Нур-Султан
Сейчас
13
Завтра
29
USD
418
-0.48
EUR
496
-0.49
RUB
5.7
-0.03

Наследие Батырхана Шукенова привлекает многих — брат покойного музыканта

4964
Бауржан Шукенов и Ажара Райымхан, обладательница степендии имени Батырхана Шукенова —

 — В конце прошлого года прошел уже второй конкурс имени Батырхана Шукенова. Он носит статус республиканского, но широким кругам о нем мало что известно. Кроме того, есть и премия имени твоего брата. Хотелось бы уточнить, для кого она и что это за конкурс.

 — В первый год ее обладателями стали студенты нашей консерватории в Алматы. В 2019 география кандидатов несколько расширилась. Мы включили в состав претендентов – воспитанников специализированных школ, таких как Байсеитовская, Жубановская, Карагандинская, школа при КАЗНУИ и два высших учебных заведения – Консерватория и КАЗНУИ в столице.

Премия рассчитана на поддержку самых талантливых, тех, кто профессионально обучается на отделении духовых инструментов. В этом плане она очень узкоспециализированая, но конкурс несколько другой.

Если помните, последний конкурс исполнителей на духовых инструментах проводился в Алматы еще в 80-х годах прошлого века. А Батыр в нашей консерватории был все-таки первым дипломированным саксофонистом. И

мы решили воспользоваться его именем, чтобы в первую очередь понять, что происходит сейчас в духовой среде

Поэтому организовали конкурс с очень хорошими денежными призами. Первый был узкоспециализированным — для исполнителей всего на пяти инструментах: флейта, гобой, фагот, саксофон и кларнет.

Второй, который прошел в сентябре прошлого года, уже включал в себя все духовые инструменты и ударные. Кроме того, мы пригласили и джазовые коллективы, но с обязательным условием — наличием духового инструмента.

 — И как оцениваете результаты?

 — В принципе, хорошо и не без сюрпризов. Например, для меня был интересен завоевавший первую премию коллектив Super Dragon. Очень интересные ребята, они сразу понравились нашему международному жюри качеством исполнения. И самое главное, драйвом – очень интересная сцепка ударных и баса, интересный пульс. И солист, и саксофонист, и трубач были вне конкуренции.

Еще мне очень понравились воспитанники нашего знаменитого Нурлана Байгозова — коллектив из циркового училища. Талантливые девочки, просто великолепно играли сложную программу. Им бы еще девочку-барабанщицу взять, и будет изумительно.

— А что с победителями конкурса? Их как-то будут поддерживать дальше?

— Конечно. Любая профессиональная работа, связанная с конкурсами, должна продвигать лауреатов. Прежде всего это запись. Хорошая студийная запись, чтобы у ребят было хотя бы небольшое портфолио, а затем организация концертной деятельности.

Сейчас мы разрабатываем план мероприятий. В частности, хотим провести очень серьезные мастер-классы с исполнителями из России и Европы, предварительные договоренности уже есть. Но конечная цель — возрождение алматинской духовой школы.

Та школа, которая была, я не говорю, что она исчезла, нет. Но когда мы общались со студентами, я был удивлен, что у них очень много предметов, не связанных со специальностью.

 — Есть ли в планах сделать конкурс международным?

 — Да, третьему конкурсу мы планируем придать международный статус. Поучаствовать выразили желание многие — Китай, Юго-Восточная Азия, Россия, Европа. Сейчас мы поставили себе задачу подготовить наших талантливых ребят к участию. Как минимум мы хотим показать, что казахстанская школа не умерла, и у нас есть свои таланты, готовые на равных соперничать с зарубежными музыкантами. И как максимум хотим побудить родителей отдавать своих детей в музыку, чтобы таких талантов у нас было не один-два, а куда больше. И в этом плане имя Батыра помогает. Родители куда охотнее идут на сотрудничество, когда что-то организовывается от его имени.

 — Батыр действительно культовая фигура. Но у меня вопрос: когда он стал знаменитым, у вас остались теплые отношения?

 — Конечно. Мы друг друга поддерживали. Надо сказать, что вся наша семейная жизнь крутилась вокруг него. Когда он приезжал с гастролей, мы всегда старались обеспечить ему комфорт, покой.

А об отношениях между нами… Мы оба музыканты, оба учились в Питере и выросли практически в одной среде – ленинградской. Джазовые музыканты, фестивали. Слушали мы тоже практически одно и то же. Когда учились в одной школе, все трое братьев играли в одном ансамбле, то есть это началось еще со школьных лет. У Батыра тогда первым инструментом была бас-гитара.

 — А ты на чем играл?

 — Я пел, играл на клавишах и духовых, на кларнете. Что самое интересное, мы ведь тогда слушали джаз. «Голос Америки» не всегда удавалось послушать, но, например, польского джаза было очень много — того же Збигнева Намысловского. Это имена, которые в те годы приходили к нам через магазины «Мелодия», записи брали там.

Еще был такой потрясающий человек Леонид Пак. В свое время он играл в «Ариране», причем в те времена, когда там были Big Band, Сейдолла Байтереков и Эдуард Богушевский. Он собирал коллективы, работал, по-моему, в корейском театре. Вырастили нас джаз, джаз-пульс и огромная коллекция виниловых дисков.

Любовь Батыра к джазу была еще из тех времен. Вот я, например, был чисто классическим кларнетистом, все строго по нотам, у меня и до сих пор так. А Батыр воспитал в себе джазовую импровизацию.

 — Кстати, в одном из твоих интервью я прочитал такие слова: “Директора филармонии были гениальными людьми. Они были первыми, кто внедрил рыночную систему концертов”. Как это понять?

— Филармонии тех времен уже реально жили в рыночной системе. При  советском строе они работали на кассу. То есть если ты из себя что-то представляешь, твой концерт организовывает не спонсор, а администратор, по сегодняшнему – промоутер или продюсер. Он должен был поехать в другой город, республику и продать твой коллектив. Если он не мог продать, музыканты филармонии могли не получить зарплату. А план был огромный: 52 концерта в квартал. Достаточно тяжелая ситуация.

— Насколько знаю, когда ты был директором Кызылординской филармонии, там прошел концерт Рихтера. Как удалось зазвать его в Кызылорду?

— Он был приглашен в Японию, его там очень любили, он мировая звезда. А как из Москвы долететь до Токио, учитывая, что врачи категорически запретили ему дальние перелеты? Вот он и решил добраться до Владивостока на автомобиле — с врачом, двумя администраторами и водителем. Это был беспрецедентный тур. Везде, где он останавливался на отдых, старались организовать концерты.

У нас самое серьезное участие в этом принимал «Казахконцерт». Задействованы были все партийные руководители, начиная с самого первого – тогда первым секретарем обкома был Еркин Нуржанович Ауельбеков. Человека надо принять, расположить, накормить, а человек в возрасте.

С роялями вообще отдельная история – в каждом городе искали тот инструмент, на котором мог бы сыграть Рихтер. Например, в Кызылорде мы искали по всему городу и более-менее нормальный инструмент нашли в пединституте. Вечером приехал Рихтер, а утром самолетом из Москвы в Кызылорду прилетел его настройщик.

Потрясающий человек: в 9 утра он снял всю клавиатуру, вычистил, обжег каждый молоточек, привел весь инструмент в порядок

и только после этого настроил. Это единственный человек, которому верил Рихтер.

 — А любителей классической музыки набиралось достаточно?

 — Более чем. Тогда был рейс Москва – Кызылорда, так вот послушать его прилетали из Москвы.

Пришлось часть зрителей посадить на сцене — зал был битком

С ним всегда был очень серьезный администратор, он нам предварительно говорил, чтобы между частями не было ни одного хлопка, и чтобы поведение на концерте было достойным. Мы говорили об этом этикете публике, объясняли, что если будет перерыв, а он был 15-минутный, никто не выходит, все сидят. Все сидели и ждали окончания перерыва.

Мне всегда говорят, что регионы у нас классику не любят. Но я с этим не согласен. Всегда, в любом городе, даже в самом провинциальном есть люди, которые понимают и любят классику. Это был исторический концерт, причем Рихтер на территории области находился четыре дня – день давал концерт в Ленинске, на Байконуре, потом к нам, а затем двинулся дальше по своему маршруту.

 — Это очень интересная тема…

 — Да, она интересна тем, как в то время работали артисты и администраторы. Сейчас говорят: вот Макпал Жунусова или Нагима Ескалиева, ну что они сделали? Тот же «Дос Мукасан»: если у них в планах и не было 52 концертов, но свои 25 концертов они отрабатывали. То есть они своей работой заслужили то, что у них есть.

Полную версию программы смотрите здесь

© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter