18+
Нур-Султан
Сейчас
11
Завтра
14
USD
386.77
+1.35
EUR
427.26
+2.68
RUB
6
0.00

Как Турция собирается поменять арабский мир. Часть 1

11409

Осенью в Катаре откроется вторая турецкая военная база. Это происходит на фоне экономической и политической блокады Катара со стороны шести арабских государств.

О скором открытии военной базы в Катаре сообщила турецкая газета Hürriyet. Как пишет издание, мероприятие будет торжественным. И на нем будет присутствовать президент Турции Эрдоган. Причем, скорее всего, Катар сам финансирует все расходы по размещению турецких войск на своей территории.

Ранее Турция имела там небольшой контингент, однако

опасаясь военной интервенции со стороны Саудовской Аравии, Доха попросила Анкару увеличить численность своих войск

в 2017 году до 3 тысяч человек. Подобные предположения со стороны Дохи можно считать обоснованными, поскольку в 2011 году Саудовская Аравия при поддержке самого Катара и других монархий Залива уже вводила войска в Бахрейн для подавления там шиитских протестов. Военная интервенция Эль-Рияда в соседний Йемен также дает повод для подобных опасений.

В настоящее время неизвестно, сколько конкретно турецких солдат будет размещено в катарской пустыне. Источники в Дохе предполагают, что, возможно, еще до 5 тысяч турецких военнослужащих могут быть направлены в эмират.                В отличие от турецкой, армия Саудовской Аравии является дорогой и неэффективной, поэтому в общей сложности 8 тысяч человек турецкого военного контингента могут представлять значительную потенциальную угрозу для королевского дома Саудов.

Таким образом, арабский мир получил однозначный сигнал — условия ультиматума Доха выполнять не собирается.

История вопроса

Напомним, что в июне 2017 года Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет объявили о блокаде Катара. Позже присоединились Йемен и Мальдивы. Были закрыты сухопутные границы, прервано морское и авиасообщение, разорваны дипломатические отношения и депортированы граждане Катара.

Общей претензией к Дохе является поддержка организации «Братья-мусульмане»

Несколько лет назад «братья» свергли президента Египта Хосни Мубарака и установили власти креатуры Катара — Мохаммеда Мурси. По мнению экспертов, революция в Египте была бы вообще невозможна без катарского телевидения «Аль-Джазира», которое сочувствовало «арабской весне».

Но власть «Братьев-мусульман» в Египте продлилась недолго. В результате нового переворота победу одержал клан военных, заручившихся поддержкой Саудовской Аравии. Новым главой Египта стал Абдель-Фаттаха ас-Сиси, а «Братьев-мусульман» в большинстве арабских стран признали террористами. Но не в Катаре. Поэтому на свет и появился ультиматум.

Политическая и экономическая блокада арабских монархий в сочетании с поддержкой президента США Трампа должна была заставить небольшой эмират выполнить 13 пунктов и «изменить неприемлемую внешнюю политику». То есть прекратить финансирование и информационную поддержку организаций, признанных террористическими. Кстати, одним из пунктов как раз было требование убрать со своей территории тогда еще небольшой контингент турецкой армии.

Камень за пазухой

Более 60% торгового оборота Катара проходило через порты ОАЭ. Остальные поставки осуществлялись через наземный пограничный переход с Саудовской Аравией. Поэтому объявившие бойкот страны ожидали, что изоляция Катара приведет к стремительному развалу его экономики. Ожидалось, что необходимый результат будет достигнут в кратчайшие сроки. Однако этого не произошло.

фото: Акмарал Баталова

Следует отметить, что Саудовская Аравия и Катар всегда имели тесные религиозные и этнические связи. Но разногласия между этими странами, в основе которых лежит борьба за региональное лидерство, длятся десятилетиями. При этом обе страны входят в Лигу Арабских государств. А также в Совет сотрудничества арабских государств Персидского Залива (GCC) – региональную организацию. Она была создана после Иранской Исламской революции для укрепления единства между шестью арабскими монархиями в ответ на потенциальные угрозы со стороны Ирана и Ирака.

Организация успешно действовала в качестве регионального блока в сделках с Евросоюзом, а также в нескольких раундах инвестиционных и торговых переговоров с Китаем и Индией. Однако катарский кризис фактически парализовал работу GCC, который еще до этого страдал от внутренних разногласий и фракционности.

Катарский синдром

Что касается Катара, он всегда имел тесные связи практически со всеми странами региона. Эмират пытается вести независимую самостоятельную внешнюю политику. А также финансово поддерживает такие организации, как «Братья-мусульмане», «Талибан» и «ХАМАС», которые в большинстве стран мира считаются террористическими, и это, естественно, вызывает их недовольство.

С приходом к власти молодого эмира – шейха Тамима бин Хамада аль Тани, эти амбиции стали еще более явными. Из уст журналистов канала «Аль Джазира» открыто звучит критика внутренней и внешней политики Саудовской Аравии, США и Израиля. Катар также критикует политику других членов GCC и предоставляет гражданство оппозиционерам со всего региона.

Эмир Катара – шейх Тамим бин Хамад аль Тани
фото: Акмарал Баталова

Катарская династия принадлежит к племени бану Тамим. Его представители являются членами влиятельного консервативного духовенства в Саудовской Аравии. Род Аль Тани перебрался в свое время в Катар и правит эмиратом с самого обретения независимости от британского протектората в 1971 году. Получается, что род, который Эль Риад считает у себя в стране просто представителем одного из племен, правит целым эмиратом в Катаре и даже осмеливается противоречить саудовским монархам.

Как следствие, Саудовский королевский дом так или иначе постоянно пытается вмешаться во внутренние дела Катара и, как говорят, неоднократно предпринимал попытки свержения правительства в Дохе. Эту же цель преследовал объявленный бойкот.

Враг врага — твой друг

Однако как только бойкот был объявлен, Иран и Турция протянули руку помощи Катару. Создали новые торговые маршруты и стали поставлять потребительские товары на кораблях и самолетах. Иран открыл свое воздушное пространство для полетов коммерческих рейсов в Доху авиалиниям, для которых небо объявивших бойкот стран было закрыто.

В числе пунктов ультиматума к Катару содержалось требование, чтобы он отказался от своих отношений с Ираном. Однако Катар и ИРИ владеют общим месторождением природного газа «Южный Парс» и хорошие отношения между двумя странами имеют важное значение для Дохи. В течение первых же недель блокады Иран доставил в Катар продовольствие и другие предметы первой необходимости. Стратегия Эль-Рияда привела к обратному эффекту и еще более сблизила Доху и Тегеран.

При этом ни по тесноте связей с Ираном, ни по масштабам финансовой поддержки экстремистских группировок Катар не особо отличается от других монархий Персидского залива. ОАЭ в последние годы перед бойкотом тоже выстроили прочные отношения с иранской бизнес-элитой. Теперь же многие фирмы Ирана перевели свои офисы из Дубаи в Доху.

Дворцовые интриги

Также широко известно, что частные фонды и отдельные богатые семьи ОАЭ, особенно КСА, оказывали не меньшую поддержку различным радикальным организациям.

Ранее в доступных на YouTube интервью бывший премьер-министр Катара Хамад бин Джасем аль Тани говорил, что катарское правительство участвовало в финансировании и подготовке террористических группировок для участия в войне в Сирии по указанию покойного короля Саудовской Аравии Абдаллы и при содействии США и Турции.

Чтобы повысить авторитет молодого принца Саудовской Аравии, было решено принести в жертву Катар и обвинить его во всех грехах. Многие считают фигуру экс-премьера неоднозначной и эпатажной, но весьма близкий к правящей династии Катара источник подтвердил, что Хамад бин Джасем никогда не сделал бы столь шокирующее разоблачительное признание самовольно, без предварительного одобрения молодого эмира.

Сила в единстве

Катар очень богатая страна, его суверенный фонд благосостояния оценивается более чем в $300 млрд. Это больше, чем по $1 млн на каждого гражданина эмирата. ВВП на душу населения составляет около 125 тысяч долларов, что более чем в два раза больше аналогичного показателя в КСА или США.

Доха. Аэропорт, общий зал. фото: Акмарал Баталова

Богатство позволило Катару компенсировать экономические издержки блокады. Эмират находится в ней уже более двух лет, однако нет ни малейших признаков, что он готов выполнить требования возглавляемой саудитами коалиции.

Население Катара также помогает противостоять блокаде. В социальных сетях проводятся крупномасштабные кампании солидарности народа с правительством. Повсюду продаются футболки с портретами и надписями поддержки молодого эмира.

Свою массовую поддержку выражают не только патриотично настроенные граждане эмирата, но и иностранные рабочие, которых в десять раз больше. Блокада сплотила даже конкурирующие кланы внутри правящего рода. Как следствие, в такой атмосфере всеобщего единения оказалось достаточно сложно организовать переворот.

Продолжение следует