18+
Астана
Сейчас
4
Завтра
0
USD
378.17
0.00
EUR
429.11
0.00
RUB
5.88
0.00

Китаефилов у нас еще нет, а китаефобы уже есть — Султанов

Все потому, что не хватает знаний о Китае.

фото: 1zoom.ru

По большому счету мы мало что знаем о КНР. Объективной информации мало, а фейков много. Отсутствует даже сама школа китаеведения, хотя отдельные специалисты имеются. Но даже они могут думать не об объективности, а некоей «политической целесообразности». В результате бизнесмены серьезно рискуют, а общественность становится жертвой всевозможных фэйков.

Ничего не вижу, ничего не слышу

Именно это обсуждали на круглом столе «Китаеведение в Казахстане: состояние и перспективы». Участники этой встречи сошлись во мнении, что реальной и объективной информации о Китае до сих пор слишком мало, отсутствует даже сама школа китаеведения.

Политолог Аскар Нурша подчеркнул, что

до сих пор у нас доминирует «государственный формат китаеведения», хотя присутствовал и оппозиционный

Но оба формата на 100% не объективны, что «связано с политической целесообразностью».

Аскар Нурша

Проще говоря, государственный формат позитивен по определению, поскольку нужно сохранять хорошие отношения с Китаем. А оппозиционный, опять-таки по политическим мотивам, «заточен» на критику правительства, и далеко не всегда справедливо.

— Большинство экспертов, с которыми мне довелось поработать, выходцы государственных или квазигосударственных аналитических структур, — отметил политолог.

Но сейчас

многие «китаисты» оказались в независимом поле, не принадлежа ни к одному лагерю

В этом есть свои минусы, но есть и большой плюс.

— Минус – это недофинансирование. Но они наконец-то могут писать объективно и тогда становятся интереснее читателям. И действительно я вижу рост, — сказал Нурша.

Упомянутый недостаток финансирования чреват одной большой занозой. Возможен вариант, когда

соответствующие исследования для нашей аудитории начнут оплачивать сами китайцы

– и кто тогда поручится за корректность выводов?

Кстати, хотя политолог этот момент не упомянул, но эти же работы и выводы могут начать оплачивать из «антикитайского лагеря». Тогда объективность тоже окажется под большим вопросом.

Однако Нурша считает, что хотя китаеведение в нашей стране сейчас не на высоте, но будет развиваться дальше. И

чем дальше, тем больше появится разных внутренних школ, причем кардинально разных

— Будут китаефилы и китаефобы, будут  эксперты на пророссийских позициях. Появятся и прозападные политологи, которые при исследовании тематики будут отталкиваться уже от западной повестки, — сказал он.

Эксперт уверен, что мы сейчас на пороге «чего-то нового, еще не готового, но с чем придется иметь дело».

Остаться в стороне от «большой игры» у нас не получится

Историк и политолог Булат Султанов к сказанному добавил, что

«китаефилов у нас еще нет, а китаефобы уже есть»

булат султанов

Булат Султанов

Но больше в своем выступлении заострил внимание все же на отсутствии полноценной школы китаеведения. Хотя отдельные исследователи имеются. И на то есть свои причины.

– Об истории и культуре Китая писать безопасно, особенно если углубиться далеко в древность. А вот по современным проблемам писать трудно – могут сразу приклеить ярлык либо «фоба», либо «фила», — посетовал он.

Однако нам это необходимо, хотя бы потому что у нас с Китаем одна из самых протяженных границ. Кроме того,

вокруг Китая, как главного конкурента США, сейчас закрутится большая игра

Это не считая других точек мировой политики.

— Вокруг нас сейчас будет водоворот событий, поскольку мы находимся в треугольнике Россия — Китай — исламский мир. Поэтому хотим мы или нет, но будут пытаться «пробить» несколько моделей, — сказал эксперт.

И они между собой конкурируют за право на жизнь. Неизвестно, какая из них это право завоюет, но перемены грядут в любом случае. Султанов их перечислил:

  • тюркская или неоосманская интеграция во главе с Турцией,
  • Большая Азия – объединение Центральной и Южной Азии во главе с США,
  • Сопряжение Экономического пояса Шелкового Пути и ЕАЭС,
  • Большая Евразия от Владивостока до Лиссабона.

По мнению политолога, Казахстану крайне важно развивать центральноазиатскую кооперацию.

— Здесь мы должны базироваться на трех вещах:  многовекторность, прагматизм и защита национальных интересов, — сказал эксперт.

Особенность бизнеса: сначала облажаются, а потом думают?

Политолог Эдуард Полетаев также посетовал на недостаток информации о Китае.

Эдуард Полетаев

— «Провисает» и казахстанская, и в целом центральноазиатская журналистика. Мы, по сути дела, даже точно не знаем, что происходит в соседнем СУАР. Есть пара ресурсов, но там информация официальная и очень ограниченная, — сказал он.

Нехватка достоверных данных автоматически приводит к появлению различных фэйков. Достаточно один раз запустить таковой в ватсапе и он очень быстро разойдется по всему Казахстану.

Его коллега Марат Шибутов взглянул на проблематику с позиций бизнеса. По его мнению,

напрямую на китайский рынок пока у нас никто не заходит, поэтому нет и спроса на исследования

Уже в ближайшем будущем такие попытки появятся хотя бы по отдельным товарам. Правда, сразу этим вопросом все равно не озаботятся.

Марат Шибутов

Марат Шибутов

— У нас обычно сначала терпят неудачу, а потом начинают думать, что нужно было делать с самого начала? Вот когда поставщики мяса или зерна облажаются, тогда у них появятся нужные вопросы. Вот тогда будет взлет китаеведения, — сказал он.

Одновременно Шибутов предсказывает обострение отношений КНР и США, которое коснется и нас.

На Казахстан и не только обрушатся мощные информационные атаки с обеих сторон

— Вот тогда все сразу побегут заказывать независимые исследования, — констатировал он.

Политолог и китаевед Адиль Каукенов согласен с коллегами. А к мнению Шибутова относительно предпринимателей даже добавил живой пример. Какое-то время назад крупная казахстанская компания построила в СУАР завод по производству натуральных соков. Тамошние маркетологи обратили внимание, что соков в Китае практически нет, а значит, свободна огромная ниша на местном рынке. Вот и приняли решение.

Адиль Каукенов

Адиль Каукенов

— Никто не стал советоваться с китаеведами, которые бы за 10 минут разъяснили, почему там нет соков. Потому что на тот момент китайцы их практически не пили. Не было самой культуры их потребления, зато было чудовищное недоверие. Так что завод построили, а продукцию никто не берет. Через пять лет его продали китайцам, — рассказал Каукенов.

Окончание следует