18+
Нур-Султан
Сейчас
22
Завтра
16
USD
384.05
0.00
EUR
432.79
0.00
RUB
5.96
0.00

Туркменистан спасался от российских долгов и набрал китайских — исследование

Теперь спасение будет искать на юге, но насколько успешно?

Все туркменские экономические проекты, которые в Ашхабаде называют «жизненно важными», в первую очередь отвечают интересам Китая. Например, более 90% от общего экспорта туркменского газа идет именно туда. А продажа газа – самый крупный источник доходов Ашхабада. Мало того, львиная часть прибыли уходит на погашение китайских же кредитов. В итоге Туркменистан, пытаясь избавиться от российской зависимости, угодил в китайскую. И сможет ли из нее выбраться, судить трудно.

Об этом пишет исследователь Мурат Лаумулин в работе «Современный Туркменистан в поисках выхода из транспортно-коммуникационной ловушки».

Продолжение, читайте также первую часть.

Туркменистан набрал в долг у Китая около 12 млрд долларов

Сейчас у Туркмении и Китая вполне прочные экономические связи. Китай закупает туркменский газ и вкладывается в развитие газодобычи и газотранспортной инфраструктуры. Вроде сотрудничество взаимовыгодное и все должны быть довольны.

Китай торгует с Центральной Азией «в одни ворота» — эксперт

— Однако со временем становятся все более очевидными и их противоречия.

В вопросах о цене на газ, возврате китайских кредитов, диверсификации туркменской экономики и путей газового экспорта

На фоне растущей экономической зависимости Туркмении от Китая вопросы, как будут в дальнейшем развиваться их политические отношения. В частности, как далеко зайдет китайско-туркменское военно-техническое и гуманитарное сотрудничество, — отмечает автор.

Китайцы начали работать в туркменском нефтегазовом секторе еще с конца девяностых годов прошлого века. Тогда все больше занимались разведкой и ремонтом скважин.

В апреле 2006 года стороны подписали ряд договоров. Таким образом, сотрудничество «вышло на принципиально новый уровень». Среди других документов Генеральное соглашение о сотрудничестве Китайской национальной нефтегазовой корпорации (CNPC) с министерством нефтегазовой промышленности Туркмении.

Пока Бердымухамедов читает рэп, его народ уходит к исламистам

В августе 2007 началось строительство Трансазиатского газопровода Туркменистан — Узбекистан — Казахстан — Китай.

— Одним из важнейших инструментов, фиксирующих зависимость Туркменистана от Китая, служит сформировавшаяся кредитная зависимость Ашхабада от Пекина. Оценки находятся в пределах $12 млрд, — отметил Лаумулин.

Сначала китайцы вкладывались и в неэнергетические секторы экономики.  Например, в 2007 году подписали контракт на строительство карбамидного завода.

— Однако, по имеющимся данным, реконструкция «Марыазота» все еще не закончена. Его руководство занято поиском иностранных подрядчиков для налаживания химического производства, — пишет автор.

Китай покупает газ сам у себя

Китай также принимал участие в развитии телекоммуникаций, налаживании стекольного производства и других сфер. Однако

со временем китайцы исчезли практически из всех туркменских неэнергетических секторов

Зато после прокладки газопровода в Китай стали почти единственными покупателями.

— В 2017 на долю КНР пришлось более 90% всего объема экспорта туркменского газа.

В первом полугодии 2018  объем на 18,8% превысил показатель за аналогичный период 2017, — утверждает исследователь.

Однако

значительная часть прибыли от продажи газа в Китай уходит на погашение китайских же кредитов

Ашхабад брал их для разработки и обустройства нефтегазовых месторождений, а также строительство газопроводов. Наблюдатели утверждают, что контракты на строительство и обслуживание газовой инфраструктуры оказались у китайских бизнесменов. А значит, «Китай покупает газ сам у себя».

Туркменистан нуждается в экономической помощи, но ссорится с Беларусью

В свое время Ашхабад форсировал строительство туркменско-китайского газопровода, чтобы избежать зависимости от России. Но теперь в лице КНР приобрел «более сложного и менее выгодного партнера».

— Кроме того, Ашхабад прекратил поставки газа в северные провинции Ирана из-за неурегулированной проблемы иранской задолженности за газ.

Сумма, по оценке Ашхабада, достигает $2 млрд

Иранская сторона оспаривает существование задолженности, утверждая, что в свое время Тегеран переплатил значительные суммы при закупках дополнительных объемов туркменского газа, — подчеркнул Лаумулин.

Ушли от Москвы, пришли к Пекину

Сейчас Ашхабад преследует совершенно противоположные цели. Он стремится

ослабить сложившуюся зависимость от КНР, для чего рассматривает альтернативные маршруты экспорта газа

Пока же Китай может навязывать Ашхабаду цену на газ. Но автор отмечает, что зависимость тут скорее взаимна, поскольку около 60% газа Китай импортирует из Туркменистана.

Для снижения зависимости Туркменистан пытается развивать поставки в южном направлении.  В частности, речь идет о магистральном газопроводе ТАПИ  (о нем речь шла в первой части).

— В среднесрочной (до 10 лет) и долгосрочной (до 20 лет) перспективе объемы добычи Китаем газа в Туркменистане прогнозировать крайне трудно. Сохраняется определенная вероятность, что официально заявленные Ашхабадом объемы запасов на месторождениях Южный Иолотань, Осман, Яшлар и Минара сильно преувеличены, — считает Лаумулин.

Пекин же рассчитывает на долгую и активную работу в Туркменистане.

Его стратегическая цель — планомерное наращивание добычи и закупки газа

— Складывается впечатление, что Китай решительно настроен на строительство новых крупных газоперерабатывающих мощностей на территории Туркменистана. В чем заинтересован и сам Ашхабад, планирующий кардинально увеличить объемы газодобычи. В будущем китайская деятельность по переработке туркменских углеводородов, по всей вероятности, будет по-прежнему затрагивать лишь первичную переработку газа, — утверждает Лаумулин.

Проекты туркменские, а интерес китайский

Правда, трудно спрогнозировать, какие именно мощности на туркменской территории потребуются Китаю. Слишком сложно судить об объемах как туркменской газодобычи, так и поставок. При этом эксперт считает, что

туркменская нефть Китай не заинтересует

Излишков сырой нефти в Туркменистане нет, а мощности местных НПЗ даже превосходят объемы добычи.

— КНР вряд ли сможет выкупить у Туркменистана нефтеперерабатывающие заводы. Ашхабад, скорее всего, не станет продавать кому-либо свои НПЗ, так как производство/экспорт бензина, керосина и дизельного топлива — второй после экспорта газа источник доходов страны, — отметил автор.

Правда, еще в начале двухтысячных обе стороны строили планы производства некоторых видов китайского нефтяного оборудования на туркменской территории. Эксперт полагает, что по инициативе туркменских властей.

— Намечался, в частности, совместный проект по организации нефтяного оборудования в г. Балканабате. Однако по неясным причинам проект не получил развития, и сегодня этого производства с китайским участием в Туркменистане нет, — пишет он.

Бердымухамедов катается на спорткарах и строит монументы

Лаумулин подчеркнул, что Китай в той или иной форме присутствует во всех первостепенных туркменских экономических проектах. И оказалось так, что

это как раз те проекты, которые в первую очередь отвечают интересам развития Китая

Продолжение следует