18+
Нур-Султан
Сейчас
17
Завтра
14
USD
386.34
0.00
EUR
427.25
0.00
RUB
5.88
0.00

Почти утраченная традиция казахов: траурное кочевье — «қаралы көш»

В старину была традиция «Қаралы көш» (Траурное кочевье). Слово «көш» (переезд) имеет множество значений — это и переезд на близкие расстояния, и на дальние летние пастбища и зимовки. После кончины человека семья и родичи весь год придерживались традиций по этому случаю, обязательных к исполнению.

К таковым относили:

  • «Қаралы ту тігу» (установление траурного флага),
  • «Қара жамылу» (надевание траурной одежды черного цвета),
  • «Ат тұлдау» (определение коня усопшего для жертвы на годичных поминках),
  • «Жоқтау» (песенный плач, исполняемый в день смерти, по прошествии семи, сорока дней и в годовщину),
  • «Дауыс шығару» (плач по усопшему, исполняемый каждое утро женой, дочерьми, родственницами и аульными женщинами),
  • «Әшекей тақпау» (отказ от украшений),
  • «Қаралы әйел» (вдова умершего при посторонних целый год сидела за занавеской),
  • «Қара кілем жабу» (Покрытие вьюков черными коврами).

Есть и другие традиции, которые обязательно выполнялись до годовщины траура по усопшему, вплоть до выполнения традиции «Найза сындыру» (переламывание копья).

Как казахи в древности принимали роды — традиция «Жарысқазан»

Траурное кочевье

К таким обязательная традициям и относится снаряжение траурного кочевья «Қаралы көш».

Ученый Шайзада Тохтабаева пишет:

«Дочь усопшего, если он был главой рода, продолжала свой плач, возглавляя траурную перекочевку. Она вела на поводу «Тұл ат» – посвященного коня, держа в руке траурное знамя, возглавляла караван в окружении подруг и могла надеть зимнюю шапку отца задом наперед».

Траурное кочевье — «қаралы көш» . Фото с сайта Vlast.kz

Традиция в классике

Траурное кочевье описал великий казахский писатель Мухтар Ауэзов в своем романе-эпопее «Абай жолы» (Путь Абая), который многие известные личности мирового масштаба назвали энциклопедией казахской жизни.

И такая оценка действительно очень справедлива, так как Ауэзов родился в 19 веке и не просто был свидетелем кочевой жизни, он в ней жил. Его могучий талант донес до наших дней уклад того времени таким, каким он действительно был.

«На вершине холма появился огромный конский табун и начал спускаться по склону и широкому оврагу. Белые и серые кони, фыркая, безостановочно двигались вперед; слышалось ржание жеребят и стригунов; молодые кони, вырвавшись из табуна, носились кругами по траве. Лошади, на которых приехали дети, услышав приближающийся топот, тоже забеспокоились. Подняв уши и заржав, они, неловко подпрыгивая в своих путах, направились к табуну. Дети бросились к ним.

В безлюдном месте табун мог появиться только с кочующим аулом. И когда ребятишки вскочили на своих стригунов, на возвышенности, откуда только что спустился табун, в самом деле показалась кочевка.

Традиция казахской взаимопомощи — Сыбаға беру

Впереди шел караван из пятнадцати верблюдов. За ним длинной растянутой вереницей двигались остальные – из десяти, пятнадцати и восьми верблюдов. За табунами ехали всадники, вооруженные соилами и шокпарами. Изредка попадались жигиты, державшие на руке беркутов в колпачках.

Караван, который двигался за верховыми, поразил и мальчиков, и самого Абая.

Он был окружен множеством женщин на конях. И юные девушки и женщин всех возрастов – все они были богато одеты и сидели на отборных кобылах и бегунах. Седла, уздечки и нагрудники сверкали на солнце серебряными украшениями. Впереди стройным рядом ехали несколько девушек, ведущих на поводу оседланного темно-серого коня с подстриженными челкой и хвостом. За ними следовала исхудалая бледная пожилая женщина в черном платке. Вьюки на всех пятнадцати верблюдах были покрыты черными коврами, темными вышитыми покрывалами и пестрым кошмами с черным узором. От всего шествия веяло глубокой скорбью и глубокой торжественностью.

Мальчики невольно остановились, не смея пересечь путь необыкновенной кочевки. Они с удивлением и любопытством смотрели на странное торжественное шествие, пропуская его мимо себя.

Когда девушки, открывшие шествие, подъехали ближе, они о чем-то перемолвились между собою и тотчас изменили строй своего ряда – две из них выехали вперед, ведя на поводу оседланного темно-серого коня.

Уважение старших: Үлкендi сыйлау — самая важная традиция казахов

…это шла траурная кочевка Божея. Остриженный траурный конь шел под седлом умершего. Красная шуба хозяина покрывала коня. К передней луке седла была прикреплена плеть Божея, на которую был надет его малахай. Но внешний вид двух девушек, выехавших вперед, действительно был совсем необычным: на головах их был мужской головной убор –черные тонкие шапки из мерлушки, крытые черным же бархатом. Но мало того, что обе надели головные уборы, не принятые у девушек, они надели их задом наперед, прикрыв назатыльниками лица.

Заметив, что встречные остановились, пропуская кочевку, эти две девушки затянули поминальный плач. Остальные пять, следовавшие за ними, выровняли ряд и присоединились к пению. По старому обычаю, девушки траурной кочевки, проезжая мимо аулов и незнакомых путников, должны заводить плач».

В начале двадцатого века казахский народ в силу разных причин перестал кочевать и перешел на оседлый образ жизни. Поэтому казахи теперь не снаряжают «Қаралы көш». Но древняя традиция не забыта.