18+
Астана
Сейчас
-3
Завтра
2
USD
378.17
0.00
EUR
429.11
0.00
RUB
5.88
0.00

2,3 трлн тенге соцпособий и пенсий недополучили казахстанцы в 2018 году — эксперт

Экономист Марат Абдурахманов добивается от Министерства национальной экономики пересмотреть черту бедности, заниженную в 2 раза.

тенге

В середине января экономист написал министру Тимуру Сулейменову недвусмысленное письмо. В нем он поставил под сомнение утвержденную в стране величину прожиточного минимума в 29 698 тенге. И получил, по его словам, размытый ответ.

Методика расчета непонятна

«Комитетом по статистике рассчитывается фактический уровень ВПМ (величины прожиточного минимума — ред.) в целом по республике, областям, городам республиканского значения, столицы, районам и городам областного значения в среднем на душу населения и по основным половозрастным группам. Расчет производится соответствии с Законом РК «О минимальных социальных стандартах и их гарантиях».

Этот показатель применяется для оценки уровня жизни населения и определения направлений социальной политики

Расчет ВПМ осуществляется, исходя из стоимости продовольственной корзины, увеличенной на фиксированную долю расходов на минимально необходимые непродовольственные товары и услуги», — написали экономисту работники министерства.

По расчетам Марата Абдурахманова, два приказа миннацэкономики противоречат друг другу. Скорректированная экспертом цифра прожиточного минимума сложилась на уровне 59 597 тенге против установленного государством.

А ведь это тот самый показатель, от которого в стране «пляшут» все остальные выплаты социально-уязвимым категориям

С 1997 года прожиточный минимум в стране вырос с 3 505 до 29 698 тенге. Минимальные пенсии — с 2 360 до 36 108. Средние пенсии — с 3 554 до 101 000 тенге.

Марат Абдурахманов

Марат Абдурахманов

Из корзины пропали продукты

— Есть приказ миннацэкономики «Об утверждении правил расчета величины прожиточного минимума и установлении фиксированной доли расходов на непродовольственные товары и услуги». И второй — «Об утверждении научно обоснованных физиологических норм потребления продуктов питания».

Так вот, во втором приказе утверждены 64 наименования продуктов питания, которые необходимы для нормального прожиточного минимума. Они рассчитываются по возрастным группам.

Я задал вопрос министру Сулейменову: «Почему в одном приказе продуктов 64, а в прожиточный минимум заложены только 43?»

Я уже молчу про непродовольственные товары и услуги. Они исчисляются в размере 45% от стоимости минимальной потребительской корзины.

Допустим, к 100 тенге на продукты питания еще 45 тг добавляется на коммуналку и прочие расходы. Вроде бы все логично. Но куда из корзины исчезли 20 наименований еды?

— Ладно, что-то исчезает… Интереснее даже, где они такие цены на продукты берут?

— Они мне приводят в пример структуру расчета прожиточного минимума в Кокшетау. Исчисляют так: берут потребительскую корзину, отнимают 45% и получают прожиточный минимум. Вот откуда такая сумма заниженная.

Хотя по приказу к продовольственной корзине 45% нужно не отнимать, а прибавлять! Даже в их таблицах разнобой в цифрах.

Есть еще такой нюанс.

Минимальная потребность по продуктам питания идет для детей до 1 года, но распространяется на всех граждан

— Дети до года употребляют очень ограниченный набор продуктов…

— Да, по возрастной диаграмме населения они составляют всего 3%. Это данные официальной статистики. А у нас их потребности берутся за основу расчета потребления всеми — и пенсионерами, и работающими, и инвалидами.

— Даже объем потребления у детей до года совсем другой, не говоря уже об ассортименте продуктов.

— Конечно. Вот откуда получается такая заниженная сумма. А по факту, по приказу об утверждении прожиточного минимума, у них должна получаться цифра в 57 597 тенге. Но никак не 29 698.

Стандарты должны быть разными

— А вы эту сумму как получили?

— Я взял объемы потребления по половозрастной таблице, официальные цены с сайта комитета по статистике и просто умножил. А потом на основании половозрастной диаграммы высчитал среднюю потребительскую корзину в Казахстане. С учетом детей, стариков и работающих взрослых.

— По полу делили?

— Нет, потому что в приказе это никак не делится.

— А должны. Потребление же разное.

— В принципе, вы правы.

Но нюанс в том, что мужчины и женщины, выполняющие разные виды работы, потребляют разный объем пищи

Простой пример. Лет 15 назад я делал с медиками средний расчет по калорийности пищи, необходимый труженикам села. Средняя потребность человека в спокойном состоянии — 28 мегаджоулей в сутки, эта цифра научно обоснована.

— А если перевести мегаджоули в еду, это сколько и чего?

— Это человек может съесть 3 кг черной икры или 2 кг хлеба. Допустим, механизатору Акмолинской области, который в поле с 6 утра и до 20.00, это стандартный день хлебороба, нужно от 68 до 100 мегаджоулей в сутки, до 300 килокалорий как минимум.

Скотовод в той же Акмолинской области пасет лошадей, целый день на коне — от рассвета до заката. Ему нужно килокалорий в 2 раза больше. С этой точки зрения, если правильно подойти к расчету норм потребления, исходя из физической нагрузки, утвержденная миннацэкономики таблица получается заниженной.

— Люди недоедают?

— Заложенные чиновниками стандарты недостаточны для покрытия трудовых затрат

Соответственно, даже если взять минимальную зарплату в 57 тысяч тенге, этого будет достаточно только в определенных регионах страны.

Ниже стандарт — выше недоплата

— Минимальная зарплата в 2019 году составляет 42 500, а не 57 000 тенге.

— Когда берем среднюю зарплату по регионам, видим, что скотоводы и хлеборобы севера попутно получают еще доход от своего подсобного хозяйства. Однако вопрос об их внутреннем развитии не стоит. Они не вкладывают деньги в то же образование, потому что социальный стандарт в нашей стране занижен в 2 раза.

Исходя из этого идет расчет заработной платы всех категорий работающих и служащих

Соответственно, все они недополучают зарплату в 2 раза.

— А почему в качестве примера вам привели Кокшетау? Там самый низкие показатели что ли?

— Это просто пример.

— А у нас в каждом регионе свой прожиточный минимум?

— У нас он в принципе должен быть разным в разных регионах, в зависимости от климатических условий и занятости. Он не отвечает элементарным математическим расчетам. Минимальные рациональные нормы потребления продуктов питания, которые дают нам чиновники, составляет 13 кг в год в среднем на одного человека. Открываю их же таблицу — по муке первого сорта потребление в год 44 кг для детей и 94 кг для взрослых.

— Откуда тогда цифра в 13 кг?

— Вот я и говорю, что все показатели занижены в разы. В миннацэкономики мне ответили, что прожиточный минимум заложен в законе о госбюджете. Комитет статистики самостоятельно его рассчитывает в целом по республике. Хотя на самом деле, насколько я понимаю, без указания высокого начальства такое пропустить невозможно. Цифры рисуются те, которые необходимы для дальнейших удобных расчетов.

В итоге, по моим данным, люди недополучили социальной помощи только в 2018 году около 2,3 трлн тенге. Это пособия и пенсии

В 2019 году эта цифра будет около 3 тлрн тенге.

Недоедают все

Это то, что недополучают многодетные матери, которым начисление должно производиться на каждого ребенка в размере прожиточного минимума. Если в семье 5 детей, значит, итоговая сумма к выплате в месяц должна быть 145 тысяч тенге. А по факту мамы получают 16 тысяч. Разницу видите? И ее должны почувствовать все граждане Казахстане. Но деньги не выплачиваются.

— То есть, по логике, можно говорить и о том, что недоедают дети в детских домах, детских садах, больные в стационарах и так далее?

— Когда мы берем финансовые расходы детских домов и больниц, видим колоссальную разницу по стоимости питания на одного человека. И здесь этот камень заниженного стандарта очень сильно проявляется.

— То есть дети недоедают?

— Обязательно. Потому что заниженный стандарт, разработанный по заказу минздрава — а руку к этому приложил господин Торегельды Шарманов — не учитывал социальный статус людей. Так,

для детей должны быть свои стандарты питания, включая витамины. Но этого нет

Продуктовая корзина для разных возрастных групп отличается по количеству. Хотя, как мы знаем, для детей нужна своя корзина, для взрослых, с учетом трудовых потерь, своя. И это проблема, которую нужно поднимать.

— То есть эти 57 тысяч, что вы рассчитали, тоже минимум для поддержания штанов?

— Да. Я изучал такие стандарты по европейским странам. По образовательному стандарту Франции, например, в потребительскую корзину входит стоимость детсада. Это логично. Если человек-инвалид живет в Германии, его минимальная потребительская корзина формируется с учетом минимального лекарственного набора, необходимого для его реабилитации.

У нас этого нет вообще. 57 тысяч тенге — это только на еду

И это самый-самый минимум. Но и его урезали в 2 раза.