Нур-Султан
Сейчас
-5
Завтра
-14
USD
389
0.00
EUR
428
0.00
RUB
6.08
0.00

Во что превратят Алматы – все о планах по перестройке города

6788
Фото: «Хабар 24»

— Как главный архитектор Алматы, вы часто упоминаете единый архитектурный стиль нашего города. Что именно вы подразумеваете под этим понятием?

— Единый архитектурный стиль – понятие обширное. В развитии Алматы, например, несколько периодов — точнее, здания разных архитектурных периодов. Это 30-е, 40-е, 70-е, 80-е, 90-е и сейчас уже 2000-е годы. Нам необходимо сохранить существующие старые здания в их первозданном виде или восстановить их прежний облик. Другими словами, задача архитектурного стиля — обеспечить устойчивое развитие всей городской территории, сохраняя элементы узнаваемости и уникальности. Мы же все знаем, что один из узнаваемых признаков Алматы — это зеленые насаждения. Кроме того, у нас есть визитные карточки Медеу и Чимбулак. То есть

архитектурный стиль города — это не просто здания и дороги, это все в комплексе, включая особый дух его жителей

— Архитекторы часто упоминают дизайн-код, что это?

— Дизайн-код – это международное понятие. Оно определяет какие-то стандарты для развития территорий и архитектурных решений. Каждая улица должна иметь свое лицо — дизайн-код. Другими словами, она должна быть узнаваема на всем своем протяжении.

На грани интуиции

— То есть на одной улице по дизайн-коду должны стоять одинаковые дома?

— Нет. У каждого здания, как и у каждого человека, может быть свой вид и индивидуальность. Но есть определенные элементы благоустройства, озеленения, те же самые тротуары. То есть дизайн-код подчеркивает определенную географическую локацию. Он позволяет разделить город на какие-то зоны, не допуская их смешивания, как у нас было раньше.

Алмасхан Тлевханович Ахмеджанов, руководитель управления городского планирования урбанистики города Алматы

Дизайн-код играет множество ролей. Так, в европейских странах с его помощью, используя ту же брусчатку, разделяют границы частной территории и территории общего пользования. В нашем законодательстве есть термин «архитектурный стиль», согласно которому предусматриваются все элементы.

Я всегда ставлю в пример Южную Корею. В Сеуле, совершенно не зная корейского языка и письменности, у меня получилось ориентироваться в городе просто по карте. Там сделали цветовую локацию и цифровую ориентацию. Если я приезжаю в какой-либо микрорайон под таким-то названием, на карте он обозначен желтым, оранжевым или зеленым цветом. То есть я уже могу ориентироваться — несмотря на то, что все на корейском языке.

В городе люди должны ориентироваться интуитивно. Если рассматривать старый центр, там

надо сохранить здания прежней эпохи. Конечно, мы не можем восстановить все, очень многое, к сожалению, было потеряно

Но опять же, это не значит, что центральная часть вообще не будет меняться. Если появляются какие-то интересные проекты, которые легко впишутся в облик этого района, почему бы и нет.

Все в руках народа

— Всех горожан можно разделить на две группы. Первая считает, что город меняется в лучшую сторону, для второй все плохо. Вы как-то оцениваете, как жители относятся к городским переменам?

— Мы всегда ведем аналитическую работу и в курсе всех негативных мнений. Некоторым не нравится, что брусчатку положили, и они приводят множество аргументов, что лучше бы оставили асфальт. Это тоже понятно. Кому-то тяжело передвигаться по брусчатке с колясками, кому-то на шпильках. Но они не учитывают экологический фактор. Асфальт не так экологически безопасен, как искусственный или натуральный камень.

Знаю, что

кому-то не нравится, мол, мы только центр почему-то делаем. Но его реконструкция была экспериментом

Мы пытались понять, возможно ли в короткие сроки преобразить город такими механизмами и методами? Через это прошли все страны и города мира, крупные и маленькие. И во многих из них уже долгое время стараются сформировать такие общественные пространства, где люди могли бы просто общаться.

Сейчас все в основном пользуются гаджетами, сотовыми телефонами, даже на остановке сидят, не отрываясь от них. А нам нужно создавать такие площадки, где люди посмотрели бы просто друг на друга. Не важно, будет это пешеходная зона или еще что-то, главное, чтобы там можно было собрать людей, а им было бы интересно просто пообщаться.

Естественно, у нас большое желание сделать это во всех уголках города, но не все получается сразу. Есть и финансовые, и людские ограничения — нехватка специалистов, строителей и т.д. Учитывая опыт европейских стран, мы хотим достучаться до жителей, что многое зависит именно от них.

Я заметил, что европейцы сами занимаются дизайном и ландшафтом своих дворовых территорий, муниципалитет к этому никакого отношения не имеет. Во дворе можно самим посадить и цветочки, и деревья, и скамеечки какие-то собрать. Другими словами, там сформировано определенное гражданское общество.

Не окраины, а Новый Алматы

 — Для формирования любого гражданского общества нужны предпосылки…

 — Правильно. Сейчас наша цель – создать в городе комфортные зоны. Хотим показать людям, что это хорошо и это нужно городу. Информация всегда лучше воспринимается, когда видишь ее уже воплощенную в жизнь, а не просто посмотрев на картинке. Если у нас все будет серое и однообразное — это угнетает, и у человека не будет желания жить в таком городе. А наш Алматы – уникальный город даже по мировым меркам.

Окраины, ставшие теперь уже полноправной городской зоной, мы теперь будем называть Новый Алматы. Почему? Потому что у нас нет периферии, окраин, это все наш город. И наш Новый Алматы мы должны сделать именно Новым.

Будем работать, чтобы и в этих районах все преобразить, чтобы людям там жилось комфортно и интересно.

Надо убрать эту ежедневную ненужную миграцию: все едут в центр, потом обратно, возникают бесконечные пробки

Потом людям не нравится, что мы развиваем общественный транспорт. Поэтому будем пытаться создавать рабочие места и инфраструктуру, в том числе развлечений, именно в Новом Алматы.

Попытка консолидации

 — Пока сложно представить, насколько успешным будет проект «Город без окраин». По сути, культурно-развлекательную инфраструктуру нужно отстраивать с нуля. А будет ли учитываться мнения и пожелания самих жителей Нового Алматы?

— Дело в том, что мы не просто экспериментируем, мы проводим анализ. В этом году мы начали такой эксперимент: по средам работает бесплатный кинотеатр под открытым небом.

Сначала я лично относился к этому скептически. Да, вроде интересно, но придет ли народ? Но когда при ожидании 50-60 человек на первый показ явились 500-600, это был показатель. И заметьте, там нет такого комфорта, как в традиционном кинотеатре. Но люди все-таки пришли. Им нужно место, где можно просто посидеть не в четырех стенах или в подворотне, уткнувшись в сотовый телефон, а просто выйти из дома и посмотреть старые фильмы. Теперь вот думаем, как и где собирать народ зимой.

— Кстати, у нас зимой совсем не жарко…

— Зимой только спортивные развлечения. И не первый год уже действуют ледовые катки. Но мы ищем и другие варианты. Можно собираться и в закрытых помещениях, этот вопрос еще прорабатывается. Но мы поняли главное: людям нужно общаться и отвлекаться от повседневных забот. Китайская философия гласит: «Если говорить, что ты всегда плохой, значит, ты будешь плохим». Надо всегда говорить и думать хорошо, излучать позитив. И это мы хотим начать в качестве эксперимента именно в Новом Алматы.

— Кто будет ответственным за все это? То есть понятно, что вы сами и ваше управление не может быть везде, во всех восьми районах города и организовывать все эти мероприятия. Вы будете искать каких-то энтузиастов, фонды, что это будет?

— Честно говоря, мы ориентируемся на общество, на активных молодых людей, которые эти вещи могут развивать и создавать. Я знаю, в Ауэзовском районе, например, есть дворовой театр, люди ходят, смотрят. Я все хочу в него попасть, но времени нет. На самом деле у нашей молодежи сегодня очень большой потенциал, много творческих, креативных и революционных идей.

Поучаствуй в бюджете

— Ну, наверное, не только молодежь. Есть и активные пенсионеры, которые полисадники свои украшают: ставят скамеечки, какие то арт-объекты своими руками мастерят. Таких людей планируете привлекать?

— Их не нужно привлекать, они уже там. Их нужно просто поддерживать и поощрять. Поэтому в этом году акимат запустил новую программу «Бюджет-участие». На район выделяется определенная сумма, и все желающие могут представить свои предложения по развитию его территории.

Для чего это делается? Опять же, для консолидации, чтобы люди понимали, что им вообще нужно. Конечно, у каждого есть бытовые проблемы, но мы говорим, что

люди должны подумать не только о своем быте, но и о пространстве, в котором они живут

Поэтому с помощью этих программ мы хотим их объединить, и хотим, чтобы за развитие своего района жители отвечали сами. Им выделили деньги, они должны собраться и сказать – нам нужно то-то и то-то. И эти деньги пойдут именно на этот проект. Плюс подобной программы в том, что люди смогут эти деньги контролировать, правильно они расходуются или нет.

Критика с дивана

— Я в соцсетях читаю: очень много негативных отзывов и мало конструктивных предложений.

— Есть люди, которым что-то не нравится, и они пытаются высказать свое мнение, при этом забывая про остальных. Свою боль они перекладывают на всех, и это, честно говоря, неправильно, ведь у каждого своя жизнь.

Я всегда пользуюсь такой философией: мы один раз живем на этом свете, и каждый родился для чего-то. Каждый должен в этом мире после себя что-то оставить или создать. А критиковать можно любого. Но конкретно предложить, как сделать что-то нормально, от диванных критиков не дождешься.

— Ну да, люди пытаются вернуть наш город на прежние рельсы: «А давайте вернем назад парковки!», «А давайте уберем велодорожки, они нам мешают!». Я к тому, как город будет дальше развиваться? Он будет и дальше развиваться как город для пешеходов, или мы сейчас берем какой-то другой курс?

— Мы много изучали западный опыт, и на что они потратили 40-50 лет, мы рискнули и сделали за 1-2 года. Поэтому вполне естественно, что многое были принято в штыки и вызвало волну недовольства. На Западе сначала проходят какие-то мероприятия, чтоб люди привыкли и поняли, почему именно здесь нужна парковка, а здесь велодорожка. В нашем случае все было очень быстро. Но не надо забывать, что мы должны исполнять требования горожан и прислушиваться к мнению каждого.

Получилось так, что все-таки автомобилистов у нас оказалось намного больше, и ущемлять их мы не имеем права

Но мы все-таки стараемся уважать и соблюдать интересы и велосипедистов, и автомобилистов.

Самое интересное: когда ввели велосипедные дорожки, особенно на Кунаева, мы сразу же услышали критику от малого и среднего бизнеса. При проведении определенного анализа мы увидели, что некоторые бизнесмены начали уходить из этого района. Основная проблема — сложности с парковками. Да, получился перекос. Поэтому последнее принятое решение я считаю разумным: удовлетворить потребности предпринимателей, людей, живущих на первых этажах, но сохранить и инфраструктуру велодорожек.

Если надо — Жибек жолы расширим!

— А что по реконструкции центральных улиц — Достык, Жибек жолы, Байсеитовой. Здесь в каком направлении будет двигаться?

— Это все продолжение того большого проекта, который у нас был, раз мы Жибек жолы реконструировали до улицы Желтоксан, должны идти дальше. Что такое Жибек жолы – это Шелковый путь, он же не может быть на таком коротком отрезке.

Мы получаем какую-то определенную ось и захватываем именно те районы жилых массивов, которые в эту зону не попали, но скоро попадут. Самое интересное, что это является фактором притяжения. То есть если там появятся люди, пешеходное пространство, значит, появятся на первых этажах и объекты малого и среднего бизнеса. А это рабочие места. Поэтому Жибек жолы мы продолжили до проспекта Сейфуллина, а дальше время покажет: если потребуется расширять ее дальше, сделаем и это.

Архитектура вне политики

— Вот вы говорите, надо работать с населением, люди должны сами участвовать в формировании облика нашего города. А где и как они могут это делать? Есть какая-то обратная связь?

— Недавно я проводил открытое совещание, хотел привлечь молодых архитекторов, но пришли люди и стали поднимать политизированные вопросы. Мне не о чем было с ними говорить. Развитие городского пространства, политика комфорта жителей города, не совсем та политика, которая их интересует.

У нас профессия мирная, мы ни с кем не хотим играть в политические игры, мы просто хотим, чтобы наш город стал чище и красивее. Поэтому я зову молодых архитекторов и хочу заинтересовать их нашими разработками. Почему? Потому что наши разработки на сегодняшний день нацелены на цифровизацию всех госуслуг и исключение человеческого фактора.

Тогда исчезнут сразу слухи и наговоры, что чиновники все взяточники, к ним не подступишься, не зайдешь.

Новые технологии приходят в мир, и чтобы не оказаться на задворках, мы тоже пытаемся за ними успеть. При этом пытаемся не только перенимать чужой опыт, но и предложить что-то свое. И я думаю, мы на правильном пути. Мы не должны думать о политике, мы должны думать о том, что после нас что-то должно остаться и как это сделать. У меня были учителя, они всегда мне говорили: «Алмас, под лежачий камень вода не течет». Чтобы наш город стал краше, красивее и удобнее, это зависит от каждого гражданина, от каждого горожанина.

Мы ищем таланты

— То есть если у человека есть идеи, он может к вам обратится?

— Если у него есть архитектурная, градостроительная или дизайнерская идея, он может к нам прийти. Основная наша задача выявить таланты. Для чего мы сейчас начали диалог? Для того, чтобы определить наши таланты и наш человеческий капитал. Что такое человеческий капитал? Это то, что должно работать на благо города, на благо страны и на благо общества в целом.

Но мы их не видим. Они все спрятались, или, как они думают, не смогут пробиться через какие-то определенные круги госинстанций. Мы хотим развеять этот слух и сказать — мы доступны, приходите.

Давайте проведем выставку, я хочу вообще собрать всех творческих ребят и провести одну большую выставку, кто как видит нашу, допустим, городскую мебель. Одну из своих задач я вижу в том, чтобы собрать весь творческий потенциал города и создать что-то такое единое. Чтобы город развивался в правильном русле.

Вот я вам честно скажу: когда мы принимали дизайн-код, специально сделали его так, что ниже уйти нельзя, только совершенствовать. Там даже есть определенные провокационные вещи. Для чего они сделаны? Для того, чтобы человек мог подумать. Если он начнет нас критиковать, значит уже начал думать. А значит скоро появится тот, кто не будет просто критиковать, а придет и скажет: «Ребята, вы не правы, можно же сделать вот так», и предложит нам более лучшие и хорошие вещи.

— То есть вы готовы к тому, что будут приходить не столько с позитивными и хорошими идеями, но и с критикой?

— Да, мы готовы. Потому что конструктивную критику мы всегда воспринимаем. Мы готовы принимать критику чисто профессиональную, и если будут говорить: «Вы это неправильно делаете, вот это нужно вот так сделать», мы вынесем предложение на всеобщее обсуждение. Мы готовы к диалогу. Основная задача всех этих обсуждений, критики и получения какой-то дополнительной информации – разбудить творческий потенциал нашего города Алматы. Когда начинается какая-то определенная борьба за идею, за мысль, появляется конкуренция. А если появляется конкуренция, появляется и качество. А если появляется качество, значит, всем будет хорошо.

© «365 Info», 2014–2019 [email protected], +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter