18+
Нур-Султан
Сейчас
18
Завтра
19
USD
386.82
0.00
EUR
428.67
0.00
RUB
5.86
0.00

«Казатомпром» резко увеличил выплату дивидендов одному акционеру. Почему?

«Казатомпром» по итогам 2017 года в несколько раз увеличил выплату дивидендов. Компания готовится к IPO.

Финансовыми показателями «Казатомпрома» заинтересовались экономисты. Несмотря на снижение объемов производства урана, по сравнению с 2015 и 2016 годами

выплата дивидендов единственному акционеру в лице фонда «Самрук-Казына» выросла в разы

В частности, в 2015 году нацкомпания произвела 23,6 тн урана, в 2016 — 24,5 тн, а в 2017 — 23,3 тн. При этом объявленные дивиденды составили 2,3, 12 и 65,8 млрд тенге соответственно. То есть

акционер по итогам 2017 года получил в 28 раз больше дивидендов, чем в 2015 году

Чем обусловлен резкий рост? Об этом и многом другом мы поговорили с экономистом, доктором делового администрирования Ерланом Ибрагимом.

Ерлан Ибрагим

Ерлан Ибрагим

Выплата дивидендов — это нормально

— «Казатомпром» собрался выходить на IPO. Почему при снижении производства в разы выросли выплаты дивидендов?

— Компанию надо делать привлекательной для инвесторов. И как правило, одним из показателей привлекательности является прибыль с выплатой дивидендов. Вообще, сам факт выплаты или невыплаты не является чем-то очень хорошим или плохим. Это один из многих показателей деятельности компании. Но есть инвесторы, которые предпочитают регулярную выплату дивидендов.

Если посмотреть опыт казахстанского бизнеса, выходившего на международное IPO, почти все компании начинали за 2-3 года до события показывать рост выплаты дивидендов

Назову 10 из них. Это «Казкоммерцбанк», «Альянс банк», «Разведка Добыча КазМунайГаз», «Казахмыс», Евразийская группа, Shagala Group, «Казахстан кагазы», «Халык банк», «Казцинк». Все они, как и «Казатомпром», показывали рост выплаты дивидендов. Хотя прежде активно этим не занимались.

— То есть можно сказать, что это искусственно завышенные результаты деятельности компании только для улучшения ее привлекательности?

— Не совсем корректно использовать слово «искусственно». Выплата дивидендов — вопрос управленческий. Компания может их выплачивать или не выплачивать.

Если бизнес прозрачный и в нем исключены любые махинации, невыплаченные дивиденды остаются в нераспределенной прибыли

Капитализация компании увеличивается. Когда дивиденды выплачены, отчасти капитализация снижается.

Когда разумно выходить на IPO?

— Но дивиденды выплачиваются только в случае прибыльности компании? Или при убыточности тоже?

— Если компания не прибыльна, дивиденды тоже могут выплачиваться. Например, из предыдущей не распределенной прибыли. Но когда компания готовится к IPO, она в любом случае начинает выплату дивидендов, чтобы быть более привлекательной.

— На фоне снижающихся цен на уран выход «Казатомпрома» на IPO разумен?

— Как правило, в случае снижения каких-то отраслевых показателей выходить на IPO не совсем правильно. Однако бывает, что первая публичная продажа акций связана с нехваткой средств для дальнейшего роста и развития. Причем это тот самый дополнительный капитал, который не нужно возвращать сразу. Поэтому продается часть доли и привлекаются деньги с рынка.

Проведение успешного IPO обуславливается рядом показателей — например, ростом в отрасли

А когда компания выходит на IPO в период снижения, это негативно отражается на результатах размещения.

— Единственный акционер «Казатомпрома» — фонд «Самрук-Казына». Как в таком случае расценивать действия владельца? В компании плохи дела?

— Этот вопрос в первую очередь нужно адресовать тем, о ком идет речь. Мне сложно отвечать за действия других. Но в практике есть такое негласное понимание ситуации — продать любой ценой.

Кто купит «Казатомпром»?

— То есть даже вам, человеку, который в таких вопросах разбирается, сложно предположить, чем это обусловлено?

— Если бы я был независимым аналитиком и у меня бы спросили, стоит ли выводить компанию на IPO в такой ситуации в отрасли, я бы однозначно сказал нет. Лучше все-таки дождаться роста на рынке.

— Есть предположения, что при проведении IPO акции будут скуплены китайскими и российскими инвесторами. Можем ли мы говорить о том, что на выходе получим «Казатомпром» с участием китайцев и россиян?

— В этом и заключается особенность IPO, когда компания не может контролировать, кто станет ее владельцами. Во-первых, нужно понимать, какой объем акций будет продаваться. Обычно от общего капитала компании это от 10 до 40-50%.

Когда эти показатели слишком высокие, это свидетельство неуверенности владельцев бизнеса в его успешности

Небольшая доля — 10-20% — это самый приемлемый вариант, когда компания нехватку средств восполняет публичным размещением.

— Этой статистики мы пока не знаем.

— Есть определенные условия. IPO можно проводить по закрытой подписке, когда покупателю выставляются определенные требования.

Но, как правило, когда компания выходит на IPO, она не может выбирать покупателя ценных бумаг. В этом и заключается рыночность этого процесса. Стать инвестором может любой желающий.

Понятно, что в состав владельцев «Казатомпрома» будут заходить те, кто хорошо знает отрасль

Иногда может быть и так, что на IPO выводится компания, в покупке акций которой заинтересован определенный и конкретный круг инвесторов.

Прозрачность — залог успеха

— Свои?

— Возможно, и свои. Пока компания закрытая, движение по капиталу видно только определенному кругу лиц. Но как только она выходит на IPO, ее деятельность становится прозрачной. За атомной промышленностью будущее, но при этом всем известно, что история «Казатомпрома» неоднозначна. Пятно событий 2009 года останется на репутации нацкомпании.

— Если она все же выйдет на IPO, отрасль будет ждать расцвет?

— Так утверждать неправильно.

«Альянс банк» тоже выходил на IPO, его судьбу мы знаем. «Казком» выходил, его тоже нет

Евразийская группа также выходила на IPO, но потом они сделали делистинг и отказались от дальнейшего размещения. Потому что IPO — это очень непросто. Компания становится очень прозрачной.

Есть такая присказка: IPO — это как выдача невесты замуж.

Но жених видит невесту только после свадьбы, а во время IPO ее раздевают до замужества

Компания будет очень прозрачной, для потенциальных инвесторов раскрываются все нюансы. С таким грузом даже такой гигант, как Евразийская группа, не смогла справиться. Когда они выходили на IPO, Патоху Шодиеву и Алиджану Ибрагимову было рекомендовано выйти из совета директоров, чтобы не дискредитировать предстоящее IPO. То есть даже их репутация ставила вопрос на успешности выхода на IPO всей группы.

Коррупция пугает инвесторов

— Скандал с Джакишевым как может повлиять на результаты размещения?

— Уместно было бы провести параллели с развитым открытым рынком. Например, Tesla. Когда Илон Маск дает интервью и публично заявляет, что курит анашу, акции падают в цене. Хотя, казалось бы, при чем здесь анаша и акции компании? Как мы видим, очень даже. В нашем случае все будет зависеть от того, кому предложат доли в компании и как будет проходить подготовка к IPO. Если захотят прозрачности, рассказать придется все. И история с Джакишевым обязательно всплывет.

— Это как случилось с отказом Shell из-за коррупционных рисков покупать долю в КМГ?

— Безусловно. Если посмотрим опыт десяти казахстанских компаний, выходивших на международный рынок IPO, а я имею в виду западный рынок, все десять фактически делистингововались. Не знаю, что там с Халыком, но не уверен, что и они сильно успешные. Инвесторы все это прекрасно понимают.

И западные инвесторы понимают, что с казахстанскими компаниями нужно быть осторожными

Есть другой момент — есть IPO и в Юго-Восточной Азии. Например, растущий рынок Китая. Там никто не будет сильно заморачиваться историями 10-летней давности. Но это уже и не тот уровень, как в Европе. Одно дело размещаться в Лондоне и совсем другое — в Сингапуре или Гонконге. Хотя их рынки и сильно растут.