Нур-Султан
Сейчас
8
Завтра
10
USD
422
+0.82
EUR
497
-1.77
RUB
5.53
-0.07

«В Казахстане уже родился свой Феллини». Кино, которое покорит мир

1185

«Это все мое, родное»

Минувшей осенью казахстанские кинокритики обратили внимание на одно любопытное… нет, не совпадение. Скорее проявление тенденции. Отечественный фильм занял третье место по сборам в кинотеатрах. Не седьмое, не десятое, как обычно, а третье.

Так, за одну неделю октября (с 3 по 7) кассовые сборы американской кинокартины «Джокер» в Казахстане составили почти 370 млн тенге, второе место занял «Эверест» (около 130 млн), на третьем оказался фильм «Томирис» Акана Сатаева. За неделю картина собрала 110,3 млн тенге, за две недели — 287,1 млн, а за месяц – почти 500 миллионов.

Впрочем, аналитики в сфере кино не склонны делать из этого событие.

Если бы это был единичный случай, другое дело. Но перед нами именно тенденция

Сегодня казахстанские фильмы занимают все более высокие места в рейтингах кассовых сборов. И это не может не радовать кинокомпании, тем более, что согласно новому Закону «О кинематографии» им теперь поступает 80% всех сборов. Причем в любом случае, даже если государство полностью профинансировало весь бюджет картины.

Кино в Казахстане становится доходным бизнесом. Не зря на проекты в этой сфере стали обращать внимание крупные инвесторы. И речь не о легких малобюджетных комедиях, пользующихся спросом в основном в регионах, а о самом настоящем зрелищном и высокобюджетном «большом кино».

кадр из фильма «Томирис»

По мнению кинокритика Карима Кадырбаева, секрет успеха таких кинолент, как «Томирис», не только в достойном бюджете (в данном случае порядка $10 млн), позволяющем вести съемки на достойном уровне, с дорогостоящими эффектами и специальной работой камеры, но и в сильном сюжете. Таком, где есть место не только силе любви и героике личности, но и патриотическим чувствам.

Именно возможность ощутить эту уникальную «самость», эту неповторимую степную мелодию, которая отличает нашу землю и нашего человека, делая особенными и подкупая зрителя в Казахстане лучше самых дорогих спецэффектов, считает Кадырбаев.

«Мы чувствуем, что это наше, родное. И дело тут не только в личности той же Томирис или юных воинов в другом потрясающем фильме «Жаужурек мын бала». Дело в том самом духе, который вы чувствуете. Именно он, этот дух, подкупает казахстанского зрителя и вызывает слезы. И тогда люди говорят друзьям и соседям: «Ты должен это посмотреть».

Будет коммерчески идеально, если этот дух, его сила и неповторимость будут понятны и иностранному зрителю. Тогда картина покорит чувства миллионов людей по всему миру. Но в нашем случае, когда мы говорим об успехе фильмов именно в Казахстане, это патриотическое начало, то, что вызывает вот этот ком в горле, это и есть главный секрет».

Известный режиссер Канагат Мустафин, снявший один из самых коммерчески успешных казахстанских фильмов «16 қыз», также убежден, что казахстанское кино может и должно продвигать патриотическую идеологию. Это одна из его важнейших задач, полагает он.

«Необходимы идеологические посылы. Фильмы нужно снимать с идеологическим подтекстом, это обязательно! Если вы спросите любого ребенка, кто твой кумир, скорее всего он назовет Человека-паука и Бэтмена. А ведь у нас есть, например, Кажымукан – великий батыр казахского народа. И это не выдуманный персонаж. Про него можно отснять целую серию фильмов и сделать кумиром для подрастающего поколения».

Примечательно, что именно этот патриотический тренд в казахстанском кино сейчас активно набирает обороты благодаря поддержке государства. Хотя, наверное, интереснее другое. Если вспомнить, начиналось все это коммерческое великолепие не так красиво и не с фестивальных «серебряных медведей», которыми сегодня осыпают наших режиссеров. И даже не с отдельных фильмов с узнаваемыми названиями, после выхода которых 8–10 лет назад о Казахстане в мире перестали судить по дешевой поделке британского комика под названием «Борат».

Начиналось все это, как ни странно, с каких-то практически доморощенных аульных и дворовых кинопостановок

Кино из твоего двора

Стоит отъехать на 300–500 километров от крупных городов Казахстана, и вы окажетесь в другом мире. Где люди ходят на совсем другие фильмы. Коммерческое кино «местного разлива», если можно так назвать, живет своей жизнью уже довольно много лет.

Так, около 8–10 лет назад в Южном Казахстане ярко проявился такой феномен, как местное кино с микробюджетами. Частные кинокомпании Южно-Казахстанской области тех времен стали родоначальниками новой тенденции в локальной киноиндустрии – производства малобюджетного кино преимущественно на казахском языке.

Этот бизнес процветает в регионе и по сей день. Частные кинокомпании начали активно сотрудничать с местными авторами и режиссерами, стремясь заполнить внутренний рынок локальным контентом и в итоге сделать местное кино прибыльным бизнесом. Не имея, как сегодня, возможности претендовать на государственное финансирование, они пытались буквально на коленке делать микробюджетное кино. И как ни странно, там, на местах, где-то в райцентрах, у них получалось.

В 2012–15 годах при бюджете картины на уровне $10–30 тыс. создатели из отдельных киноцентров в Южном Казахстане тратили на рекламу около половины бюджета. Особенно сложными оказывались продвижение таких лент и переговоры с прокатчиками в крупных городах и областных центрах. Часто создатели фильмов и вовсе получали отказ – кинопрокатчиков не устраивало качество.

Кадр из фильма «25 тенге»

Тогда картины, пользующиеся большим интересом местного населения (несмотря на миллион огрехов и «ляпов»), выходили в ДК, клубах, каких-то районных и сельских кинозалах.

Как рассказывал в 2013 году представитель кинокомпании «Жайдарман», с каждой ленты его компания получала прибыль в размере $10–15 тыс. В прокате картина держалась в среднем от одной до четырех недель при цене билета 500–600 тенге.

Так, за девять дней фильм молодого шымкентского режиссера Шапагата Орынбаева «25 тенге», на который создатели потратили $13 тыс., собрал свыше $80 тыс. Сумма была поровну поделена между кинокомпанией «Жайдарман» и кинотеатрами. Чистая прибыль компании составила $27 тыс.

Такой бизнес со стороны «мэтров», конечно, не мог не вызывать снисходительной улыбки, но уже тогда некоторые отечественные кинокритики называли это не столько «кустарщиной», сколько трендовым явлением в киноотрасли страны.

Такие кинокартины становились ответом на запрос жителей регионов смотреть не только иностранные фильмы, но и видеть в кинотеатре истории о таких же, как они, простых казахстанских людях, сельчан и «парней с твоего двора». Изначально тренд сформировался благодаря интересу к тому самому «нашему, родному», и сегодня

он вылился в то, что мы наблюдаем – многомиллионные сборы и аншлаги отечественных картин

Но произошло это не само по себе и не вдруг. Просто теперь запрос казахстанского кинозрителя услышан на другом уровне. В результате государство оказывает мощную поддержку создателям таких картин, как например «16 қыз». Сегодня кинозалы покоряет уже не «домашнее», а высокопрофессиональное кино о нашем, родном, казахстанском бытии.

Но это сегодня. А всего несколько лет назад все и вся в киноиндустрии определял исключительно киноконцерн «Казахфильм», куда молодым режиссерам и сценаристам из того же Шымкента или Атырау было не пробиться. В те годы местное кино (не «фестивальное», а именно местное, созданное «для внутреннего потребления») жило своей особой жизнью. Вполне самодостаточной и даже весьма интересной, но, увы, отдельной.

По французскому счету

Сегодня все меняется – и во многом благодаря новым подходам государства к финансированию кино. Министр культуры и спорта Актоты Раимкулова отмечает, что одной из главных целей нового отраслевого закона «О кинематографии» был выход казахстанских фильмов на мировой уровень. Причем не только на фестивалях (где они высоко котируются уже не один год), но и в мировом прокате.

кадр из фильма «Композитор»

Сегодня эта задача планомерно решается: те же «Томирис», «Қазак хандыгы», «Композитор», «Амре» успешно выходят в мировой прокат. Частные кинокомпании получили возможность зарабатывать на этом миллионы долларов благодаря изменению подходов к развитию отрасли, в том числе и к финансированию кинопроектов.

За основу взята французская модель, при которой львиная доля кассовых сборов (в Казахстане, как уже отмечалось, 80%) от сборов картины в прокате уходят кинокомпании-создателю, а оставшаяся часть возвращается государству, которое реинвестирует эти деньги в бюджет новых кинофильмов.

Центр поддержки национального кино был создан более года назад, и теперь только он (а не киноконцерн «Казахфильм», как это было ранее) выступает оператором государственного финансирования кинопроектов. Задача центра – поддержка создания лучших фильмов за счет государственных средств, дальнейший их возврат и реинвестирование в новые фильмы.

Поскольку основная часть поступлений от кассовых сборов, или так называемого «бокс-офиса», возвращается создателям фильма, кинокомпании Казахстана теперь могут уверенно стоять на ногах. Время кустарщины и «микробюджетных» картин уходит в прошлое. Безусловно, внедренная модель предполагает жесткий отбор. Рассчитывать на финансирование и продвижение могут далеко не все фильмы-соискатели, а только лучшие из лучших.

У казахстанской модели финансирования киноиндустрии есть свои особенности, мотивирующие авторов и режиссеров на создание шедевров. В частности, это независимый экспертный отбор фильмов-соискателей финансирования, а также акцент на государственно-частное партнерство. В приоритете у Государственного центра поддержки национального кино проекты с долей частного капитала в бюджете.

– Для всех прогрессивных стран киноиндустрия является высокодоходным бизнесом, создающим колоссальный мультипликативный эффект с охватом всех смежных сфер экономики, – отмечает министр А. Раимкулова. – Это огромные дополнительные возможности для привлечения новых инвестиций, технологий и создания рабочих мест. Мы будем планомерно работать над тем, чтобы эта индустрия в Казахстане как минимум не уступала российской по своему уровню и возможностям.

Но наша конечная цель – закрепление на мировом кинорынке бренда Казахстана как страны, чье кино не уступает лучшим мировым образцам. У нас целое созвездие прекрасных режиссеров и актеров. Уверена, что здесь, у нас в Казахстане, уже родился свой Феллини. А наша задача как министерства – обеспечить все возможности, чтобы такие таланты раскрылись и мир увидел шедевры казахстанского кино.

© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter