственно, система за год базово не изменилась. Некоторое время ушло на притирку системы в ее новой конфигурации. Но она очевидно работает в формате преемственности.

Самое читаемое
© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter