18+
Нур-Султан
Сейчас
11
Завтра
9
USD
389.52
0.00
EUR
429.21
0.00
RUB
6.07
0.00

Интернет начинают делить на национальные «территории» — что дальше?

2073

Контроль в интернете будет только усиливаться, считает Шавкат Сабиров, президент Интернет Ассоциации Казахстана. И не только у нас, но и во всем мире.

глобальная паутинаглобальная паутина

Правда, борьбе с киберпреступностью это помогает мало, потому что разворачивается война «мировых полюсов». На рядовых пользователях это будет отражаться не лучшим образом. Об этом эксперт рассказал в интервью порталу 365info.

Реалии интернета — раздел и регулирование

— Шавкат Умарович, откуда такие пессимистичные прогнозы? Раньше представлялось, что интернет — это в первую очередь свобода самовыражения. Сейчас все меняется?

— Сегодня общемировой тренд – это ужесточение регулирования интернета. В начале марта 2019 в японском городе Кобе состоялось публичное заседание корпорации ICANN. Она непосредственно распределяет доменные имена, адреса и обеспечивает техническую работу Сети. Президент и CEO Йоран Марби (Göran Marby) в своем выступлении отдельно говорил о том, какая

угроза стоит перед интернетом в мире из-за фрагментации на национальные сегменты

В мае 2018 года вступила в силу известная директива ЕС об общем регламенте по защите данных (более известный как GDPR) граждан ЕС. Одна директива одного только союза затронула весь мир. Как результат началась мировая лавина, шквал обновлений правил по работе с персональными данными на сайтах мира. Эти правила, по сути, изменили наше представление о регулировании интернета в собственной стране, затронув китайские, российские, американские компании. И это только один документ одного союза.

Россия готовится к отключению от глобального Интернета

Уже в сентябре 2018 появилась другая директива ЕС о борьбе с терроризмом в интернете — так называемое «правило одного часа». Когда

для принятия решения и поиска по одному только подозрительному комментарию в интернете есть только 60 минут

В марте 2019 года были приняты решения по авторским правам в интернете, которые затрагивают хостинги хранения информации по всему миру.

Мы сами выгнали пользователей на зарубежные платформы

— В конце 2017 году в Казахстане были запрещены анонимные комментарии на местных ресурсах. В результате мы сами «выстрелили себе в ногу», потому что буквально «выгнали» наших пользователей на зарубежные платформы за пределы Казахстана.

Не каждый казахстанский сайт может позволить себе такую дополнительную финансовую нагрузку

для регистрации по СМС или создания своей системы регистрации.

За последние годы это уже не первое ограничение, которое наносит ущерб самим себе и прежде всего самому государству. Ущерб не только моральный, но и материальный. Наше законодательство в интернете небольшими шагами идет в сторону ужесточения правил вслед за общемировой тенденцией. Россияне, например, в феврале приняли закон о суверенном Интернете.

Конечно, официально основная его цель – создание инфраструктуры в случае принятия санкций по отношению к России в нтернете. Своя инфраструктура нужна для независимой работы. Но есть и «обратная сторона медали» у такой инфраструктуры, которая может быть использована для ограничения.

Социальные сети — зародыш нового гражданского общества, — Сатпаев

Поэтому правозащитники устраивали митинги в защиту интернета, потому как вещи двойного назначения всегда будут вызывать сомнения у общества.

— Кстати, а на нас этот закон никак не отразится?

— Нет, нам не грозят никакие ограничения ни со стороны России, ни со стороны каких-то других стран. У нас независимая инфраструктура и свои каналы связи. Есть точка обмена трафика в Москве, но к ограничению в Казахстане, близости к корневым серверам или цены это не имеет никакого отношения. Нужно знать как работает инфраструктура интернета, чтобы квалифицированно говорить о возможных ограничениях со стороны России. Например,

Роскомнадзор блокирует у себя тысячи сайтов, но на нас это никак не отражается

Киберпространство стало ареной для войн государств

— Вы упомянули «правило одного часа». Право это хорошо, но есть ли возможности в течение часа отследить и принять меры? Понятно, что если кто-то пишет из дома, его без проблем возьмут. А если он как-то будет конспирироваться?

— С технической точки зрения, безусловно, можно найти любого, особенно в Европе. Ведь не зря в Казахстане сначала было правило «привязки» ИИН к телефонным номерам, а позже – и IMEI самого мобильного устройства. Технические средства сегодня позволяют легко отследить все необходимое. Уж в Европейском Союзе силовики достаточно «продвинуты» и оперативно координируют усилия.

— А у нас такие возможности есть?

— Да, и у нас есть. Например, недавно президенту представили проект в рамках программы «Киберщит» специально для правоохранительных органов. Судя по прессе, презентация прошла очень хорошо.

100 млрд тенге нужно на киберщит Казахстана — Сабиров

У Казахстана есть и своя особенность построения технической инфраструктуры. Наш национальный оператор в области телекоммуникаций контролирует больше 80% рынка.

Поэтому и нет проблем в реализации своего «суверенного интернета»

Наша суверенность в одних руках. Поэтому нам такой закон не нужен.

— Итак, возвращаясь к теме, контроль в мире все-таки ужесточают?

— Причем уже лет пять, наверно. Если раньше говорили о проблемах юрисдикции для киберпреступников и пытались найти выход из этой ситуации, сегодня этот вопрос ушел в далекое прошлое. Противостояние двух полюсов достигло такой точки, что о совместной юрисдикции говорить нет смысла.

Интернет уже называют «сплинтернетом», разделенным на национальные сегменты. Это отражение всего происходящего в мире, когда

страны открыто воюют между собой в киберпространстве

Государственный кибершпионаж становится нормой, об этом открыто говорят многие. Национальная изоляция в интернете, безусловно, будет отражаться на рядовых пользователях. И не в лучшую сторону.

Сегодня нужно говорить о шагах навстречу, а не продолжать бороться друг с другом, тогда как в это время киберпреступники чувствуют себя все лучше и лучше.