18+
Нур-Султан
Сейчас
26
Завтра
14
USD
386.82
0.00
EUR
428.67
0.00
RUB
5.86
0.00

Легенды и мифы о мигрантах: рабство, радикалы, терроризм…

Эти мифы — лишь издержки действующей серой схемы поставки нелегальных работников в Россию и Казахстан, но не массовое явление.

Трагическая гибель 52 узбекских рабочих в сгоревшем автобусе показывает, что все эти люди оказались вместе в одном транспортном средстве не случайно — их кто-то собрал. Система поставки трудовых мигрантов низкой квалификации в Россию и Казахстан сформировалась уже давно. По словам политолога Ирины Черных, во главе ее в основном встали бывшие трудовые мигранты, которые адаптировались и выбрали для себя роль посредников. Они начинают рекрутировать своих сограждан, желающих тоже попытать счастья за рубежом.

Посредники из своих же

— Серые схемы поставки трудовых мигрантов были выявлены мной при проведении исследования в данном направлении несколько лет назад. Я тогда делала интервью преимущественно с женщинами из Узбекистана, которые работали в Казахстане в качестве домашних работников. По словам многих из них, они приехали по приглашению подруги или родственницы.

Наличие соплеменников облегчает трудовым мигрантам адаптацию в новой стране, дает возможность быстро найти работу

Трудоустройство через них не стоит наемным работникам практически ничего, в отличие от сотрудничества с рекрутинговыми агентствами. Да и они сами предпочитают не работать с мигрантами из стран Центральной Азии, если речь идет о низкоквалифицированной рабочей силе, — отмечает Черных.

Земляки-посредники снимают для работников самое дешевое жилье, организовывают их транспортировку на самом бюджетном транспорте. Но мигранты не ропщут — экономия входит в их интересы. По мнению ряда экспертов, иногда посредникам удается «договориться» на границе, если у кого-то из мигрантов есть проблемы с документами, или организовать переход границы «через двор».

Кто попадает в рабство?

— Да, такие посреднические структуры существуют, потому что на них есть спрос. Анализировать их деятельность достаточно сложно, так как они находятся в «сером поле». В данном случае речь в большей степени идет о функционировании самой мигрантской сети, в которой задействованы родственные и земляческие связи и механизмы. Но я бы не стала драматизировать ситуацию, называя трудовых мигрантов из Узбекистана или Таджикистана «современными рабами», как любят некоторые. Это их осознанный выбор. И все же нередко бывает, что желая подзаработать и обрести лучшую жизнь, мигрант остается в проигрыше, — замечает политолог.

Порой нелегальные трудовые мигранты в России и Казахстане сталкиваются с невыплатой зарплат работодателями

А иногда и вовсе попадают в трудовое рабство. Но как отмечает Черных, таких случаев не так много.

— Это не массовое явление. В рабство, как правило, попадают те, кто имеет достаточно низкий образовательный уровень. Иногда это люди, склонные к алкоголизму и бродяжничеству. Поэтому их легче заманить в такие сети. Человек более ли менее образованный, знающий законодательство на том или ином уровне, осознанно принимающий решение мигрировать и в этой связи собирающий информацию о той стране, куда он намерен ехать, не попадает в такие крайние ситуации.

Не стоит нагнетать ситуацию

С этой точки зрения, я считаю, неправильно связывать и трагическую гибель 52 граждан Узбекистана в автобусе с трудовой миграцией.

В том злополучном автобусе также могли оказаться и граждане Казахстана

Проблема в данном случае касается технического состояния автобусного парка и его контроля со стороны ответственных органов. Наверное, и случай этот получил такую широкую огласку из-за того, что в нем оказались именно узбекские мигранты, — считает Черных.

По ее мнению, у трудовых мигрантов, приезжающих работать в Казахстан, сегодня больше прав, чем кажется на первый взгляд. И нужно это до них доводить.

Работники молчат, работодатели не шевелятся

— В Казахстане миграционное законодательство постепенно либерализируется. Так, например, были введены поправки, связанные с введением категории так называемого работника. Механизм получения такого статуса достаточно прозрачен и прост. Но как показывает опыт, зачастую работодатели — граждане Казахстана, нанимая этих работников, как и сами мигранты, не «заморачиваются» насчет того, чтобы работать легально. Работодатель должен попросту зарегистрировать у себя работника, а работник оплатить небольшую сумму в качестве налога на прибыль (своеобразного патента), тогда он сможет спокойно работать в течение года, не выезжая каждые два месяца. Но работодатель этого не делает. Думаю, что в данном случае необходимо, с одной стороны, вести разъяснительную работу среди мигрантов и потенциальных работодателей о необходимости легализации трудовых работников, с другой – усилить контроль со стороны ответственных органов за исполнение данных норм. Тогда изменить ситуацию будет возможно, — убеждена Черных.

Сколько трудовых мигрантов в Казахстане?

Государство через свои ответственные институты, по ее словам, должно усилить информационную работу в мигрантской среде, рассказывая о том, какие у них есть права и возможности при осуществлении трудовой деятельности в РК.

— Также важно информировать наших граждан, которые планируют осуществлять свою трудовую деятельность на территории стран — членов ЕАЭС. В этом направлении эффективно могут работать и уже работают некоторые казахстанские НПО, фокусирующие свою деятельность на мигрантах. До трудовых мигрантов, приехавших к нам из соседних государств – Узбекистана, Таджикистана, Кыргызстана, необходимо доносить, что в их же интересах работать в нашей стране легально, поскольку легальный статус позволяет получать им доступ к медицинским услугам и другим социальным благам, — говорит Черных.

На сегодняшний день, по словам политолога, определить точное количество нелегальных трудовых мигрантов, приезжающих в Казахстан, непросто, учитывая то, что при въезде мало кто из них указывает, что приезжает на заработки.

— Ряд экспертов решили определить, какова данная статистика по денежным переводам. Конечно, показатели эти не совсем достоверные, учитывая, что часть мигрантов увозит деньги с собой. И все же по данному исследованию оказалось, что

примерное количество мигрантов, работающих в Казахстане из Узбекистана, Кыргызстана и Таджикистана, за 2016 составило порядка 1,2 млн человек,

— отмечает она.

Мигранты не становятся радикалами

По наблюдениям Ирины Черных, на сегодняшний день в стихийной трудовой миграции многие склонны видеть угрозу —

  • угрозу безопасности,
  • угрозу национальному рынку труда,
  • угрозу криминализации.

Бытует мнение, что тяжкие условия труда подталкивают мигранта искать утешение в радикальных религиозных течениях.

Но по ее мнению, это преувеличение.

— Не так давно под эгидой Международной организации миграции было проведено исследование на этот счет. И

не нашли прямой связи с тяжелыми условиями, которым подвержены мигранты, и риском их радикализации

К тому же не было выявлено таких мигрантов, которые попали под влияние деструктивных религиозных течений на территории Казахстана. Так что я думаю, эти люди угрозу нам не несут. Вообще, увеличение миграционных потоков — это глобальный тренд, которому подвержены все страны, и мы не исключение. И это надо понимать, — заключает политолог.