Астана
Сейчас
-22
Завтра
-16
USD
370.11
-0.44
EUR
419.37
-2.39
RUB
5.58
+0.01

Угрозы в Таджикистане: к исламистам прибавились еще и христианские секты — исследование

Есть у них одна общая черта — это неприятие местных обычаев и традиций.

Милиционеры Таджикистана

Мало того, что в Таджикистане до сих пор сильны позиции некоторых экстремистских группировок, а таджикских трудовых мигрантов вербуют в ряды ДАИШ и тому подобных. С некоторых пор тут еще активизировались и западные секты.

К исламским радикалам они не имеют вообще никакого отношения, но их деятельность тоже не сулит ничего хорошего. Причем авторитет в обществе таковых организаций пусть и не очень быстро, но растет.

Об этом говорится в докладе «Профилактика экстремизма в России и странах Центральной Азии» Центра геополитических исследований «Берлек-Единство».

Читайте также первую часть.

Уроки войны не всем пошли впрок

Таджикистан после распада СССР пережил гражданскую войну с исламистами. Она хоть и закончилась победой светского режима, но

до сих пор исламистские группировки имеют определенное влияние в некоторых областях

Авторы отмечают, что у страны есть особенность — это «Партия исламского возрождения Таджикистана» (ПИВТ). Сначала ее представители участвовали в гражданской войне — против властей. Потом она была преобразована в мирную и даже долгое время присутствовала в парламенте. Но в в 2015 ее признали террористической. Тогда же внесли в «Перечень террористических организаций» ШОС.

«Террористическая эмиграция» из Средней Азии растет

При этом в свое время ПИВТ сумели получить поддержку бывших моджахедов таджикского происхождения. Одновременно в организацию идут немалые денежные потоки из некоторых ближневосточных государств. Очевидно,

сказался курс на попытку внедрения исламских ценностей в государственную политику

Вообще, соглашение об окончании гражданской войны в 1997 году было вполне компромиссным. Таджикская оппозиция сложила оружие, но ее члены получили амнистию. Мало того,

ей отошла почти треть руководящих должностей в исполнительной власти

Казалось бы, отмечают авторы, что война и угроза ее повторения должны были повлиять на снижение уровня религиозности. Но последние тенденции свидетельствуют об обратном, сегодня она заметно выросла.

Какая страна первой пострадает от возвращения боевиков ИГ?

Возможно, «аукаются» некоторые последствия гражданской войны. Например, никуда не делись противоречия между разными кланами. А к этому еще добавились и проблемы с мигрантами-таджиками. Когда-то они бежали от войны в соседний Афганистан и уже там «заразились» экстремистской идеологией.

Детям вход в мечети запрещен

События гражданской войны в республике позволяют усвоить несколько уроков, отмечается в докладе.

Первый урок.

Игнорирование исламского фактора в стране может привести к отрицанию любой идеологической конструкции

Это чревато взрывом экстремизма на религиозной почве и попытками государственного переворота.

Второй урок.

Высокий уровень религиозности населения сохраняется

По данным института Гэллапа, 85% населения считают религию существенной частью их жизни.

Третий урок.

Экстремисты делают ставку на молодежь как на наиболее уязвимую группу

В Таджикистане это 70% населения (общее число жителей — 8,65 млн), причем большая часть — безработные.

Денежные переводы мигрантов разрушают суверенитет Таджикистана

Таким образом, по уровню религиозности Таджикистан лидирует в регионе. По мнению авторов, угроза распространения экстремизма на религиозной почве становится от этого еще более серьезной.

В республике официально действуют около 4 тыс. мечетей. Из центральноазиатских стран

именно здесь больше всего имамов на душу населения, зато меньше всего религиозных образовательных учреждений

Например, работает всего один государственный исламский институт.

Хотя

власти пристально следят как за духовными лидерами, так и соответствующими организациями

Например, имам-хатибы в полном составе назначаются Советом улемов, причем список согласовывается с госкомитетом по делам религии. С 2009 года проводится аттестация имам-хатибов. Зарплату они получают от государства, а содержание мечетей оплачивается из пожертвований прихожан.

«Жена ушла в исламскую секту и разрушила семью» — откровения алматинца

В 2017 году власти запретили назначать имам-хатибами обучавшихся за рубежом. В крупных городах во всех мечетях стоят видеокамеры. Законы прямо обязывают родителей контролировать детей в вопросах религии. В частности, не допускать их участия в деятельности религиозных организаций. А

самим детям запрещено посещать мечети до 18 лет

Наконец, комитет по делам религий имеет право рассматривать административные правонарушения самостоятельно. А с 2012 года штрафы за нарушения деятельности религиозных организаций превышают среднемесячный доход.

Особо вербовщиков интересуют молодежь и  трудовые мигранты

Для сегодняшнего Таджикистана, к сожалению,

характерна массовая миграция молодежи за границу

Причем едут не только зарабатывать, но и учиться. Зачастую речь идет именно о религиозном образовании — например, в Египте, Иране, Саудовской Аравии и других странах.

Трудовые мигранты в Казахстан едут охотней, чем в Россию — эксперты

Авторы доклада определяют этот факт как

дополнительный риск распространения радикальных идей

Причина в том, что у вербовщиков молодежь уже давно вызывает повышенный интерес. Причем не только те, что поступают «в центры сомнительной репутации», но даже учащиеся во вроде бы вполне благопристойных заведениях. Например, вербуют прямо «Аль-Азхар» — одном из престижнейших египетских исламских университетов.

Студенты, мигранты, заключенные: кто и как становится террористом ИГ

Особо авторы отмечают, что в рядах игиловцев только по официальным данным воюют более тысячи таджикских граждан. Правда, вербовали их не только среди трудовых мигрантов, но и прямо на территории страны.

Тем временем с 2011 года власти определили особый порядок получения религиозного образования за рубежом. В частности, это разрешено только после обучения в самом Таджикистане. Мало того, требуется еще письменное разрешение соответствующих госорганов.

Подходящее ли время выбрали для гуманизма?

В 2014 году уголовный кодекс в стране смягчили в части наказаний для «добровольно признавших вину и раскаявшихся» членов различных экстремистских организаций.

Между тем авторы доклада считают, что это может привести к нежелательным последствиям. Конечно, неплохо, что попавшиеся в сети вербовщиков по незнанию или легкомыслию сограждане избегут наказания. Но

опасен сам прецедент, когда в период активизации угроз государство смягчает законы вместо их ужесточения

Кроме того, в числе провокационных в докладе названа и политика США. Точнее, попытки надавить на власти Таджикистана в их религиозной политике.

В 2016 году комиссия США по свободе вероисповедания в странах мира (USCIRF) в очередном отчете заявила, что Таджикистан «вызывает особую озабоченность». И призвала надавить на правительство на высшем уровне. Между тем, считают авторы, таковое давление может привести только к обострению конфликтов.

Дело в том, что одно из требований USCIRF — поспособствовать «немедленному освобождению лиц, заключенных под стражу за религиозную деятельность, либо за религиозную принадлежность». То есть и требуют

освободить также представителей откровенно деструктивных течений и террористических организаций

А это уже может породить «чувство безнаказанности за экстремистскую деятельность в таджикском обществе».

Хотя ситуация в целом стабильна, многие угрозы сохраняются

При этом

неожиданно в стране активизировались еще и представители различных западных сект

К исламу они никакого отношения не имеют, зато тоже отлично финансируются.

Некоторые работают под прикрытием гуманитарных организаций

и уже успели достичь определенного успеха в обществе, поскольку в числе прочего еще и оказывают материальную помощь местным. В этой части работы авторы сослались на книгу ученого Н. Махмадиева «Социальные корни религиозного экстремизма в Таджикистане».

Тем не менее авторы подчеркивают, что на сегодня внутриполитическая ситуация относительно стабилизирована. И это положительно влияет на религиозные отношения в обществе.

Вместе с тем

угроза распространения экстремизма на религиозной почве не спадает, а набирает обороты

Связано это, по мнению экспертов, с низким уровнем социально-экономической обеспеченности и внешними причинами.

Продолжение следует