Нур-Султан
Сейчас
-7
Завтра
-1
USD
389
+0.41
EUR
429
+0.14
RUB
6.08
0.00

Смена министра подпортила отношения России и Саудовской Аравии

2193

Боязнь IPO

8 сентября король Саудовской Аравии Салман Аль Сауд отправил в отставку Халеда аль-Фалиха — ключевого чиновника, в последние годы руководившего нефтяной политикой страны. При этом на прошлой неделе аль Фалиха лишили поста главы государственной нефтяной компании Saudi Aramco, которой он руководил на протяжении 10 лет.

Отстранение Аль Фалиха от руководства Aramco аналитики восприняли как свидетельство того, что Саудовская Аравия всерьез настроена на ускорение IPO  нефтяного гиганта. Еще в 2016 году Фалих безуспешно пытался отговорить руководство СА от размещения акций.

А когда уговоры не помогли, в недрах компании включилась бюрократическая машина — в конечном итоге переход к листингу удалось замедлить. Основная причина — «IPO может подвергнуть компанию нежелательному анализу и потенциальной юридической угрозе».

Смена курса

Однако после ухода Фалиха с поста министра энергетики речь зашла уже о возможной смене курса СА на мировом рынке нефти.

На аль-Фалиха была возложена главная задача — удержать цены на нефть на достаточном для бюджета Саудовской Аравии уровне

Учитывая, что на 2019 год он верстался из расчета $80-85 за баррель, а сейчас цена гуляет около $60, отставка министра видится вполне логичной.

Саудиты мечтают поднять цену на нефть еще выше: 70$ не предел!

Его уход может иметь и последствия для ОПЕК+, главным идеологом которой он являлся. Детищем аль-Фалиха стала и программа по снижению зависимости экономики страны от нефтяных котировок. План развития несырьевой промышленности с мертвой точки не сдвинулся. А договоры в рамках ОПЕК+ о снижении добычи приносят все меньше пользы. В результате саудиты только жертвуют своей долей мирового рынка, но цены все равно не растут.

Почему это важно?

Смена нефтяного министра в Саудовской Аравии – это всегда смена вектора политики. В 1986 году этот пост занял Хишам Назер, при котором резко выросла добыча. И цены на сырье упали втрое. Это стало ударом даже для крупнейших экономик того времени.

В 1995 году Назера сменил Али аль-Наими. Вскоре страны ОПЕК начали сокращать нефтедобычу, положив старт росту мировых цен, который продолжался до 2008 года.

Но справится с американскими сланцевиками, которых стало особо много на фоне высоких цен на сырье, Аль-Наими не смог. Его попытки «залить рынок» обрушили цены и привели к дыре в бюджете Саудовской Аравии. Его-то и сменил Аль-Филах со своей политикой уровня ОПЕК+.

Преемником последнего на посту министра стал 59-летний принц Абдулазиз бен Сальман. Впервые в истории на эту должность избирается член королевской семьи. Но для рынка он человек не новый.

Кто такой принц Абдулазиз?

На протяжении десяти с лишним лет принц занимал пост замминистра энергетики Саудовской Аравии. Он старший сводный брат влиятельного кронпринца Мухаммеда ибн Салмана.

Принц Абдулазиз входил в состав делегации Саудовской Аравии при ОПЕК и на регулярной основе принимал участие в заседаниях Картеля, посвященных политике в области добычи нефти. Он известен своей въедливостью и способностью находить общий язык между чиновниками Саудовской Аравии и других стран.

В 1990 году он активно занимался нефтяными делами во время войны в Персидском Заливе. Кроме того, в 1990-х годах участвовал в секретных переговорах с Мексикой и Венесуэлой. В результате ОПЕК сократила объем добычи нефти и как следствие — рост цен на черное золото.

Так что, возможно, главной задачей принца Абдулазиза станет стимулирование роста цен к необходимому для саудитов уровню. Который заложен в бюджете страны и находится примерно на $20 выше текущих котировок. К тому же дорогая нефть помогла бы более удачно провести IPO Saudi Aramco.

«Я не думаю, что перестановки в министерстве энергетики Саудовской Аравии приведут к смене ее политики», — сообщил в интервью Bloomberg TV управляющий активами First Abu Dhabi Bank Маджд Дола. — «Возможно, свежая кровь внесет какие-то изменения в переговорную тактику, однако никого не должен удивлять тот факт, что Королевству необходим контроль за ценами на нефть, и что оно пытается подтолкнуть их выше».

Королевская семья и ответственность

Назначение принца Абдулазиза на пост министра энергетики сконцентрирует все рычаги принятия решений в руках королевской семьи. Король всегда обладал решающим словом в вопросах стратегии правительства. Но на протяжении всей шестидесятилетней истории страны минэнерго возглавлял гражданский служащий.

Казахстан не будет повышать добычу нефти

Кронпринц возглавляет наблюдательный совет Saudi Aramco. Министр энергетики являлся председателем совета директоров компании, однако на прошлой неделе Халид аль-Фалих лишился этого поста, который занял глава суверенного фонда благосостояния и союзник кронпринца Ясир аль-Румайян.

Таким образом, эти перестановки сосредоточили в руках королевской семьи два ключевых инструмента. А именно — контроль над деятельностью Saudi Aramco и контроль нефтяной политики страны. Однако теперь в отсутствие «козла отпущения» в виде «пришлого» министра энергетики вся ответственность за все решения по нефтяной стратегии ляжет на королевскую семью.

ОПЕК+ изживает себя?

Какой будет нефтяная политика при бен Сальмане, пока неизвестно. Прогнозы экспертов разнятся: одни говорят о преемственности, другие – о резком развороте в пользу добычи. При этом многие уверены, что сделке ОПЕК+ скоро придет конец. Ее участниками является более десятка стран, но фактически «тянет» ее только одна Саудовская Аравия.

Монархия спасает рынок в одиночку, из месяца в месяц перевыполняя свою квоту по договору на 140%. Саудиты могли бы добывать на полмиллиона баррелей в сутки больше и все равно вписывались бы в договор. Другие участники ОПЕК+, как неоднократно заявлялось в западной прессе, не выполняют своих обязательств. Они используют ситуацию, занимая ниши СА на рынке.

О том, что ОПЕК+ фактически изжила себя, намекают и высказывания российских политиков.

Владимир Путин еще в июне говорил, что дорогая нефть в 80-85 долларов нужна только саудитам

«У нас из-за большей диверсифицированности российской экономики такой необходимости нет», — заявил тогда глава России.

Бюджет РФ на 2019 год посчитан из расчета 40 долларов за баррель, а потому даже при существующих ценах страна получают неплохую маржу. Катару, чтобы покрыть свои расходы, достаточно продавать нефть по 27 долларов. С другой стороны, необходимый уровень для Ирана – около 120 долларов, Венесуэлы – более 200.

В начале сентября свое мнение высказал и министр экономического развития РФ Максим Орешкин. В интервью ТАСС он заявил, что считает 60 долларов за баррель оптимальной ценой.

«Если мировая экономика столкнется с серьезными проблемами, Россию они тоже заденут. Но раньше нас зацепило бы гораздо сильнее. 60 долларов за баррель — некий уровень, позволяющий нам спокойно инвестировать в новые проекты, развивать их. При 40 долларах это станет делать сложнее. Но даже на такой цене мы не будем испытывать серьезного давления на финансовый рынок и внутреннюю экономику с точки зрения бюджета и платежного баланса», — сообщил министр.

Борьба за клиента

Еще один возможный вариант новой политики саудитов – агрессивная борьба за рынки сбыта. Уже известно, что европейским клиентам предоставят значительные скидки на сырье. Причем в первую очередь ее получат традиционные покупатели российской нефти.

В октябре для клиентов в Европе подешевеет практически вся линейка саудовских сортов,

причем максимальные скидки будут действовать для марок Arab Light и Arab Medium. А это сорта наиболее близкие по характеристикам к российской нефти. Скидки составят от 30 центов до $2,7 за баррель, в зависимости от региона и сорта.

При этом стоимость Arab Extra Light, которая значительно превосходит по качеству российский сорт Urals, будет повышена на 70 центов. В любом случае сырье из Саудовской Аравии будет стоить дешевле Brent.

Ситуация в европейской экономике приводит к снижению спроса на нефть. Поэтому скидки от саудитов способны сильно ударить по российским нефтяникам. По данным Reuters, в начале августа российская нефть была рекордно дорогой. Отдельные партии продавались на $1-1,2 дороже Brent.

К 5 сентября средняя скидка на Urals относительно Brent выросла до $1,74. Все это происходит на фоне роста предложений из РФ.

Таким образом, видение ближайшего будущего Саудовской Аравией и Россией разнится. Страны, которые еще недавно совместными усилиями боролись с низкими ценами и давлением сланцевиков США, теперь явно становятся конкурентами.

При подготовке текста использованы материалы finanz.ru и ТАСС

© «365 Info», 2014–2019 [email protected], +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter