Нур-Султан
Сейчас
6
Завтра
2
USD
425
+1.44
EUR
498
+0.42
RUB
5.56
-0.01

Урал — последняя живая река, и мы ее теряем

728

— По местам! – командует руководитель и основатель экспедиции Елена Тарасенко. 24 экипажа – по два человека в байдарке – хватаются за весла.

…Зыбкие песчано-глиняные плесы с одной стороны, с другой — крутые яры, каждый из которых имеет свое название. Непроходимые дебри лиственных деревьев и кустарников, обилие ягоды и крутые изгибы речного тела – картина первозданной красоты! Да вот только любоваться ею некогда: то и дело обстановка заставляет ловить попутный ветер и стремнину. Ухватились, и тогда навьюченную как верблюд байду легче гнать вперед, к очередному привалу…

А пока что рулевой, он же капитан Жоров, и матрос – двигатель двухместного судна Шупейкин, всматриваются в речную зеленую гладь, чтобы не напороться на топляк. Для матерчатой байдарки это проблема из проблем – сук утопленного дерева, едва видимый на поверхности (а таких здесь тысячи) при наезде пропорет не только днище, но и ту точку, на которой байдарочники сидят. Так что…

— Смотри в оба! – напутствует Айвар из службы спасения ДЧС Уральска, сопровождающий наш поход.

И если бы только топляки загромождали судоходный путь в Урале!

Вот что говорит о нынешнем состоянии некогда судоходной водной артерии академик Александр Чибилев:

— Сейчас у реки следующие проблемы: зарегулированность стока в верхнем плесе, уничтожение воспроизводства осетровых — это главный индикатор состоянии рек, а мы его потеряли, так как у нас нет единой системы природопользования от истока до устья. Напомню, в 1977-1980 годах осетровые были главным брендом реки. Возродить их можно только при наличии единой экосистемы. И Урал для этого сохранил свой потенциал. Для глубокого решения проблем бассейна Урала необходимо создание единого научного российско-казахстанского центра.

За последние 20 лет произошли большие изменения в водном хозяйстве, в эколо­гическом состоянии реки и ее бассейна, изменилась геополитическая ситуация. Бассейн Урала стал трансграничной территорией, а сама река — международной. Все это повлекло за собой появление целого пласта новых проблем, решение ко­торых зависит от правительства двух государств — России и Казахстана.

Большой урон воспроизводству осетровых наносит браконьерство, делают выводы ученые, однако никто не подсказывает выход для тех, кто потеряв рабочее место, устремляется с неводом на реку. Честно говоря, на протяжении 200 отмаханных веслами километров рыбаков с удочками мы встретили мало. А браконьеров и вовсе не видели – мастера рыбной ловли работают ночью.

Зато встречались с местными жителями. Как оказалось, они давным-давно переродились в одну семью и нацию – приуральную (не путать с уральской, это там, на Уральских горах. А у нас никто из местных не скажет иначе, чем «приуральный, приуральная» и про себя, и про водицу из славной реки).

И в городке Индер на Атырауской земле, и в Чапаево, райцентре Западно-Казахстанской области, селах Кожехарово и Бударино сложился этакий человечий казахско-русский монолит.

Причем, по уверению не казахов, язык коренного населения им гораздо понятнее и удобнее в бытовом плане.

— А у нас все двуязычные, — гордо говорит 72-летняя уроженка села Коловертное Галина Питерскова.

— Здесь родились не только мы, но и наши деды, куды-ж нам с родины ехать? Мы таперича казахи уральные. А Урал наш кормилец, поилец, такой же, как и мы, труженик, — вторит ей «чапаевец» Александр Кутин.

— Чего же вы, братцы, берега не чистите? – спрашиваем мы.

— Да то приезжие их засоряют…

…На привалах и ночевках убираем не только за собой – то святое дело каждого хомо более менее сапиенс — но и за теми, кто приезжает на Урал покупаться да порыбачить. Но что делать с коровьими лепешками – ума не приложим, ими заминированы все берега у сел. Ну не прикажешь же коровам после выпаса терпеть до родного куреня… Хотя еще при батюшке царе скот к Уралу старались не подпускать, чтобы не загрязнял воду, которая шла без очистки на питание. Водопой для животных устраивали на окрестных старицах и озерах, а за порядком следил страж Урала — и такие были в каждом селе вдоль всего русла.

…Идем, вернее, переезжаем на автобусах под флагами двух держав к поселку Индер, там проведем Круглый стол, так сказать, итоговый.

Жара! На термометрах 44 градуса, а местные жители встречают нас юртой в степи и дискомфорта не ощущают.

Спасибо им!

— Рахмет вам за то что поднимаете наши проблемы с Уралом, — говорят они.

…Переход из Индера в древнюю столицу казахов Сарайшик оказался самым трудным, экипажи шли при жаре в 48 градусов!

Тем не менее и развалины древнего города осмотрели, и берег Урала в этом месте привели в порядок.

… Последняя ночь в походе. Горит костер. На память почему-то приходит библейское:

«…Вначале было Слово. И Слово то было «БОГ»… И создал БОГ все сущее на Земле…». Верно, красиво было раньше на планете?..

И чего мы не бережем божьи творения?

Николай Жоров, Василий Шупейкин. Алматы — Уральск — Акжаикский район, село Чапаево — село Бударино — поселок Индер — село Сарайшик — Атырау — Алматы.

© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter