18+
Нур-Султан
Сейчас
22
Завтра
14
USD
386.34
0.00
EUR
427.25
0.00
RUB
5.88
0.00

Нацбанк перестал влиять на обменный курс, и это правильно — эксперт

Регулятор опубликовал статистику по интервенциям на внутреннем валютном рынке за последние 22 года. Динамика такова, что больше всего валюты на рынок Нацбанк выбросил в 2014, а в 2015 грянула девальвация.

Со стороны руководства Нацбанка периодически звучат заявления, что регулятор взял курс на прозрачную политику. Какие подводные течения ждут страну? О своем видении медиапорталу 365info.kz рассказал экономист Асет Наурызбаев.

martabergada.com

Предсказуемый регулятор

— Опубликованная Нацбанком статистика говорит о том, что регулятор перестал вмешиваться в формирование курса, — считает эксперт.

— В 2018 году валютная интервенция случилась только единственный раз — в сентябре, в 2017 — четырежды. 

— Не совсем так. Они показали сальдо. В эту статистику могло попасть не все, что было реально сделано. Но все равно общая картина в целом правильная, опять же с поправкой на казахстанские реалии. Конечно, когда ранее происходили какие-то большие движения, Нацбанк забывал о своей «девственности». Теперь в обществе появилось понятие приличий. Если раньше, утрирую, можно было просто ходить в чулках и короткой юбке, теперь другой стиль — деловой, при котором нет навязчивого приставания к клиентам.

Асет Наурызбаев

Асет Наурызбаев

У Нацбанка есть две руки — правильная и неправильная. Сокращение интервенций — движения правильной руки

Но нужно понимать, что дьявол, толкающий на непристойные поступки, тоже никуда не делся, он остался в Нацбанке. Публикация открытых данных о действиях на внутреннем валютном рынке — упорядочение действий регулятора, который ранее действовал втемную. Курс формировался искусственно, за что Нацбанк постоянно попадал под критику. Нужно определяться, как действовать.

Можно, конечно, пойти курсом жесткой фиксации курса, которая приведет к ухудшению жизни казахстанцев

Если нужна шоковая терапия, тогда так и говорите: «Народ, мы применяем шоковую терапию. Вам будет больно несколько лет, но за счет этого вы будете больше шевелиться и через три года у нас будет совсем другая страна».

Шок для экономики

— Исходя из графика, наибольшее нетто продажи приходится на 2014 год — 22 млрд долларов. В девальвационный 2015 цифра почти в два раза меньше. 

— Поэтому девальвация и произошла. Об этом напоминает Нацбанк все время, когда казахстанцы поехали в Россию за покупками: кто-то за машинами, кто-то за пылесосами.

На самом деле, то, что сейчас делает Нацбанк, — это правильно. Мы на последней встрече дискутировали по поводу 520 млн долларов интервенций, потраченных в сентябре. Консенсуса нет. Кому-то нравится, что произошло, кому-то нет. В целом я тоже считаю, что паникерам нужен урок. Да, он дорогостоящий, но паника населения компенсируется не только деньгами, но и вербальными интервенциями. Эмиссия делается двумя способами. Первая — кредитная, за которую я все время голосую. Вторая — за счет продажи резервов, когда у банков скупаются доллары или тенге. Все эти минусы в графике Нацбанка — нетто продажи. Продавали доллары и покупали тенге.

Соответственно,

изымали из экономики тенговую массу. Значит, у банков оставалось меньше денег для кредитования

И это не есть хорошо. Форекс форексом, валютные операции валютными операциями, а кредитование экономики не должно идти через механизм скупки или продажи долларов.

Нужно использовать мягкий курс

— Поэтому экспертное сообщество порекомендовало разделить контроль на валютном рынке и активные игры на нем. Контроль валютного курса должен идти через другие инструменты, иначе это отражается на всей денежно-кредитной политике. Моя позиция в том, что

Нацбанк должен уходить с валютно-обменного рынка, чем он сейчас и занимается

Если Казахстан за счет курса сможет производить что-то дешевле, он конкурентоспособен. А когда деньги из экономики изымаются, в том числе путем скупки тенге и продажи долларов, возникает нехватка ресурсов. И с точки зрения конкурентоспособности мы теряем позиции.

Да, можно прийти на рынок совершенно неподготовленным, но при этом получить иммунитет и мобильность

Готова ли страна к таким резким движениям? Я считаю, не очень. Поэтому политику мягкого курса надо использовать для реализации некой программы по внедрению новейших технологий для нового поколения предпринимателей.

А сейчас шоковая терапия принесет только личные драмы и разорение предприятий

Регулятор — не нянька

— Если бы в сентябре не было интервенций в полмиллиарда долларов, каким был бы курс?

— Откатились бы. Это была спекулятивная атака. Конечно, есть влияющие на курс фундаментальные факторы. Это арбитраж между рублем и долларом, главный наш драйвер. И скорее всего, при сохранении курса рубля мы бы откатились обратно.

Снова бы нашлись перекупщики, которые в панике побежали бы в обменники и накупили долларов по 380 тенге. И снова последовали бы жалобы на Нацбанк.

Но регулятор — не нянька, он страхуется в силу политических ограничений. И уже давно пора привыкнуть к этому

Поэтому когда началась паника, Нацбанк решил остановить рост курса. При этом он сам, с точки зрения хозяйствующего субъекта, деньги не потерял, а заработал. Поэтому к нему претензий очень мало.

Я вообще не хотел бы оказаться на месте Нацбанка в тот момент, когда почти начался штурм обменных пунктов. Кто был в поле в момент развития событий, тому и принимать решения.

Теперь, после того, что уже сделано,

нужно наращивать прозрачность своих действий — выводить из зоны спекулятивных действий свои сделки

Влияние на курс спекулятивных атак должно снижаться постоянно. Они с этим согласны. Вопрос только в скорости и внезапных действиях другой руки, которая иной раз заставляет Нацбанк выполнять некорректные действия.