18+
Астана
Сейчас
-9
Завтра
-8
USD
376.09
-0.21
EUR
426.71
+1.49
RUB
5.72
+0.04

Слабое звено: смогут ли исламские боевики вторгнуться в Таджикистан? — исследование

И если это вторжение получится — что ждет остальные центральноазиатские республики?

игилФото: Dabiq/Zumapress.com

В Таджикистане самая сильная террористическая угроза во всей Центральной Азии. Внутренние проблемы усугубляются соседством с Афганистаном. И возможность прямого вторжения из Афганистана ряд экспертов рассматривает на полном серьезе. Последствия такого сценария непредсказуемы.

Об этом пишет исследователь Мурат Лаумулин в работе «Ситуация в сфере борьбы с террористической и экстремистской деятельностью в Таджикистане (2017-2018 гг.)». Она опубликована на сайте международного научного центра «Астана».

Сомнительное первенство Таджикистана

Лаумулин называет Таджикистан республикой «с самой трудной судьбой среди других государств Центральной Азии».

Даже в советское время здесь был самый низкий уровень жизни, зато высокая рождаемость

Кроме того, сохранились традиционные и архаичные общественные институты.

Угрозы в Таджикистане: к исламистам прибавились еще и христианские секты — исследование

Именно здесь впервые на постсоветском пространстве появилась исламистская партия – Партия исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ).

И радикальный исламизм проник туда раньше, чем в другие республики

Объясняет это тем, что в большинстве отдаленных и труднодоступным районом «ислам оставался важным духовным устоем жизни». При этом наиболее бедные слои, проживавшие как раз в сельской и горной местности, были недовольны жизнью. На что влияла в числе прочего и высокая религиозность.

— Таджикистан во все годы существования СССР оставался рудиментом религиозности, потенциал которой был использован в политических целях после 1991 г. Даже в годы наиболее активной борьбы с религией велась подпольная религиозная проповедь и сохранялось неформальное религиозное образование, — утверждает исследователь.

Вылилось все это в гражданскую войну 1992-97 годов

Угрозу власти прекрасно осознают

До сих пор в Таджикистане самый высокий уровень террористической опасности во всей Центральной Азии

— Как показали события в Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО), граничащей с Кыргызстаном и Афганистаном, там произошла радикализация местной оппозиции. И она готова к открытому вооруженному противостоянию с правящим режимом. К тому же, слабо контролируемая центральной властью ГБАО является важным пунктом на путях наркотрафика, — пишет Лаумулин.

Денежные переводы мигрантов разрушают суверенитет Таджикистана

Он отмечает, что в Таджикистане при вербовке в ИГ основной упор делается на Интернет. Сегодня в стране насчитывается около 3 млн пользователей.

Правда, за последние 5-7 лет власти серьезно усилили борьбу с радикалами.

В конце 2010 – начале 2011 г. силовики уничтожили группировку в Раштской долине. В конце июля 2012 года в городе Хорог прошла спецоперация по обезвреживанию группировки Толиба Айембекова. Она причастна к убийству генерала спецслужб, начальника управления Госкомитета национальной безопасности по ГБАО Абдулло Назарова.

Что происходит в Таджикистане? Чистка чиновников и похудение для милиции

В МВД сообщили, что «преступники прошли подготовку в спецлагерях в одном из зарубежных государств». Они планировали взорвать ряд стратегически важных промышленных объектов в Таджикистане.

Как пытаются бороться с фанатиками

12 ноября 2014 г. обезврежена группа экстремистов из 12 человек. Все они состояли в группировке «Джамоати Ансаруллох», а также занимались вербовкой сограждан для участия в сирийской войне. В том же месяце власти задержали еще 20 человек, которые готовили диверсионные акты. Они состояли в «Исламском движении Узбекистана» и имели «пояса шахидов», взрывчатку, детонаторы и экстремистскую литературу.

— В 2014–2015 гг. прошла еще более жесткая кампания по борьбе с «религиозным экстремизмом». В частности, представители правительства присутствовали на проповедях в мечетях.

Там, где проповеди сочли излишне радикальными, мечети закрывали. Всего закрыли около 2 тыс. мечетей

Только в районе Абдурахмани Джоми (Хатлонская область) было закрыто 50 мечетей, — ипшет Лаумулин.

Кроме того, в городах начали различными методами «обеспечивать антирелигиозный дресс-код». Обращали внимание на одежду, наличие платков у женщин и бород у мужчин. Потом власти решили, что женщины-проповедницы тоже способствуют распространению экстремизма и осенью 2015 г. началась кампания по борьбе уже с ними.

Тем временем в 2015 г. в ИГИЛ ушел полковник ОМОН Гулмурода Халимов. В своем видеообращении он заявил, что находится в Сирии, где будет «бороться за права мусульман». Также

он пообещал вернуться в Таджикистан, чтобы установить там законы шариата

Осенью 2015 г. случился военный мятеж под руководством замминистра обороны, генерал-майора Абдухалима Назарзода. Сам Назарзода был членом ПИВТ и бывшим полевым командиром Объединенной таджикской оппозиции. После мятежа ПИВТ запретили. Хотя ее руководители утверждали, что партия ни при чем.

Ситуация становится все более тревожной

Итак, в стране нарастает исламский радикализм. При этом стоит помнить, что одна из стран-соседей государства — Афганистан.

— При этом граница практически не охраняется, контроль над ней во многих местах крайне слаб (в том числе в отношении наркотрафика), — подчеркивает исследователь.

Афганский наркотрафик: что изменится после ухода войск США?

Кроме того, выходцы из Таджикистана «отметились» в террористических «атаках» в индийских штатах Джамму и Кашмир. По крайней мере, так утверждают индийские военные специалисты.

Эксперты считают, что ситуация в Таджикистане становится все более тревожной. В феврале 2016 г. в непосредственной близости от таджикско-афганской границы было сконцентрировано до тысячи боевиков «Исламского государства».

— Очевидно, что угроза вторжения террористов в Таджикистан рассматривается именно со стороны Афганистана,

где группировки ИГ имеют уже довольно широкую сеть. Пока озвученного числа боевиков недостаточно, чтобы вести масштабные боевые действия против военного контингента РФ и Таджикистана, однако численность группировок постоянно растет, — отмечает Лаумулин.

Кроме того, вполне вероятно, что в случае прямого вторжения террористы «смогут довольно оперативно пополнять свой личный состав». Поскольку постоянно появляются сведения о вербовке все новых сторонников ИГИЛ.

Куда могут нацелиться террористы?

При этом нет единого мнения, насколько успешным может оказаться вторжение. Одни эксперты считают, что ИГИЛу не удастся продвинуться и захватить хоть сколь-нибудь значимые объекты. Другие же, наоборот, не склонны ставить на таджикских силовиков, даже с учетом российских сил. Которых, впрочем, здесь совсем немного.

— Одним из важных объектов в Таджикистане, который может интересовать террористов, является Сарезское озеро. Дело в том, что оно потенциально опасно для 6 млн человек в Таджикистане, Узбекистане, Афганистане, Кыргызстане и Туркменистане. В случае разрушения естественной плотины может произойти затопление огромной территории. Не исключена возможность использования подобной угрозы в целях шантажа международного сообщества, — утверждает Лаумулин.

Продолжение следует