Нур-Султан
Сейчас
-5
Завтра
-14
USD
385
0.00
EUR
428
0.00
RUB
6.04
0.00

Закредитованность Пекина станет причиной нового кризиса?

1205
фото: magpass.com

Один из источников экономического роста Китая – это спецоблигации, их выпускают провинции Поднебесной. Местные власти занимают деньги, которые могут направлять только на инфраструктурные проекты. Это помогает реализовывать масштабные стройки, обеспечивать работой население и стимулировать рост экономики.

Подобный инструмент в Китае используется давно, но сейчас объемы займов бьют все рекорды. По итогам третьего квартала рост денежной массы в КНР ускорился с 8,2% до 8,4% год к году. По данным Народного банка КНР, за три месяца в экономику вложили почти $2 трлн дополнительных кредитов в национальной валюте. Причем $285 млрд долга пришлось на спецоблигации. В целом

только за один квартал в экономику влили средства, эквивалентные 14,5% ВВП Китая

Рост займов связан с торговой войной и продолжающимся замедлением темпов роста экономики. Власти Поднебесной ставят задачу не допустить падения темпов ниже 6%. Для этого в июне правительство расширило перечень секторов, которые могут финансироваться с помощью облигаций. Добавились транспорт, энергетика, лесная отрасль, туризм, образование и медицина. По мнению экспертов, это приведет к тому, что регионы в четвертом квартале наберут еще больше долгов.

Китай начал кредитную войну с Австралией за влияние в Тихом океане

При этом уровень закредитованности и без того крайне велик. На конец первого полугодия общий национальный долг в КНР, включающий обязательства корпоративного сектора, населения и правительств всех уровней достиг 306% ВВП. 10 лет назад это было 200% ВВП, а 20 лет назад — 130%.

Эффективность все ниже

Проблема не в том, что Китай вкачивает огромные средства в экономику, а в том, что этот инструмент показывает все меньшую эффективность. По итогам третьего квартала рост китайской экономики замедлился до 6% — это минимум за все время современной статистики (с 1992 года). По сравнению со вторым кварталом цифра уменьшилась на 0,2 п. п.

Ускорился рост розничных продаж (+7,8%) и промпроизводства (с 5,5% до 5,6%). Однако объем капитальных инвестиций снизился даже несмотря на все вливания (5,4% против 5,5%).

По данным Hoisington Management,

на каждый доллар нового долга экономика давала 65 центов ВВП. В последние два года показатель снизился до 34 центов

Падение эффективности кредитных закачек отмечается и в других странах мира, но Китай опережает всех. С 2007 года долг этой страны вырос на 25 трлн долларов, а экономика — лишь на 7,6 трлн.

Взять в долг, чтобы выплатить кредит

Но по долгам приходится платить, и для китайской экономики 2020 год в этом отношении станет серьезной проверкой. По данным Bloomberg, в 2012-17 годах средний объем выплат по облигациям был на уровне 0,2 трлн юаней в год. В 2020 он достигнет 2 трлн.

И не факт, что Китай будет их погашать. По мнению некоторых экспертов, Пекин выберет другой путь — рефинансирование облигаций с выпуском новых. То есть запустит печатный денежный станок на полную мощность.

Де-факто китайская экономика превращается в «финансовую пирамиду», считают аналитики GNS. Проценты по кредитам съедают около 20% китайского ВВП. При этом обслуживание накопленного долга происходит за счет дальнейшего увеличения долга. То есть ситуация загнана в порочный круг.

«Когда китайский кредитный пузырь схлопнется, под ударом окажется вся мировая экономика», — предупреждают в GNS.

Отток капитала – на историческом максимуме

Но тут возникает еще одна проблема. Пока денежная масса в Китае растет, международные резервы остаются примерно на одном уровне — 3,1 трлн долларов. В итоге обеспеченность юаня золотовалютными резервами продолжает снижаться. А это ведет к тому, что спрос на юань как инструмент сбережений и инвестиций падает.

Кроме того, напечатанные триллионы юаней конвертируются в доллары и покидают страну. В 2019 году отток капитала побил исторический рекорд. Прежде всего речь идет о теневых операциях, которые в официальной статистике китайского ЦБ фиксируются как «ошибки и пропуски» платежного баланса.

За первую половину года из Китая таким образом утекло $131 млрд. Это в 1,6 раза больше среднего уровня в период крупных оттоков 2015-16 гг. (около $80 млрд за полгода). В третьем квартале «теневой» отток составил еще $67 млрд.

Наряду с торговой войной эти потоки стали причиной резкой девальвации юаня, который за последние пять кварталов потерял к доллару 14,5%.

Выход – сделать еще больше денег

В попытке поддержать экономический рост и сделать дешевле обслуживание долга Народный Банк Китая готов снижать процентные ставки. О этом уже заявила китайская газета Global Times — официальный рупор Коммунистической партии по вопросам международной политики. По ее заверениям, Китай переживает инфляцию на потребительском уровне и дефляцию на уровне производителей, которым становится все сложнее обслуживать долг.

Проценты по ряду ставок (годовые и пятилетние кредиты для первоклассных заемщиков, среднесрочные ставки рефинансирования, недельное репо) уже снижены, но процесс может быть продолжен и в дальнейшем.

Одновременно китайский центробанк понижает нормы резервирования для банков, закачивая в систему дополнительную ликвидность. Это 800 млрд юаней в сентябре и еще по 100 млрд в октябре и ноябре.

По мнению экономистов, сейчас прямой зависимости между политикой центробанка и курсом юаня в Китае нет. Но в конечном итоге законы спроса и предложения возьмут свое. И тогда китайской, а вместе с ней и всей мировой экономике придется несладко.

При подготовке текста использованы материалы finanz и РБК

© «365 Info», 2014–2019 [email protected], +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter