Нур-Султан
Сейчас
8
Завтра
4
USD
427
+1.34
EUR
497
-1.07
RUB
5.53
-0.03

Стоит ли Казахстану стремиться в НАТО? — исследование

1838

Об этом он пишет в работе «Современное состояние НАТО». Мы сотрудничаем с Альянсом в некоторых сферах, но в целом пытаемся соблюдать политику многовекторности. Долго ли удастся ее придерживаться?

Что грозит Евразии?

Лаумулин отмечает, что сегодня

ситуация в сфере безопасности Евразии принимает угрожающий характер

И свою роль здесь играет нарастающая конфронтация НАТО и РФ (следовательно и ее союзников по ОДКБ). Кроме того, серьезно влияет и ряд других событий —

  • затяжной конфликт на Украине,
  • выход США из Договора по РСМД,
  • война в Сирии,
  • иранская атомная программа,
  • афганская проблема,
  • санкционные войны и в целом нарастающие китайско-американские противоречия

Причем анализ опубликован до недавних иранских событий. А они тоже внесли немалую лепту в напряженность.

Несчастье помогло: тенге может укрепиться из-за конфликта США и Ирана

Кроме внешних факторов, у Альянса есть и внутренние проблемы. Во-первых, усилились противоречия между США и Турцией, и во-вторых, между США и европейскими союзниками. Хотя во втором случае в последнее время страсти начали утихать и по сравнению с первыми годами президентства Трампа уже не идут.

— Все эти факторы в совокупности не могут не затрагивать безопасность и стабильность Казахстана и всей Центральной Азии, — пишет Лаумулин.

Также эксперт отметил, что с 2014 года уже

на постсоветское пространство стали смотреть как на зону противостояния НАТО и России

в геополитическом, стратегическом, военном и информационном аспектах.

С девяностых годов Альянс увеличился почти вдвое

НАТО позиционирует себя как

самый успешный в истории и наиболее мощный в настоящее время военно-политический альянс

Правда, как уже говорилось, внутренние противоречия никуда не делись. Лаумулин считает, что так долго организация продержалась, потому что постоянно пересматриваются условия сотрудничества.

Боевики уже рядом: реален ли их прорыв в Центральную Азию? 1 часть

Сейчас снова наступает очередной виток если не кризиса в отношениях членов Альянса, то близко к этому. По крайней мере резко усилилась взаимная критика представителей сообщества. Хотя на самом деле разрыва вроде ничего не предвещает, зато можно ожидать

новый этап торга относительно условий сотрудничества

При этом в целом весьма вероятно, что сама модель отношений сохранится. Хотя конечно, отдельные изменения появятся.

Модель эта

предполагает эксплуатацию американских военно-стратегических гарантий их партнерами в обмен на политическую лояльность и ограниченную военную поддержку

Ключевой компонент механизма сдерживания — американское военное присутствие в Европе. В том числе размещение тактического ядерного оружия США.

С девяностых годов прошлого века было несколько волн расширения Альянса — в 1999, 2004 и 2009 гг. А после присоединения Черногории в 2017 г. число участников НАТО возросло почти в два раза.

— С 1990-х НАТО в дополнение к прежним задачам стала претендовать на статус сначала региональной, а потом и глобальной организации безопасности. Подобные амбиции предполагали осуществление сразу двух взаимосвязанных функций:

проецирование силы на удалении от границ союзников и политическая легитимация военных операций,

— подчеркнул автор.

Разница между США и их союзниками в масштабах как амбиций, так и географии и формах применения силы. Но не в инструментах.

— Приоритеты европейских государств ограничиваются короткими и относительно небольшими миссиями в Средиземноморье, на Ближнем Востоке, а также в их бывших колониальных владениях в Африке. Инфраструктура НАТО может быть полезна, но зачастую избыточна для решения подобных задач, — отметил Лаумулин.

Надо ли нам в НАТО?

Интерес НАТО к Центральной Азии неудивителен. Это стратегический регион, в котором

пересекаются интересы мировых и региональных держав: РФ, Китая, Индии, Ирана, Турции

Сближение Казахстана и НАТО беспокоит нас — военный эксперт из России

Казахстан сотрудничает с НАТО, но одновременно соблюдает принцип многовекторности. Мы состоим в ОДКБ и ЕАЭС, причем в качестве ключевого игрока.

— После крымского референдума сотрудничество Казахстана и НАТО, налаженное в начале 1990-х, продолжило динамично и планомерно развиваться. Риторика Астаны относительно украинской проблемы и крымского вопроса была выдержана в нейтральных тонах. Астана, сохраняя внешнюю беспристрастность, опосредованно поддержала линию Москвы, — пишет Лаумулин.

Западные аналитики считают, что главная цель сотрудничества с альянсом для Казахстана — финансовая и технологическая помощь от Запада. А также:

  • создание при содействии зарубежных партнеров военной инфраструктуры и совместных производств
  • повышение профессионального уровня кадрового состава Вооруженных сил РК
  • уравновешивание российского влияния в военно-политическом и военно-техническом секторах

Но сотрудничество с Альянсом в военно-технической области нерегулярно и несистемно — в отличие от контактов с Россией. Зато значительно больших успехов удалось добиться в подготовке кадров. При этом к самому Альянсу наша общественность относится неоднозначно.

База НАТО у берегов Казахстана: информационная игра или будущая реальность?

— В предыдущие годы в казахстанском обществе сформировалось устойчивое критическое восприятие самой возможности чрезмерного сближения Казахстана с НАТО.

Альянс нередко ассоциируется с угрозой независимости внешнего курса страны

В то же время общественность с пониманием относится к инициативам нынешнего руководства, развивающего некоторые направления кооперации с блоком в интересах республики, — утверждает Лаумулин.

Но в целом, подчеркнул автор, вопрос о более тесном (вплоть до вступления) сотрудничестве в обществе не стоит. В масс-медиа эта тема тоже практически не поднимается.

Окончание следует

© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter